центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+
37  (06/10/2010)

Содержание номера

Образование

“Закон о тридцати прогулах”: интервью с ректором СПбГУП


О ситуации в сфере высшего образования и законопроекте “Об образовании в Российской Федерации”




16 сентября состоялось заседание научно-экспертного совета по антикризисной политике при аналитическом управлении аппарата Госдумы. Обсуждалась тема "Проблемы образования и практика управления в РФ". Своими мыслями по поводу ситуации в сфере высшего образования в России, а также нового законопроекта "Об образовании в РФ" с "Солидарностью" поделился участник заседания, ректор Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов Александр ЗАПЕСОЦКИЙ.

РЕАЛИИ: ДЕТИ КАК БУДТО БЫ НЕ УЧИЛИСЬ В ШКОЛЕ

- Александр Сергеевич, как вы относитесь к переменам в сфере образования, происходящим в нашей стране?


- Анализируя ситуацию в образовании, я пришел к убеждению, что мы втягиваемся в кризис. В последнее десятилетие нет ни одного нового законодательного акта, ни одного решения государственных органов управления, которые были бы нам в помощь и на пользу. Я рискну утверждать (и готов доказывать цифрами и фактами), что большинство крупных новаций, в том числе законодательно обоснованных, повлекло отрицательные последствия для системы и качества образования в целом. Конечно, государство выделяет на образование огромные средства, но они расходуются недостаточно эффективно. Не дает нужных результатов и стремление модернизировать систему.

- Вы говорите "доказывать фактами"...

- Да. Возьмем Единый государственный экзамен. После его введения мы получили абитуриентов с высокими баллами ЕГЭ, но они практически не могут участвовать в образовательной деятельности по университетским программам. При нашем вузе есть лицей, где учатся дети со всей России и из стран СНГ. Мы принимаем 150 человек в год и обучаем специально, чтобы ликвидировать недоработки региональных систем образования. В этом году мы провели мониторинг знаний "на входе". Педагоги лицея говорят: дети как будто бы не учились в школе!

Далее. Разделение на бакалавров и магистров. Учить одновременно человека с окончательным потенциалом бакалавра и с окончательным потенциалом магистра - затея вредная. Но здесь есть и другая беда. Законодатель запретил нам работать по программам подготовки специалистов, обучение по которым дает прекрасные результаты на рынке труда! Приходится начинать разработку новых программ, загружать педагогический коллектив бумажной работой, в которой мы не видим практического смысла.

Третий пример - национальный проект "Образование". Это ведомственный проект Министерства образования, в его рамках раздаются деньги подведомственным вузам, которые произвольно назначаются ведущими. Причем выдача денег никак не коррелирует с качеством работы вузов. Некоторые получившие высочайший статус университеты вообще никогда никем всерьез не проверялись. Сомнительны критерии, по которым раздаются гранты, и в вузах, получивших деньги, снижается качество работы. При этом хорошие преподаватели уходят в эти вузы на высокие зарплаты и фактически вымываются из системы образования. В результате страдают и те вузы, которые государство не признает хорошими, и те, которые признает замечательными. Это странная система. Государство подавило негосударственный сектор образования, но сейчас идет речь и о подавлении всех вузов, не назначенных чиновниками лучшими. При имеющейся методике выявления сильных это приводит к отрицательным результатам.

- Для многих выпускников школ получение высшего образования, даже в "нестатусном" вузе, остается недоступным из-за его стоимости.

- В России полностью дискредитирована идея совместного финансирования образовательного процесса его участниками, что противоречит мировой практике. В вузах США, например, считается, что есть три основных субъекта в образовании, участвующих в финансировании процесса: государство, учебные заведения и сами учащиеся. Другое дело - в России это, наверное, должны быть небольшие деньги, пропорциональные реальной возможности семьи, но и сами молодые люди должны работать летом, чтобы вносить вклад в свое образование. Могу сказать, что по результатам, по уровню подготовки "платники" в ряде вузов подготовлены значительно лучше, чем "бесплатники", а на выходе все получают одинаковые дипломы... У нас созданы не те механизмы освобождения студентов от оплаты, которые применяются в других странах.

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ЗАКОНЕ...

- На заседании научно-экспертного совета по антикризисной политике при аналитическом управлении аппарата Госдумы обсуждался новый законопроект "Об образовании в РФ". Какое мнение высказали вы?


- Я убежден, что принятие этого закона будет означать уже не кризис, а катастрофу для системы образования. Считаю, что законопроект порочен, дефективен по самому построению, по всей своей идеологии. Например, он позволяет двигаться в сторону превращения университетов, школ и так далее в инструменты извлечения прибыли. Меня тревожит и катастрофа с правоприменением. Конечно, и сегодня есть нечеткости в законодательстве. Законодатель плохо разделяет коммерческую деятельность и деятельность по закону "Об образовании". Более того, сейчас деятельность в сфере высшего образования стала объектом применения закона "О защите прав потребителей", и содержательная деятельность вузов все чаще становится объектом исков Роспотребнадзора.

В задании по разработке закона сформулировано требование устранить этот недостаток. Но путаница понятий "образовательная деятельность" и "образовательная услуга" не устранена. В первой главе про это сказано четко, а дальше делается все для того, чтобы правоприменительную систему совершенно запутать. Значит, мы и дальше будем иметь диалог с Роспотребнадзором, вынужденным вторгаться в проблемы качества образования.

Вы знаете, оказывается, если этот закон будет принят, я, как профессор, смогу передать свою деловую репутацию за деньги кому угодно, продать свое имя, и со своими образовательными технологиями запустить десяток человек с лекциями по стране - зарабатывать деньги. Кроме того, у нас репетиторы получают уникальные возможности в этом законе. Кто-то будет заниматься репетиторством, а я должен пострадавшим выдавать диплом о высшем образовании?..

- Но должна же быть ответственность вуза за качество образования?

- Это должна быть совместная ответственность - и учебного заведения, и студента. А в предложенном нам варианте закона есть раздел "Об ответственности учебных заведений за качество образования" - и ни слова об ответственности студента. Я бы назвал бы этот закон "законом о 30 прогулах", согласно которому я могу отчислить студента, только если у него будет 30 прогулов в год. Студент прогулял 29 дней, после этого сессия, ему поставили двойку. Он идет и подает на меня же в суд за некачественное образование. Абсурд!

Кроме того, в законе нет ни слова о роли научных учреждений в развитии высшего образования. Есть какие-то общие слова о том, что наука должна идти рука об руку с образованием, составители закона что-то, возможно, об этом слышали. От чиновников нередко слышишь: "Мы неуважительно относимся к Российской академии образования, не можем на нее опереться". Тогда вопрос: к каким научным институтам наше министерство относится уважительно? К Российской академии наук? Тоже нет. Плохо работает Академия образования? Повышайте уровень, финансируйте, дайте достойные зарплаты. Если в Министерстве образования считают, что Академия образования не нужна, тогда органы государственного управления должны создать свои авторитетные институты. Но и этого пока не происходит.

...И ЕГО РАЗРАБОТЧИКАХ

- Вы являетесь заместителем председателя совета ректоров Санкт-Петербурга. Принимал ли участие в разработке законопроекта ректорский корпус?


- Нет. И могу сказать точно, что законопроект разрабатывали люди, имеющие весьма смутное представление о специфике образовательной деятельности. Сейчас государство делает все, чтобы ослабить позиции ректорского корпуса именно как экспертной группы - как, например, при подготовке данного законопроекта. Налицо падение роли общественных организаций, в частности, совета ректоров, где произошла сильнейшая ротация кадров. Применен возрастной ценз, и опытнейшие кадры оказались просто выбиты из системы. Их место заняли не так хорошо подготовленные люди. Кроме того, по настоянию чиновников создан некий альтернативный совет ректоров "ведущих учебных заведений", назначенных чиновниками в качестве ведущих. Таким образом происходит размывание роли наиболее квалифицированных специалистов-практиков в сфере образования.

Тревожит и падение квалификации специалистов в органах управления, это вещь совершенно очевидная... Кстати, в законе очень размашисто прописана роль общественных организаций, которые должны заниматься аккредитацией вузов, лицензированием, назначать ректоров. Какие это будут общественные организации? Кто это будет? Представители ЖЭКа, представители Общества спасения на водах? Совет ректоров, еще пять-семь лет назад очень авторитетная организация, из нового проекта закона исчез вообще.

- Чье же тогда мнение учитывается?

- Вы знаете, замечательные мысли у нас звучат в высших эшелонах власти: "Давайте сделаем так, чтобы работодатели сформулировали свои требования к подготовке кадров". Кто у нас сегодня выступает от имени работодателей? Например, господин Прохоров, который нам известен блистательной приватизацией "Норильского никеля" и выездом в Куршавель с девушками из агентства Петра Листермана. Вот он у нас будет теперь формулировать требования к нашей системе образования. Что же господин Прохоров предлагает нашему президенту? Он предлагает отбросить воспитание, предметы общегуманитарного цикла и оставить только технологию: как класть кирпич, как стоять у станка и т.д. Если такие предложения будут генерироваться от имени работодателей, опасности перед страной возникают необычайные. Учитывая уровень миграции, нетрудно представить, к чему такие подходы могут привести.

- Сформулируйте, пожалуйста, ваши основные претензии к создателям законопроекта.

- Создатели закона не понимают, что применение рыночных механизмов в сфере образования должно быть весьма ограниченным и нуждается в понимании специфики нашей сферы, что наша сфера не может быть местом извлечения прибыли. Не понимают, что студент является субъектом образовательного процесса. Не понимают, что в университетах, в учебных заведениях совмещаются две правовых плоскости. Одна правовая плоскость - это административное право: студент является моим подчиненным. С другой стороны - хозяйственное право: студент мой партнер, если он платит деньги, заключает договор. Но эта область правовых отношений должна быть специально проработана. В стране никто этого не прорабатывает.

Нельзя и распространять механизмы и принципы управления коммерческими структурами на образовательные учреждения, особенно на университеты. В частности, странно выглядит предложение направлять ректоров в разные вузы, менять их местами. Нужно понимать, что такое лидер педагогического коллектива. Нельзя без крайней нужды и тщательной проработки и менять структуру образовательных учреждений. Нельзя вообще создавать законы в отрыве от специфики деятельности, на которую они рассчитаны, и в отрыве от социальной реальности. А именно это в данном случае и происходит. Нельзя механически переносить элементы западных образовательных систем, и нельзя вымывать понятие "воспитание" из образовательной деятельности.

Закон, конечно, в целом не соответствует интересам государства и тем задачам, которые поставлены президентом, правительством перед системой образования. Существующий круг разработчиков закона не справился со своими задачами. Но это - лишь часть складывающейся ситуации, которая меня очень тревожит. Хорошо работать в этой обстановке становится все труднее.

Вероника ДРЕМОВА
2010-10-07 04:03:51


Комментарии: