Top.Mail.Ru
Неправовое поле

Задолженность по отпуску

Судебный казус или пугающий прецедент?

Пожалуй, каждому человеку приходилось хоть раз обращаться в суд. Крайнее средство, прибегаешь к нему неохотно, да что делать, если иначе проблему не решить. Так рассудила и Татьяна Г. - работник Красноярского завода цветных металлов с 33-летним стажем...


Последние 14 лет Татьяна Г. трудилась цементаторщиком в цехе аффинажного производства ОАО “Красцветмет”, а до того работала сменным мастером. Обе должности принадлежат к категории вредных, и работнику полагается дополнительный отпуск.
Напомним, что Список производств, цехов, профессий и должностей с вредным условиями труда, работа в которых дает право на дополнительный отпуск, сокращенный рабочий день, утвержден постановлением Госкомтруда ВЦСПС от 25.10.1974 (№ 298/П22).

6 сентября 1992 года был введен в действие Закон РФ “О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РФ”, который увеличил количество отпускных дней. С этой даты ежегодный оплачиваемый отпуск должен был длиться не менее 24 рабочих дней. Иначе говоря, все дополнительные оплачиваемые отпуска - в том числе за работу во вредных условиях - должны были присоединяться к тем самым 24 рабочим дням отпуска.
Однако в ОАО “Красцветмет” этот закон стал выполняться лишь спустя десятилетие - с февраля 2002 года, когда вступил в силу новый Трудовой кодекс. Только с 2002 года к основному оплачиваемому отпуску занятых во вредных и опасных условиях труда работников стали приплюсовываться еще 18 дополнительных дней (ранее таковых было всего шесть).

Татьяна Дмитриевна подала иск в суд о предоставлении ей дополнительного отпуска за работу во вредных условиях труда за период с 6 сентября 1992 года по 1 февраля 2002 года и о компенсации морального вреда. Иск был составлен с помощью профсоюзных юристов, представителем же истицы в суде выступил заместитель председателя крайкома Горно-металлургического профсоюза России по правовой работе Вячеслав Чеченя.
Надо заметить, что подобное дело в судебной практике Красноярской краевой организации ГМПР - отнюдь не первое. Еще бы! Ряд официальных материалов (некоторые из них будут перечислены ниже) свидетельствует о праве работника на отпуск, и суды Российской Федерации регулярно выносили решения в пользу работника. Так вот, год назад группа работников “Красцветмета” уже обращалось в суд по сходному вопросу - о предоставлении ранее не использованного отпуска и о компенсации морального вреда. Тогда, в 2008 году, иски об отпуске были удовлетворены. Суд обязал работодателя предоставить работникам дополнительный оплачиваемый отпуск (одному человеку в количестве 210 календарных дней, другому - 118) и выплатить компенсацию морального вреда (по 10 000 руб.). Третий же истец, уволившийся с завода по собственному желанию, получил денежную компенсацию за неиспользованный отпуск (121 514 руб.).

В нынешнем году Татьяна Дмитриевна и ее коллеги, тоже с помощью профсоюза отстаивавшие свои права на отпуск, получили в ответ отказ. Главным аргументом против удовлетворения их иска стал... пропуск трехмесячного срока обращения в суд.
- Но ведь ни ответчик, ни судья в вынесенном решении не указывают, с какого периода нужно вести отчет! - недоумевает Вячеслав Геннадьевич. - Согласно ст. 120 ТК РФ дополнительные отпуска суммируются с ежегодным основным оплачиваемым отпуском. Если работодатель не предоставил дополнительный отпуск в полном размере, значит, именно со дня выхода на работу после отпуска должен отсчитываться трехмесячный срок, во время которого можно обращаться в суд?

Не слишком ли жесткие рамки? И неужели работник должен бегать по судам в то время, когда он официально числится на работе?
Статья 124 Трудового кодекса указывает на обязанность работодателя предоставить дополнительный отпуск в следующем году. Стало быть, срок обращения в суд может отодвигаться с каждым годом?

В общем, как бы то ни было, а ситуация довольно запутанная и очень напоминает старинный спор о том, с какого конца нужно разбивать яйцо - с тупого или с острого.

Одно можно сказать с полным основанием: в результате таких вот “махинаций” работодателя с отпуском (которые почему-то находят сочувствие у судебных органов) нарушается основной закон нашей страны - Конституция РФ, ст. 2 которой гласит, что высшей ценностью является именно человек, его права и свободы.
Идем далее. В ст. 127 ТК РФ говорится, что при увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска. Следовательно, при увольнении работодатель все-таки признает право работника на все дни отпуска и выдает ему денежную компенсацию? Когда же человек работает, его и в отпуск не обязательно отправлять?..
Профсоюзная юриспруденция настаивает на том, что нарушение права работника на дополнительный отпуск носит “длящийся характер”. “Длящийся” - то есть выраженный “в непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении обязанностей, возложенных на нарушителя законом” (п. 14 постановления пленума Верховного суда РФ от 24.03.2005).

- Если человек работает, то упомянутое выше правонарушение - это длящиеся правонарушение, и на работодателе лежит обязанность предоставлять ежегодные дополнительные оплачиваемые отпуска за работу во вредных условиях труда в течение всего периода работы. Если это не делается, то обязанность с работодателя не снимается, - уверен Чеченя.
Это мнение подтверждается и научным сообществом. Вот, например, только одна цитата из “Комментариев к Трудовому кодексу РФ”, изданных Московской государственной юридической академией под редакцией заслуженного деятеля науки РФ, академика К.Н. Гусова: “...Полагающиеся работнику отпуска не пропадают, даже если он своевременно их не использовал: либо полагающийся отпуск должен быть предоставлен в натуре, либо заменен денежной компенсацией”.

...Тем не менее, все эти доводы не произвели впечатления на суд. Сначала отрицательный вердикт вынес Ленинский районный суд Красноярска. Не согласившаяся с ним истица подала кассационную жалобу в судебную коллегию по гражданским делам краевого суда, однако и эта инстанция оставила решение без пересмотра, не найдя для того оснований. Тогда Татьяна Дмитриевна (а также несколько других работников “Красцветмета”, оказавшиеся в сходной ситуации) обратилась в Верховный суд РФ. Но и там их ждало разочарование:
- Оснований для пересмотра судебных постановлений в порядке надзора по доводам надзорной жалобы, изученным по материалам, приложенным к ней, не установлено, - таков был ответ.
Татьяна Дмитриевна и ее коллеги не останавливаются и обращаются с еще одной надзорной жалобой, теперь уже к председателю Верховного суда РФ. “Приложенные” материалы те же - ст. 37 Конституции РФ (“Работающему по трудовому договору гарантируются установленные федеральным законом выходные и праздничные дни, оплачиваемый ежегодный отпуск”); ст. 4 Конвенции Международной организации труда № 52 (“Любое соглашение, которое исключает право на ежегодный оплачиваемый отпуск или которое не дает право на такой отпуск, считается недействительным”); определение Конституционного суда РФ от 5.02.2004, признающее право работника на оплачиваемый отпуск, и пр.

И все равно ответ зампредседателя ВС РФ В.Н. Соловьева мало чем отличается от всех предыдущих: “Оснований для несогласия с указанным определением судьи Верховного суда Российской Федерации не имеется”.

...Остается только гадать: почему то, что было логично и возможно в 2008 году, перестало быть таковым в 2009-м? Почему даже не упоминавшийся в прошлом году термин “пропущенный срок” стал основанием для отрицательного решения суда в году нынешнем?

Неужели дело работников Красноярского завода цветных металлов о неиспользованном отпуске станет печальным судебным прецедентом? Прецедентом, оправдывающим работодателя, который лишает работника отпуска, и по сути дающим работодателю право на невыплату долга по отпуску?

Александра НЕНИНА

Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте



Новости СМИ2


Киномеханика