Top.Mail.Ru
Неправовое поле

А был ли подвал?

Показания первых свидетелей по “делу Кобозева” противоречат здравому смыслу

21 сентября Центральный районный суд города Волгограда начал допросы свидетелей по делу бывшего председателя Волгоградского облсовпрофа Вячеслава КОБОЗЕВА. "Солидарность" будет освещать ход процесса. И считает нелишним рассказать читателям, каким образом профсоюзный руководитель вдруг оказался обвиненным в преступлениях.

"ТОЛЬКО ОПРАВДАНИЕ"

Вячеслав Кобозев обвиняется в растрате, коммерческом подкупе, мошенничестве, злоупотреблении полномочиями, незаконном хранении боеприпасов... Всего суд будет рассматривать 10 эпизодов обвинения.

Защита Кобозева полагает, что он должен быть оправдан по всем пунктам обвинения. По мнению адвокатов, дело возбуждено незаконно, так как "согласно ст. 23 УПК РФ и п. 12 постановления Пленума ВС РФ от 16.10.2009 № 19 "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий", когда в результате злоупотребления полномочиями руководителем коммерческой или иной организации вред причинен исключительно этой организации, уголовное преследование руководителя осуществляется по заявлению или с согласия органа управления организации, в компетенцию которого входит избрание или назначение руководителя". Такое решение до настоящего времени не было принято.

Как же тогда появилось уголовное дело? Изначально в Интернете на сайте "Высота 102,0" объявилась заметка под названием "Не появляясь на работе, жена и дочь волгоградского профсоюзного лидера получили 1,5 млн рублей заработной платы". С 11 сентября по 9 октября 2009 года Следственным управлением СКП РФ по Волгоградской области (следователь Роман Видюков) проводилась проверка данного сообщения.

Но уголовное дело было возбуждено 9 октября совсем по иным обстоятельствам - в связи с внесением Волгоградским облсовпрофом своего имущества в уставный капитал ООО "Аэробус" (облсовпроф учредил это общество для реконструкции и эксплуатации части Дворца спорта). Дело возбуждено на основании рапорта следователя об обнаружении признаков преступления. Однако бухгалтерская документация из офиса "Аэробуса" была изъята ДО возбуждения уголовного дела. Причем решения относительно фактов, по которым проводилась проверка, к тому моменту не было.

Что в остатке? СКП начал проверку по статье "желтой прессы", изъял документацию, а затем и возбудил уголовное дело по фактам, не связанным с проверкой. При этом уполномоченный орган облсовпрофа не дал согласия на уголовное преследование своего председателя. Заявления написали лишь председатели трех обкомов, но эти руководители не являются даже штатными сотрудниками облсовпрофа. "Скорее всего, эти лица написали заявления, руководствуясь личной неприязнью", - полагает адвокат Андрей Алешин.

ОБЫСК БЕЗ АДВОКАТА

Не только возбуждение уголовного дела происходило с нарушениями. Защитники бывшего председателя утверждают: у них имеются доказательства, что более сотни нарушений были допущены во время следствия.

Пожалуй, наиболее грубые из нарушений были допущены при обыске квартиры Кобозева. Его адвоката Александра Голдобина просто не допустили в квартиру, где проводился обыск. Согласно показаниям Кобозева, "кроме того, в ходе обыска оперативные работники УФСБ бесконтрольно перемещались по квартире, выпадая из поля зрения следователя и понятых и имея доступ в комнаты квартиры, находившиеся вне поля зрения следователя и других участников обыска, чем нарушены требования закона".

Вероятность того, что в результате этих нарушений и "появились" четыре боевых патрона, весьма велика. "Никакого отношения к данным боеприпасам не имею, полагаю, что они могли быть подброшены мне кем-то из лиц, проводивших обыск на моей квартире 12 октября 2009 года, с целью моей компрометации, - утверждает Кобозев. - Следственными и оперативными работниками в ходе обыска были умышленно, на мой взгляд, совершены действия, направленные на невозможность объективного установления происхождения данных патронов: патроны в нарушение правил их изъятия были сразу после изъятия взяты руками оперативных работников, после чего стало невозможным определение каких-либо иных следов, могущих помочь в установлении происхождения патронов". Обыск прекратился сразу после изъятия патронов.

Необходимости иметь такие патроны у председателя совпрофа не было - охотничьи патроны, которые хранились у него на законном основании, были схожи по поражающим свойствам.

Помимо всего прочего, в результате обыска были изъяты личные документы родственников Кобозева. Документы эти не возвращены без законных на то оснований законным их владельцам, чем нарушаются их конституционные права по свободному владению и распоряжению собственностью.

СОМНИТЕЛЬНЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

Около трех месяцев Вячеслав Кобозев содержался под арестом, что не вызывалось необходимостью, по надуманным основаниям.

Между тем следствие продолжалось, и продолжало добывать сомнительные доказательства. "При допросе свидетелей следователи использовали наводящие вопросы, а вместо подлинников документов предоставляли для осмотра их светокопии, - говорят адвокаты. - Содержание этих светокопий установить невозможно, так как к протоколам допросов они приложены не были". Необъективность следствия подтверждается тем, что ни у кого из свидетелей не выяснялись их отношения с Кобозевым, и добросовестность свидетелей не проверялась. "Часть свидетелей давали заведомо ложные показания по причинам давления на них органами предварительного следствия, личной ко мне неприязни, служебной и иной зависимости от должностных лиц облсовпрофа, также испытывающих личную неприязнь ко мне, уже в период проведения следствия по делу", - уверен Кобозев.

Вызывает сомнение достоверность показаний остальных свидетелей. Так, в протоколе допроса Юрия Ломакина, проводившегося следователем Щербаком М.А., имеется фраза Ломакина: "Ранее данные показания ИЗМЕНИТЬ не желаю", - что, по мнению защиты, говорит об оказании давления в момент проведения допроса.

Вещественные доказательства по делу, по мнению защиты, добыты с грубыми нарушениями закона. Помещение ООО "Сияние" и бухгалтерия ООО "Гостиница "Турист" (те компании, которые обладали значимой информацией по делу) были подвергнуты обыску без санкции суда. Соответственно, были нарушены охраняемые законом коммерческая, налоговая, банковская тайны. Случалось так, что вместо выемки документов проводили обыск. Бухгалтерская отчетность облсовпрофа за 2006 - 2009 годы также была изъята и скопирована вне установленной законом процедуры изъятия.

- При выемке в составе регистрационного дела ООО "Туркестан" (об этом ООО рассказано ниже. - П.С.) было изъято 96 листов, а при осмотре в СКП оказалось 93 листа, - рассказывают адвокаты. - То есть в промежутке между изъятием и осмотром допущены какие-то незаконные манипуляции, повлекшие исчезновение листов дела. К тому же материалы могли быть осмотрены непосредственно в ходе выемки, чего по неизвестным причинам сделано не было.

- Следователь по надуманным основаниям ограничил время ознакомления с более чем 10 тысячами страниц материалов дела, предоставив всего 10 календарных дней, - рассказывает адвокат Алешин. - Такой объем материалов просто невозможно изучить за такой срок. Мы обжаловали данное решение следователя сначала в Центральный районный суд, а затем в областной, однако данные суды посчитали действия следователя законными, чем нарушили конституционное право Кобозева на защиту. Мы продолжаем бороться в высших судебных инстанциях за признание данного решения незаконным.

НАЧАЛО СУДЕБНОГО СЛЕДСТВИЯ

- Во время следствия было допущено много ошибок и нарушений закона, но суд должен расставить все по своим местам, - уверена защита. - Мы намерены доказать, что Кобозев действовал сугубо в интересах облсовпрофа. У председателя еще с ноября 2004 года было право самостоятельно решать все имущественные вопросы, тем не менее практически всегда решение таких вопросов он выносил на исполком, и принимались они коллегиально. Что, в частности, уже подтвердили свидетели Безруков, Бондаренко и Арискина.

Сейчас суд приступил к заслушиванию свидетельских показаний по первому эпизоду обвинения, где Кобозева обвиняют в незаконном отчуждении недвижимого имущества облсовпрофа.

Поясним предысторию для читателей. Облсовпрофу принадлежит 15-этажное здание на улице Советской, дом 5. Распоряжался зданием Фонд по управлению собственностью волгоградских профсоюзов - оно было передано ему в управление. В 2004 году к Кобозеву обратились инвесторы с предложением из нежилого подвала сделать ресторан, поскольку подвал, кроме расходов на содержание и уборку, профсоюзам ничего не приносил. А ресторан принес бы доход и решил бы проблему питания сотрудников. По инициативе инвестора было создано ООО "Туркестан", куда облсовпроф в качестве одного из учредителей внес 40% уставного капитала в виде самого помещения. Инвестор взял кредит под проект, но вернуть не смог. И в апреле 2006 года в связи с критической финансовой ситуацией в ООО "Туркестан" исполком облсовпрофа одобрил продажу подвала. Ремонтные работы в подвале к тому времени еще не были закончены.

23 сентября в суде давала показания главный бухгалтер облсовпрофа Татьяна Бондаренко. Вкратце их можно свести к следующим тезисам: имуществом распоряжался фонд имущества, поэтому об операциях с недвижимостью главбух ничего не знает; об ООО "Туркестан" главный бухгалтер ничего не знает, ничего не помнит и документов никогда не видела; на заседаниях исполкома, где это обсуждалось, присутствовала, но обсуждения вопросов не слышала. Удивительнее всего было слышать, что главный бухгалтер помнит, что выдавала под расписку подлинник свидетельства о праве собственности на здание, но уверяет, что его возвращали неизменным. То есть со слов Бондаренко получается, что все здание до сих пор принадлежит профсоюзам и ни одно из помещений не отчуждалось. И зачем же тогда все собрались в суде?

- До истребования ряда документов мы попросили прервать допрос свидетеля Бондаренко адвокатами и ходатайствовали перед судом о запросе в Росреестре и облсовпрофе документов, на которые ссылается Бондаренко, - говорит Алешин. - Насколько нам известно, сейчас у этого здания как минимум три собственника, следовательно, показания свидетеля не соответствуют действительности. Примерно в том же духе "я ни о чем таком не слышал" дал показания и бывший руководитель Фонда по управлению собственностью Валерий Безруков. Мы уверены, что свидетели пытаются скрыть свою осведомленность и причастность к созданию ООО "Туркестан". И намерены доказать это в суде.

Профсоюзы по-прежнему считают, что подоплека у "дела Кобозева" не экономическая и не хозяйственная, а политическая. Имели место грубые нарушения прав как Вячеслава Кобозева, так и профсоюзов в целом, и следствие носило ярко выраженный заказной характер. Профсоюзы уверены, что суд восстановит нарушенные права. "Солидарность" будет следить за развитием событий и информировать читателей.

Полина САМОЙЛОВА
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте



Новости СМИ2


Киномеханика