центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+

Общество

РУФ выгоняют на улицу


В ближайшее время “Еврейская организация узников фашистских концлагерей и гетто (РУФ)” может остаться без помещения: за неуплату их этаж отдан “Объединению отечественных тренеров по футболу”. Пока РУФ выясняет законность этого решения, в их окна летят камни и крики: “Жиды, убирайтесь!”


На фото - председатель РУФ Арон Зусьман


КАЛУЖСКОЕ ГЕТТО

Мало кто знает, что недалеко от Москвы, в Калуге, во время Великой Отечественной войны было еврейское гетто. Даже сами калужане об этом уже не помнят, и не удивительно: ни одной мемориальной доски, ни одного памятника в городе нет. В действительности же само существование калужского гетто - важный исторический факт, потому что фашисты предпочитали еврейское население на территории СССР уничтожать.

До революции там находился Новодевичий монастырь, после - областной архив. В начале октября 1941 года, когда немцы оккупировали Калугу, всех местных евреев согнали в деревянные кельи, оставшиеся от монастыря. Люди волокли с собой пожитки: кто на санках вез, кто стол перевернул, сложил все в него, да так и тащил. На месте евреев заставили сколотить “для себя” забор и натянуть железную проволоку. В этих кельях, без отопления, не обеспеченные ни продуктами, ни водой жили 155 евреев, включая детей. Правда, просуществовало гетто недолго, уже через несколько месяцев немцев выбили из Калуги. Фактически это было первое гетто, освобожденное Красной армией во Второй мировой войне.

Этот важный для истории момент выяснила (и рассекретила) общероссийская общественная организация “Еврейская организация узников фашистских концлагерей и гетто (РУФ)”. Сейчас РУФ объединяет по всей России около 2000 евреев - бывших узников концлагерей и членов их семей. Цифра невелика. Ведь пострадавших от фашизма во время Великой Отечественной войны, как и ветеранов, с каждым годом становится все меньше, а тем, кто еще жив, уже далеко за семьдесят. И год от года этим старикам все сложнее самостоятельно отстаивать свои права, а халатности, равнодушия, да и просто желающих поживиться за счет слабых у нас, к сожалению, хватает. В подобных ситуациях и приходит на помощь РУФ. (“Руф” на идише означает “зов”.)

Эта организация восстанавливает не только историческую справедливость. Основная ее цель - помогать оставшимся ветеранам. Вот один из эпизодов, о котором корреспонденту “Солидарности” рассказал бывший узник концлагеря “Мертвая петля” председатель РУФ Арон Зусьман:

- Была такая Сара Глейх. Она была расстреляна в Кременчуге. Вылезла из-под трупов с пулей в легких, голая, вся в фекалиях, крови, синяя. Доползла до ближайшего дома и решила: пусть будет, что будет, расстрелять уже расстреляли. Из дома вышли люди, обмыли ее теплой водой, перевязали, одели в какие-то лохмотья, дали кусок хлеба и сказали: уходи отсюда, потому что кто-нибудь тебя все равно выдаст. Иди за выстрелами, за красными. И она с пулей в легких перешла линию фронта...

Так вот, сейчас, в связи с расселением дома, ее хотели переселить из Москвы в область, ближе квартиру не давали. Мы пошли к врачу, и он сделал фотографию ее легких, а я написал Юрию Лужкову: “Уважаемый Юрий Михайлович, так как часть Ваших чиновников глухая, часть слепая, а Вам читать такую кучу материалов нет физической возможности, посылаю вам две фотографии немецкой пули в легких у Сары Глейх. Дайте ей квартиру!” Через неделю получаю ответ: выделена квартира в новом доме на третьем этаже напротив Поклонной горы.

Арон Зусьман знает много историй об узниках есть и такие, что если снимать по ним фильм - скажут, что выдумка. Однажды в РУФ пришел человек и рассказал, как он убежал от фашистов и спрятался на чердаке, и прямо перед его глазами расстреляли всю его семью и всех евреев этого местечка в Винницкой области. Когда полицаи закончили делить содранное золото и вещи и ушли, он услышал писк. Ночью спустился к расстрельной яме и вытащил живого ребенка. А когда рассказ прозвучал, выяснилось, что за столом в РУФ сидел и слушал этот рассказ тот самый, повзрослевший ребенок, спасенный много лет назад из расстрельной ямы.


ПЯТЬ ДНЕЙ НА ВЫСЕЛЕНИЕ

Все встречи организации, вечера памяти, все мероприятия проходят на первом (цокольном) этаже здания по улице Палиха в Москве. РУФ получила его в начале двухтысячных годов в Департаменте имущества города Москвы. Въехать, однако, удалось далеко не сразу. “Помещение было залито нечистотами, канализация не работала, со всех этажей шло все к нам. Вокруг - обвалившиеся потолки, стены. Тут до нас разбирали боевые ракеты, вытаскивали из них золото, платину, микросхемы”, - рассказывает Зусьман. У ветеранов не было ни денег, ни сил восстанавливать помещение, в документах на которое было написано: 65% износа. Ничего, что одни стены, да и те в щелях, люди радовались, что удалось добиться хоть какого-то помещения, будет где проводить общие встречи, принимать посетителей, хранить архивы, раздавать гуманитарную помощь. Ничего. Глаза боятся, а руки делают. Потихоньку, общими силами, сделали в помещении капитальный ремонт, причем разбирать пришлось все до кирпичей. Полноценно использовать помещение РУФ смогла только через несколько лет.

А летом 2007 года на заборе ветераны увидели бумагу, на которой было написано, что их помещение отдано другой организации и через пять дней необходимо его освободить, в противном случае через десять дней придут с милицией. Номер сотового телефона и фамилия: Миронов. Арон Зусьман позвонил в Департамент имущества, где ему рассказали, что да, действительно, их помещение за неуплату отдано другой организации, а именно региональной общественной организации “Объединение отечественных тренеров по футболу”, которую возглавляет Михаил Гершкович. И РУФ необходимо съехать.

Куда только не обращался Арон Зусьман за помощью! По его словам, за РУФ ходатайствовал и полномочный представитель президента Григорий Полтавченко, и даже посол Германии дал факс мэру Юрию Лужкову, но на всё из Департамента имущества приходил отрицательный ответ. А попасть на прием к мэру Москвы представителям РУФ, несмотря на все попытки, так и не удалось.

Тем временем РУФ уже несколько раз приходилось менять замки: вставляют ключ - он не лезет. Однажды увидели свет в окне, начали стучать. Открыли два узбека. Оказалось, что их поставили ремонт делать. С трудом удалось попасть внутрь. Зусьман заметил, что часть вещей украдена, часть поломана... Подали заявление в милицию. А появившийся затем представитель “тренеров по футболу” сказал, что у них оформлена аренда.

- Кто-то приходил ночью, стучали в окна, двери, угрожали. Мы стали оставлять дежурных. 24 декабря дежурный услышал, что рвутся в дверь, стучат в окна, орут: “Мы всех вас, жиды, порешим здесь, уходите!” Потом стали кидать в окна камни. Сказали, что в следующий раз закинут факел, - чуть не плачет Арон Григорьевич. - Пришел ответ из милиции, что у них нет оснований возбуждать уголовное дело. Тем временем кто-то выпилил часть решетки на одном из окон, открыли раму. Из двери вынули сердцевину, там зияет дыра.

Корреспондент “Солидарности” может подтвердить: действительно, решетка на окнах распилена. Председатель РУФ возмущается: “Сначала надо выселить организацию, но не они должны выселять, а суд! А так получается рейдерский захват!”


ВЫСЕЛЕНИЕ ПО СУДУ

- Это глупости! У нас есть договор на пять лет, который нам выдал Департамент имущества. Какое рейдерство?! - недоумевает председатель правления “Объединения отечественных тренеров по футболу” Михаил Гершкович. Корреспондент “Солидарности” просит прояснить ситуацию с угрозами.

- Я ничего такого не знаю. Все, что хотите, можно сказать. Пусть они скажут, кто угрожает. Пусть они скажут, кто это конкретно. У нас нет таких людей, которые могли бы угрожать и тем более еще такие вещи делать. Во всяком случае, мне об этом ничего не известно. И вообще, они-то там на каком основании сидят? Мы с ними ничего не делаем, да и что мы с ними можем сделать? Мой человек ходил, разговаривал, но они считают, что у них есть право. Пусть Департамент имущества решает этот вопрос. Мы никаких действий против них не собираемся предпринимать и не предпринимаем. Мы обратились в департамент, чтобы они этот вопрос решили. Они тоже не могут помещение освободить, поэтому подают в суд. Может быть, кто-то там напутал с документами. Я откуда знаю? Если у них все правильно - пусть они там сидят, если у нас - нам дадут место или здесь, или где-нибудь еще, нам-то какая разница?

У “Объединения тренеров” по договору аренды два этажа: первый (цокольный) и второй. На втором этаже они уже делают ремонт, в ближайшее время планируют туда перебираться.

Чтобы разобраться в ситуации, корреспондент “Солидарности” обратилась в Департамент имущества города Москвы. Там расставили все точки над “ё”. Действительно, юридически право на это помещение с 2007 года имеет “Объединение тренеров”. Дело в том, что РУФ за все годы задолжала 1,8 млн рублей арендной платы. Еврейская организация не платила, но при этом за свой счет сделала капремонт. Впрочем, документов о том, что был сделан капремонт, у РУФ нет, поэтому зачесть стоимость ремонта в счет арендной платы в департаменте не могут, хотя даже если бы такие документы были, обойтись совсем без арендной платы все равно бы не получилось - не положено. Снизить ее можно лишь до минимальной ставки, которая сегодня составляет 1000 рублей за квадратный метр в год. РУФ же по договору должна платить 1750 рублей за квадратный метр, что при их 200 метрах составляет вроде бы небольшую сумму для Москвы - 350 тысяч рублей в год. Для сравнения - “Объединение отечественных тренеров” по договору должно платить 4,5 млн рублей в год (правда, за два этажа, а не за один). Однако для ветеранов, живущих на одну пенсию, эта “небольшая” сумма просто неподъемна. И даже снижение ее до минимальной не станет выходом из сложившейся ситуации. Отменить плату сам департамент не может. А на прием в правительстве Москвы, в компетенции которого находится решение вопроса о безвозмездном пользовании помещениями, Арон Зусьман не может пробиться вот уже почти два года.

Что касается рейдерского захвата, то за руку никого в процессе перепиливания решетки схватить не удалось, и паспорт свой эти люди не показывали. Хотя даже если бы показали, у Зусьмана имеются большие сомнения в том, что уголовное дело было бы возбуждено. Ведь в милиции ему отказали даже тогда, когда был предоставлен DVD-диск с видеокамеры, на котором четко видно, как двое крадут у Арона Григорьевича портфель с документами.

По информации, полученной корреспондентом “Солидарности”, Департамент имущества уже обратился в суд, и в ближайшие месяцы судьба “Еврейской организации узников фашистских концлагерей и гетто” будет решена. Скорее всего, не в пользу ветеранов. Вот и получается: вроде бы все по букве закона, а послевкусие - премерзкое.

Юлия РЫЖЕНКОВА

Фото Николая ФЕДОРОВА
2010-04-26 18:47:04


Комментарии: