Top.Mail.Ru
Неправовое поле

Не иском единым

Волгоградский облсовпроф недоволен своим имиджем

Свидетели по "делу Кобозева" продолжают вспоминать историю с отчуждением подвала в здании Волгоградского облсовпрофа. Тем временем само профсоюзное объединение уточнило имущественные претензии к бывшему председателю Вячеславу КОБОЗЕВУ и решило жаловаться... на "Солидарность".

"КОМУ ЖЕ ВЕРИТЬ, ЕСЛИ НЕ ФСБ"


Новая неделя судебных заседаний по "делу Кобозева" началась с допроса оценщика. Напомним, что суд все еще рассматривает первый эпизод обвинения, в котором бывшего председателя Волгоградского облсовпрофа Вячеслава Кобозева обвиняют в незаконном отчуждении принадлежавшего облсовпрофу подвала, превратившегося впоследствии в ресторан "Чешский двор". В частности, следствие считает, что подвал был оценен по заниженной стоимости. Оценщик Михаил Казаков показал, что по заказу облсовпрофа проводил оценку подвала. В расчетах его подчиненные, которые и занимались этой работой, учитывали все три методики проведения оценки, и в результате в отчете появилась рыночная оценка - наиболее вероятная стоимость на дату оценки. На то время она составляла чуть более 1,5 млн рублей. "В том числе мы ориентировались тогда на объявления о продаже аналогичной недвижимости, - рассказывает Казаков, - подобные объекты продавались за схожую цену". Впрочем, представитель банка, кредитовавшего в свое время строительные работы по созданию ресторана, говорит, что считал данную оценку даже завышенной, так как "столько в то время стоили аналогичные помещения с ремонтом".

Галина Новикова, председатель территориальной (бассейновой) Волго-Донской профорганизации, ничего нового о состоянии собственности облсовпрофа суду пояснить не могла за давностью событий, к тому же ее профсоюзная организация находится в пяти различных областях страны, и в Волгограде сама она бывает не так уж часто. Однако свое мнение о происходящем у нее имеется: "Я долго работаю, и в силу опыта я вижу предвзятое отношение властей к этому делу". Новикова подтвердила, что облсовпроф вообще не пытался установить своими силами, был ли нанесен организации ущерб действиями Кобозева, и даже сделала определенные выводы: "Если правоохранительные органы будут работать по слухам, мы далеко не пойдем".

Татьяна Безуглова, работник облсовпрофа, ничего не помнит о событиях 2004 года и ничего нового сообщить суду не смогла. Что же касается Анны Соловьевой, председателя обкома Российского профсоюза работников рыбного хозяйства, то она помнит, что вопрос о судьбе подвала обсуждался, но детали сообщить не может. К тому же выяснилось, что именно ее организация, несмотря на отсутствие собственного офиса, сохранила всю возможную профсоюзную документацию: "У нас женщина хранит все на балконе в больших ящиках. Грустит, а что делать..." И по случаю у Соловьевой на руках оказалось то самое письмо следственного комитета, в котором исполкому "объяснялось", что тот пострадал от действий Кобозева. По мнению защиты, многие фрагменты этого письма можно расценить как давление на свидетелей, так как данное письмо Соловьева, как и многие другие члены исполкома, получила в ходе предварительного следствия до ее допроса в качестве свидетеля.

Анатолий Чебаков, председатель обкома профсоюза работников строительства и промышленности строительных материалов РФ, о судьбе подвала ничего не помнит. Но, решая внутри своего обкома, давать ли согласие на возбуждение преследования относительно Кобозева, пригласил на обсуждение члена оперативно-следственной группы по делу Кобозева, оперуполномоченного ФСБ Литвинова: "А кому верить, если не следователям и не ФСБ?"

Нина Кулыгина, председатель обкома Росхимпрофсоюза, также помнит обсуждение вопроса о подвале и о том, что это помещение планировалось привести в порядок, так как "даже соцпартнеров нам было некуда пригласить". Николай Епишин, председатель территориальной организации Роспрофжела, рассказал суду, что "превращение" подвала в точку общепита обсуждалось неоднократно, и так как облсовпроф не располагал средствами, то изначально обсуждалось, что нужно "войти долей в какое-нибудь общество". По словам Епишина, обсуждалось это не только на заседаниях президиума и исполкома, но и на рабочих совещаниях Кобозева.

БАНКОВСКИЕ АСПЕКТЫ

На этот раз суду удалось выяснить многое о другой стороне, принимавшей участие в создании ресторана, - стороне банка. Поясним читателям, что помещение не раз переходило из одного хозяйственного общества в другое. Но в каждом из обществ фигурировал человек, хорошо знакомый бывшему председателю совета директоров "Волго-Дон банка" Сергею Евсееву: его бывшая теща Валентина Болдырева, муж сотрудницы банка Миловановой Жорж Барбар, бывшая секретарь Светлана Ивендикова и Анжелика Попова.

Сначала суд допросил бывшую тещу банкира Валентину Болдыреву. Дама не отрицала своего участия в учреждении ООО "Туркестан", но говорила, что стала учредителем исключительно по просьбе юриста банка, только подписывала бумаги и ни дочь, ни зятя о своей деятельности не оповещала, ну разве что изредка консультировалась с зятем. Сам Евсеев рассказал, что идея создания ресторана возникла среди учредителей банка на одном из собраний (облсовпроф входил в состав учредителей): "Зачастую собрание заканчивалось неформальной частью в каком-нибудь из-за заведений города. То ли стол был плохой, то ли закуска была несвежая. И мы заговорили о том, что нужно создать какой-то свой ресторан". Евсеев уверяет, что за идею создания ресторана ратовали все учредители, и автором идеи и инициатором создания был не Кобозев, а вот помещение под организацию проекта было только у облсовпрофа. Банк мог только дать кредит, но никак не заниматься стройкой (как и облсовпроф), поэтому Жоржу Барбару, который не раз просил Евсеева помочь организовать ему какой-нибудь проект, он (Евсеев) и предложили возглавить создание точки общепита. Евсеев сказал, что не отрицает заинтересованности банка в создании ресторана, даже посещал как-то стройку и посылал Ивендикову контролировать расходование кредитных средств. По сведениям Евсеева, средства расходовались с нарушениями: "Что-то не так списывалось". О том, как прекратило свое существование ООО "Туркестан" и помещение перешло в другие общества, банкир не смог сообщить ничего - по его словам, он тогда уже не работал в банке и не мог знать подробностей:

- Я уверен, что при составлении первоначальной сметы были допущены просчеты на предмет того, сколько денег потребуется для реализации проекта, - рассказывает Евсеев. - Расчеты велись по аналогии со стоимостью ремонта квартир, а только вывозка мусора из подвала стоила более миллиона рублей. Но я помню, что как-то ко мне подъезжал Кобозев, говорил, что возникли проблемы и он хочет вернуть собственность профсоюзов. Я сказал, что мне некогда и я уже не работаю в банке. Кобозев на меня обиделся.

ГРАЖДАНСКИЙ ИСК

Да будет известно нашим читателям: помимо уголовного дела против Вячеслава Кобозева существует и гражданский иск, по которому облсовпроф хотел взыскать с Кобозева 153 млн рублей. В ходе судебных заседаний, правда, обозначили, что ВСЁ имущество облсовпрофа, отданное в оперативное управление, оценивается примерно в 30 млн рублей. Во время допроса новый председатель облсовпрофа Павел Николаенко показал, что расчетами ущерба организация не занималась и при составлении иска основывалась на данных, представленных органом следствия. На протяжении нескольких недель судья Дмитрий Алтухов опрашивал всех членов исполкома по вопросам, связанным с иском. Как правило, члены исполкома удивлялись и не понимали, о чем идет речь. Какую-то дополнительную информацию об имущественных претензиях облсовпрофа дала лишь председатель обкома Росхимпрофсоюза Нина Кулыгина:

- На последнем заседании Попечительского совета (при Фонде имущества облсовпрофа. - П.С.) председатель предложил отозвать иск на 150 миллионов и составить иск на 12 миллионов. Я спросила: "А что мы будем отзывать, если мы ничего не составляли?" - но мне ничего не ответили.

А вот 12 ноября 2010 года наконец-то был представлен измененный иск, с претензиями к Кобозеву на 12,4 млн рублей. Только вот датирован иск был 7 октября 2010 года.

ЖАЛОБА

На этом события волгоградской недели не были исчерпаны. 11 ноября исполком облсовпрофа собрался обсудить вопрос "О ситуации в связи с рассмотрением в суде уголовного дела бывшего председателя Волгоградского облсовпрофа". Нелишним будет напомнить, что за год, который прошел с начала активных действий следственных органов, исполком ни разу не опросил самого Кобозева об обстоятельствах дела с целью получения объяснений от первого лица.

В повестке дня предполагалось ни много ни мало, "принять текст Обращения к председателю ФНПР Шмакову М.В., председателям Центральных Комитетов профсоюзов, председателям Республиканских Комитетов профсоюзов, председателям Региональных Федераций (Советов) профсоюзов, соучредителям газеты "Солидарность". Докладчик - председатель облсовпрофа Павел Николаенко. В руки сотрудников "Солидарности" попал проект этого обращения. Отдельные части документа просто необходимо процитировать:

"На протяжении двух месяцев газета "Солидарность" дает репортажи из зала Центрального суда г. Волгограда. На ее сайте, сайтах других новостных порталов все кому не лень публикуют неприличные комментарии, глумливые высказывания о наших коллегах. Объем информации настолько велик, что Вы теперь наверняка имеете представление и о позиции главной профсоюзной газеты, и, следовательно, о позиции руководства ФНПР. Только нет на ее страницах ни одного интервью с председателями Волгоградских областных отраслевых профсоюзов". Вообще-то в течение двух месяцев "Солидарность" цитирует на своих страницах высказывания членов исполкома на допросах в суде. Выходит, в интервью газете председатели скажут что-то иное? Не совпадающее с показаниями?

"Досталось" в проекте обращения всем. И соучредителям "Солидарности", представляющим "одну из членских организаций ФНПР сборищем неадекватных людей, за спинами которых десятки тысяч членов профсоюзов", и адвокатам защиты, которые "бесцеремонно начинают подвергать сомнению не только наши показания, но и наши умственные способности, адекватность в оценке ситуации", и ФНПР, позиция которой направлена на "дискредитацию членской организации отдельно взятого региона".

"Думаем, будет резонным, если Вы выслушаете нашу версию по этому вопросу. Ведь все мы с Вами, разбирая ту или иную конфликтную ситуацию, придерживаемся незыблемого принципа - выслушай другую сторону", - справедливо взывает в проекте обращения исполком Волгоградского облсовпрофа. Однако прибывших на данное заседание исполкома Кобозева, как председателя обкома ГМПР, имеющего право представлять интересы своей организации на мероприятиях облсовпрофа, его защитников и представителя газеты "Солидарность" эти принципиальные люди на заседание так и не пустили.

Полина САМОЙЛОВА

Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

08:22 от 18.11.2010
Почитаешь Ваши публикации -ну Кобозев такой мягкий и пушистый, прямо ангел. А вы пройдите в "народ", к основе профсоюзов их рядовым членам в первичках, да опубликуйте их мнение об этих событиях, куда же делась их профсоюзная собственность и где деньги Зин? Опубликовали бы позицию самого Кобозева и Николаенко, создали бы хотя бы видимость объективности. А так у Вас всё однобоко, кто платит тот и заказывет Вашу музыку.


Новости СМИ2


Киномеханика