центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+
44  (30/11/2011)

Содержание номера

Неправовое поле

Беломорский голодомор


Карельские коммунальщики голодовкой добились права на гарантию занятости




25 ноября в Беломорске (Республика Карелия) коммунальщики начали бессрочную голодовку. Причиной протеста стали условия, в которые люди были поставлены при банкротстве ООО "Коммунальные системы Беломорского района". Им предложили новое место работы во вновь созданных фирмах, но по срочным трудовым договорам. Подробности сложившейся ситуации узнал корреспондент "Солидарности" Павел ОСИПОВ.

СРОЧНОЕ ДАВЛЕНИЕ


Работников ООО "Коммунальные системы Беломорского района" (Карелия) начать бессрочную голодовку вынудила тяжелая и запутанная ситуация. Между КСБР и МУП "ПКС" (Петрозаводские коммунальные системы) действовал договор подряда на передачу тепла конечным потребителям. Однако 4 ноября руководство ПКС без предупреждения расторгло этот договор. Новое муниципальное предприятие, созданное мэрией, не стало предлагать КСБР нового подряда, и его работники остались без зарплаты. Тогда представители еще двух вновь созданных теплоснабжающих организаций (ТСО-1 и ТСО-2) предложили им написать заявления на увольнение, а также на прием в эти предприятия - но только по срочному договору, действующему до июня 2012 года. Естественно, это устроило не всех, ведь при заключении срочного договора работник теряет ряд социальных гарантий. Поэтому большинство коммунальщиков отказались от предложенных условий. И тогда на них стали давить.

- Учредитель заявил, что привезет гастарбайтеров, дебатов никаких вести не будет, - вспоминает председатель объединенной первички "Коммунальных систем" Николай Антонов. - То есть "либо работаете у нас, либо вообще нигде". И вот две недели каждый божий день они (представители нового руководства. - П.О.) ездили по объектам. Потом подключилась местная мэрия... Женщины плакали, не хотели переходить. У нас городишко маленький, работы особо нет, все живут на кредитах и ссудах. Вот под таким давлением люди и перешли.

В новые ТСО перешли 228 человек, то есть абсолютное большинство бывших работников "Коммунальных систем". С ними заключили договоры до 31 мая.

11 работников одной из котельных и 20 работников мазутной станции отказались подписывать "срочку". Из них до конца гнут свою линию только восемь человек, которые требуют предоставить им работу с заключением бессрочных договоров. Однако работодатель отказывается брать к себе бунтовщиков даже на своих условиях. По крайней мере, Антонов заявил о том, что его не возьмут точно, и что это ему передали через мастеров ТСО.

СРОЧНЫЕ ПИСЬМА

К борьбе за право на достойный труд подключились профсоюзы республики. 7 ноября председатель Объединения организаций профсоюзов в Республике Карелия Илья Косенков довел информацию о происходящем до первого заместителя главы республики Юрия Канчера и депутата Госдумы от региона Валентины Пивненко. 18 ноября очередь дошла и до карельского главы Андрея Нелидова. Председатель рескома профсоюза работников жизнеобеспечения Андрей Пахомов обратился к нему с письмом:

"...Представители профсоюзной организации во главе с ее председателем Н.Н. Антоновым оставляют за собой право прибегнуть к крайним мерам (объявление бессрочной голодовки частью работников и членами их семей). Требования работников предельно ясны (оформление их по трудовым договорам, заключенным, как и ранее, на неопределенный срок). Руководство КРО профсоюза жизнеобеспечения в лице председателя А.В. Пахомова и президиума КРО не может в дальнейшем сдерживать сложившуюся ситуацию", - пишет Андрей Пахомов.

Власти на письмо никак не отреагировали (по состоянию на 25 ноября). Разве что депутат Валентина Пивненко в письменной форме попросила Юрия Канчера "вынести данный вопрос на рассмотрение трехсторонней комиссии". Начальник управления по взаимодействию со СМИ администрации главы Республики Карелия Татьяна Гричухина об обращении профсоюзов к своему начальнику узнала от корреспондента "Солидарности".

- К сожалению, я не в курсе, первый раз от вас слышу (о письме Андрея Пахомова. - П.О.) Ничем не могу помочь, - ответила Татьяна Гричухина, однако обещала поделиться подробностями через несколько дней.

Ситуацию прояснил глава Беломорского городского поселения Игорь Савельев. Он рассказал о предыстории "внезапного" расторжения контракта. Оказывается, еще 1 августа было подписано некое соглашение между правительством республики, администрацией Беломорского района и ОАО "Межрегиональная распределительная сетевая компания Северо-Запада".

- Накануне дирекция "Петрозаводских коммунальных систем" известила нас, что они выходят из района. Основная причина - большие долги. Правительство республики, зная, что район не может обеспечивать себя топливом, начало искать нового оператора, и нашло МРСК, - объясняет Игорь Савельев. - Эта компания выдвинула свои условия. Первое - создать новое МУП, "чистое" и без долгов. Второе - создать новые предприятия, которые будут обслуживать объекты теплоснабжения. После подсчета всех рисков и затрат было решено создать несколько предприятий численностью до ста человек, чтобы работать по упрощенной схеме налогообложения. (ТСО-1 и ТСО-2, соответственно, подконтрольны МРСК. - П.О.)

Вот так и получилось, что в спешном порядке было создано новое МУП "Теплоснабжение" и два ТСО. Просчитывая затраты, в МРСК решили принимать людей на работу по срочным договорам. Что же касается "внезапного" расторжения договора ПКС с "Коммунальными системами", то Игорь Савельев утверждает: директор КСБР Алексей Попов не мог не знать о происходящем, поскольку тайной уход ПКС из Беломорска не был. По его словам, Попова даже хотели пригласить на должность директора "Теплосетей", но потом в МРСК от этой идеи отказались.

- Алексей Александрович (Попов) об этом знал с самого начала, - объясняет Савельев.

"СРОЧНЫЙ" РАБОТОДАТЕЛЬ

Итак, 25 ноября группа протеста из восьми человек начала голодовку. Средний возраст участников акции - около 40 лет, среди них шесть мужчин и две женщины. Настрой, говорит Николай Антонов, у всех боевой. Но добавляет, что однозначно может говорить только за себя. Лично он намерен стоять до конца.

На своем стоит и директор ООО "Беломорское ТСО-1" Надежда Филиппова:

- Те люди, которые объявили голодовку, на нашем предприятии не работают. Они не написали заявления и не перешли. Поэтому какие требования они могут выставлять - непонятно, - говорит Надежда Филиппова. - У нас на предприятии нет профсоюзной организации. Никто из коллектива не обращался к нам по поводу условий работы. И люди практически в полном составе перешли к нам со старого предприятия, за исключением тех, кто голодает. Я не могу сказать, взяла бы я их (протестующих. - П.О.) сейчас или нет. У меня нет вакансий, все они заполнены. Чтобы не оставить город вообще без тепла (ведь идет отопительный сезон), мне пришлось на их места перевести работников из резерва диспетчерской службы. С другой стороны, наше предприятие работает по договору оказания услуг. И договор у нас заключен до 1 июня. Как мы можем заключить с людьми бессрочный трудовой договор, если мы сами ограничены этими рамками?

Время окончания трудовых договоров на предприятии совпадает с окончанием отопительного сезона. Обычно летом машинисты и операторы котельных уходят в отпуск. Отсюда возникает вопрос. Если договор об оказании услуг с фирмой не продлят, то о каком отпуске пойдет речь следующим летом? Придет новая фирма, наймет себе ремонтников, а остальные - погуляйте до лета бесплатно.

БЕССРОЧНАЯ СОВЕСТЬ

Между тем возникают определенные сомнения и в успехе проводимой голодовки. Для любого профактивиста насильственное "пересаживание" работников с бессрочных на срочные договоры является объектом справедливого гнева. Однако, во-первых, "насилие" никак не задокументировано. Во-вторых, руководство и сама фирма теперь действительно другие. И то, что с работниками были заключены срочные договоры, говорит скорее о несовершенстве ТК РФ. В-третьих, под договорами стоят подписи работников. Так что проблема здесь скорее в моральной, чем в правовой области. С этим согласен и Андрей Пахомов.

- Честно говоря, по перспективам голодовки я не могу ничего сказать. Но у муниципалитета должен быть здравый смысл. Новый МУП все равно будет банкротом к концу следующего года. У него слишком большие выпадающие расходы из-за высоких цен на мазут и уголь. Цены выше той стоимости, которая закладывается в тариф.

Общаясь с представителями собственника ТСО, Андрей Пахомов представил им свое виденье задач, стоящих перед бизнесом и профсоюзом работников жизнеобеспечения. Первые должны думать о прибыли, и это совершенно нормально для бизнеса. Задача вторых - обеспечить соблюдение трудовых прав и социальных гарантий работников. Но есть, по его словам, и общие цели. Обеспечить стабильное функционирование коммунальных систем в течение отопительного сезона и не допустить возникновения социального взрыва на предприятии. Вот только собственников обоих ТСО социальный взрыв на "Коммунальных системах" и голодовка его работников, естественно, не волнует. Судя по срочным договорам, судьба своих рабочих - тоже не очень. Ничего личного.

КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР

29 ноября стало известно, что ситуация в Беломорске разрешилась. Накануне в город направилась делегация в составе председателя Объединения профсоюзов в Республике Карелия Ильи Косенкова, председателя Ассоциации территориальных организаций Общероссийского профсоюза работников жизнеобеспечения по Северо-Западному федеральному округу Нины Леонтьевой, председателя рескома профсоюзов работников жизнеобеспечения Андрея Пахомова и команды юристов. В переговорах принял участие и глава Республики Карелия Андрей Нелидов.

В результате долгих и трудных споров с руководством МУП "Теплоснабжение" было достигнуто соглашение, обязывающее работодателя заключить со своими работниками бессрочные трудовые договоры. Еще один подписанный сторонами документ запрещает увольнять их в течение трех последующих лет.

- Было подписано соглашение между губернатором, профсоюзами и администрацией Беломорского района о том, что всех людей, принимавших участие в акции, переводят на бессрочные трудовые договоры в МУП "Теплоснабжение", - рассказывает Илья Косенков. - Переговора проходили сложно: представители власти, в том числе надзорных органов, напирали на то, что никаких нарушений закона нет. Мы же ставили вопрос политически: люди не должны страдать. Нашими аргументами были здравый смысл и недопустимость ухудшения социально-трудовых прав членов профсоюза.

2011-11-30 12:56:18


Комментарии: