центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+
41  (03/11/2010)

Содержание номера

Неправовое поле

Явление “Туркестана”


Правоохранительные органы займутся Павлом Николаенко



В "деле Кобозева" поворот. Члены исполкома вспомнили, что обсуждали строительство ресторана, а представитель фонда имущества рассказал о подробностях строительства. Сам же Вячеслав КОБОЗЕВ обратился в правоохранительные органы с просьбой провести проверку в отношении действий, совершенных Павлом НИКОЛАЕНКО, который сменил Кобозева на посту председателя Волгоградского облсовпрофа.


Члены исполкома и работники Волгоградского облсовпрофа начали вспоминать, оттуда в их здании взялся ресторан. Напомним читателям, что сейчас по "делу Кобозева" идет судебное следствие по эпизоду с отчуждением подвала, превратившегося потом в ресторан "Чешский двор". И ранее часть членов исполкома уверяли на суде, что ничего не знают о внесении помещения в уставной капитал ООО "Туркестан", а некоторые говорили, что вовсе не замечали строительных работ в здании облсовпрофа. На прошлой неделе Владимир Стариков, зав. отделом социальных гарантий облсовпрофа, заявил, что знает, что "рассматривалось превращение подвала в объект, приносящий доход", и этот вопрос "однозначно обсуждался на исполкомах".

Свидетели, допрошенные на этой неделе, не только помнили факт таких обсуждений, но и смогли сообщить подробности. Например, Василий Косоротов, председатель обкома профсоюза работников госучреждений и общественного обслуживания, заявил, что в его присутствии обсуждался вопрос о подвале: "На каких именно заседаниях исполкома, точно не могу утверждать после стольких лет, но он обсуждался, и это было не единожды. Говорили о том, что помещение пустует, и надо его превратить в столовую или ресторан". По словам Косоротова, докладывал о проблемах данного помещения Вячеслав Кобозев, который "говорил, что нужно вкладывать деньги, чтобы собственность работала. Но денег у облсовпрофа не было, и нужно было создавать хозяйственное общество". Председатель обкома уверен, что Кобозеву вообще не обязательно было обсуждать свои действия с исполкомом, ведь "исполком дал Кобозеву карт-бланш в вопросах распоряжения собственностью". При этом Косоротов уверяет, что никаких прений не было - исполком полностью согласился со своим председателем в отношении дальнейшей судьбы подвального помещения.

Валентина Жаденова, работавшая ранее в обкоме профсоюза работников АПК, вспомнить ничего не смогла. Валерий Сущев, работавший ранее в обкоме ГМПР, вспомнил, что велись разговоры о строительстве ресторана. А Елена Завьялова, заведовавшая ранее информационной политикой облсовпрофа, признала, что ей знакомо название "ООО "Туркестан" - фирмы, которая вела работы в подвале облсовпрофа.

Вячеслав Красюков, бывший зав. отделом оргработы облсовпрофа, уверял, что многие вопросы, с которыми членов исполкома знакомил председатель, принимались без обсуждения, записывалось лишь "принято единогласно", соответственно, в стенограмме прения не отражались. При этом Красюков показал, что в ходе его допроса следователь ни документов, ни их копий для просмотра ему не представлял, хотя в протоколе допроса написано, что ему представлялись копии протоколов заседаний исполкома.

Юрий Фатеев, председатель обкома профсоюза работников оборонной промышленности, заявил о том, что он не помнит, на каких именно заседаниях исполкома говорили "о "Туркестане", но точно помнит, как судьбу подвала обсуждали, причем неоднократно. Принималось решение о создании точки общепита. Сначала думали расширить столовую, потом стали говорить о ресторане". Помнит Фатеев и обсуждение продажи помещения. Причем он утверждает, что члены исполкома не протестовали против подобных имущественных решений, хотя возможность такая была. Впрочем, все свидетели подтвердили, что имущественные вопросы решались на заседаниях исполкома легко, без противостояния или длительных прений. Фатеев, который был членом бюджетной комиссии организации, также показал, что облсовпроф своими силами строить ресторан не мог: "У нас тогда и внутреннее убранство, и фасады были затрапезными. Поэтому изначально говорилось о привлечении инвестора".

Гораздо больше, чем профработники, помнит о происходившем технический специалист - Александр Фролов, заместитель директора Фонда имущества волгоградских профсоюзов Валерия Безрукова. Фролов рассказал суду, что в 2004 году его неоднократно приглашали на совещания к Вячеславу Кобозеву: "Там были представители фонда, облсовпрофа и банка. Я понял, что будет проводиться реконструкция подвала, а затем там будет строиться ресторан. Мне представили Жоржа Барбара (гендиректора ООО "Туркестан", сбежавшего затем в Ливан. - П.С.), и Кобозев сказал мне, что этот человек будет заниматься проведением работ и ему нужно оказывать содействие". По словам Фролова, на 2004 год это подвальное помещение было заброшено, там находилось лишь сломанное оборудование: "Мы и сами начали уже расчищать его своими силами". Работать с Барбаром ему приходилось постоянно. В том числе оформлять документацию и обеспечивать допуск его работников в здание облсовпрофа и выдачу ключей на вахте. Все документы подписывались с ООО "Туркестан". Фролов сообщил, что считал стройку "совместным предприятием банка и облсовпрофа", потому что почти на каждом заседании у Кобозева, где обсуждался ход строительства, присутствовали от облсовпрофа Валерий Безруков, руководитель "Волго-Дон банка" Сергей Евсеев, а ведение строительных работ постоянно курировала Светлана Ивендикова, работница банка.

Надо признать, что в связи со свидетельскими показаниями, данными на этой неделе, картина происходившего по рассматриваемому эпизоду существенно меняется. Не исключено, что в скором времени ситуация изменится радикально - 1 ноября Вячеслав Кобозев обратился в правоохранительные органы. Он написал соответствующее заявление заместителю начальника ГУВД по Волгоградской области, начальнику Главного следственного управления при ГУВД по Волгоградской области полковнику юстиции Мартынову.

2010-11-03 12:52:17


Комментарии: