центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+
21  (06/06/2012)

Содержание номера

Общество

Обвинение в “евростиле”


Вместо Вячеслава КОБОЗЕВА подсудимыми могли бы оказаться другие люди




Прошедшая неделя в “деле Кобозева” ознаменовалась тем, что сам он, по идее, мог бы и не посещать судебные заседания с 29 по 31 мая. Показания свидетелей, вызванных в Центральный районный суд Волгограда, практически не содержали информации о подсудимом. Между тем, эти самые показания вновь и вновь заставляют задуматься над следующим: если преступления, инкриминируемые Вячеславу КОБОЗЕВУ, вообще имели место, то почему на скамье подсудимых сидит он, а не свидетели по его делу?

ПРИ ЧЕМ ЗДЕСЬ КОБОЗЕВ?


29 мая в Центральном районном суде Волгограда продолжилось рассмотрение дела бывшего председателя облсовпрофа Вячеслава Кобозева. Наконец-то окончился допрос (опять же бывшего) директора Фонда по управлению имуществом волгоградских профсоюзов Валерия Безрукова (№№ 17, 19, 2012). Если подвести некую черту под его показаниями, то весьма уместными окажутся его слова о том, что Кобозев, подписывая принятые исполкомом облсовпрофа решения о сделках с профимуществом (и вынося решения об этом на исполком, хотя мог бы решать все единолично), хотел сделать как лучше. Позже оказалось, что намного лучше и не стало, но на момент тех событий это были адекватные ситуации шаги. Таково резюме по показаниям свидетеля Безрукова.

А процесс тем временем продолжается, и на сцену выходят новые свидетели. С учетом того, что “дело Кобозева” пошло по второму кругу, можно сказать, что суд вызывает их на бис. Хотя есть и дебютанты. Например, Ирина Милованова. Чтобы понять, для чего она была вызвана в суд, напомним читателям об одном из эпизодов дела. Тем более что он тесно связан со следующим эпизодом и, соответственно, следующим свидетелем.

Волгоградский облсовпроф располагается в столице региона по адресу: ул. Советская, 5. Если вы пройдетесь мимо здания, то увидите красивую вывеску ресторана “Чешский двор”, расположенного в подвальном помещении. Автор не бывал непосредственно там, но просит его посетителей задуматься над историей его создания.

В начале 2000-х годов этот подвал ничем примечателен не был: грязь, мусор, разбитые стекла, ночующие бомжи. И - как ни крути - налог на имущество. Соответственно, вставал вопрос: как облсовпрофу использовать помещение, чтобы извлекать из него доход? Как и в случае с “Аэробусом” (№ 19, 2012), решено было создать общество с ограниченной ответственностью, одним из учредителей которого выступал бы облсовпроф. Второй учредитель был необходим, поскольку профсоюзный бюджет не потянул бы воплощение идеи. Идея же состояла в том, чтобы открыть в подвале точку общепита, а как вариант - ресторан восточной кухни. Эта идея, судя по показаниям того же Безрукова, родилась в голове у руководителя Волго-Донского банка Сергея Евсеева, когда-то имевшего тесные контакты с облсовпрофом. В результате переговоров с облсовпрофом и соответствующих решений родилось ООО “Туркестан”. И тут на сцену выходит Ирина Милованова.

Милованова в то время работала в Волго-Донском банке и с детства была в дружеских отношениях с его директором - “дружили семьями”, по ее словам. В какой-то момент Ирина Анатольевна ушла в отпуск по уходу за ребенком, и в семье, естественно, наступил финансовый кризис. Она обратилась к Евсееву с просьбой подыскать работу ее мужу, гражданину Ливана Жоржу Барбару. Что называется, “они сошлись - волна и камень”, и безработный Барбар, по утверждению его жены весьма далекий от бизнеса человек с техническим образованием, стал директором ООО “Туркестан”. На него были возложены обязанности по очистке и реконструкции подвала по Советской, 5, с тем, чтобы устроить там ресторан. Должность директора ресторана в перспективе была обещана все тому же Барбару. (Отметим, что роль Кобозева в показаниях Миловановой ограничивается формальным знакомством с ее мужем и согласием на его назначение.)

И - процесс пошел. Барбар нанимал рабочих для реконструкции подвала, машины для вывоза строительного мусора, заказывал проект ресторана (Милованова вспоминает, что когда она с ребенком пришла к мужу на работу, подвал уже начинал принимать первые очертания ресторана, только без отделки). Читателю здесь уместно задаться вопросом: а на какие деньги Жорж Барбар все это делал?

Уставной капитал ООО “Туркестан” состоял из имущественного взноса облсовпрофа (то есть подвала) и эквивалентной суммы от подконтрольного банку ООО “Нижневолжская компания развития”. Но он на то и уставной, что трогать его лишний раз крайне нежелательно. Выход? Правильно: брать кредиты на стройку у “родного” Волго-Донского банка: банк, как учредитель, заинтересован в проекте.

Время шло, средства практически закончились, а ресторана “Туркестан” по Советской, 5, все не было. Почему - интересный вопрос. ООО “Туркестан”, бравшее кредиты (в деле фигурирует около 12 млн рублей) на стройку у Волго-Донского банка, являлось самостоятельным юридическим лицом. И, несмотря на то, что кредитор был его учредителем, обязано было возвращать долги. Дальше дело становится темным и ответвляется в отдельное уголовное дело, которое было возбуждено против Жоржа Барбара, срочно отбывшего на родину, в Ливан. Он обвинялся в незаконном получении кредитов, но может статься, что он просто убоялся (вполне обоснованно, хоть и в теории) проблем с хозяевами-кредиторами и свалил “за бугор”, пока это было возможно. Кстати, в конце 2011 года, сообщила суду Милованова, уголовное дело в отношении Барбара было прекращено за истечением срока давности. Он появлялся в Волгограде, но, по ее же словам, по получении ею повестки в суд срочно вернулся на родину.

- Я думаю, что Милованова частично лукавит и выгораживает мужа, - комментирует показания свидетеля адвокат Алёшин. - На самом-то деле интерес Барбара в получении этого объекта недвижимости в управление был очень большой. Как часто и кому еще из граждан Ливана выпадает стать ни с того ни с сего директором ресторана в России? Тем более под покровительством банка. То есть показания Миловановой имеют цель оградить мужа от ответственности и сокрыть его подлинную роль в этом деле. Конституция России и уголовно-процессуальный закон позволяют ей не свидетельствовать против своего мужа. Но если по сути, то ее показания серьезного значения для судебного разбирательства не имеют.

Перефразируем слова защитника: при чем тут Кобозев?!

РАЗВЕЛИ ВОДИТЕЛЯ

Как бы то ни было, долги у “Туркестана” перед банком остались, и вопрос этот надо было как-то решать. Подвал уже был внесен в уставной капитал прогоревшего общества, так что контроль облсовпрофа над своим имуществом можно было сохранить путем создания другого ООО, с участием аффилированной с ним структуры. В результате гражданами Лебедевым С.А. и Мильманом Л.М. было предложено (что являлось вполне обычной и законной, кстати, практикой) создать новое ООО. То есть старое общество упразднялось, а новое за его долги отвечать не может. И здесь мы отпускаем со сцены Ирину Милованову и смотрим во все глаза и с открытым ртом на Владислава Лизунова.

Лизунов Владислав Аркадьевич, бывший водитель Луневой Е.В., главного бухгалтера гостиничного комплекса “Турист” (который находится в ведении облсовпрофа). Женат, высок, растит сына, не помнит дату своего рождения, которую сверяет по паспорту. В общем, идеальный кандидат на должность зицпредседателя вновь образованного ООО “Евростиль”.

Организация в подвале здания облсовпрофа заведения общепита оказалась в результате хорошей идеей. Об этом можно судить по тому, как за эту идею ухватились руководители гостиничного комплекса “Турист”, господа Мильман и Лебедев. Они решили создать новое ООО, которое завершило бы то, что не удалось детищу Волго-Донского банка. При этом облсовпроф юридически уже потерял свой подвал за долги “Туркестана” и не имел к дальнейшей его судьбе никакого отношения (тем более что отношения облсовпрофа и “Туриста” вскоре сильно испортились). По крайней мере, насколько можно судить из тех же свидетельских показаний. Правда, не из всех, но - по порядку.

Достоверно не известно, зачем создатели ООО “Евростиль” решили подстраховаться настолько, что практически записали свою фирму на водителя Лизунова, который в бизнесе - ноль. Так обычно поступают для избегания возможной ответственности перед законом. Лизунов, не вникая в суть, подписывал документы, которые ему давало начальство. То есть, по сути, служил стрелочником. Однако, как отмечают защитники Кобозева, за вновь созданным ООО не было замечено никаких незаконных дел. Так что, в принципе, Мильман и Лебедев могли и не вовлекать Владислава Аркадьевича в свою операцию. Зато теперь допрос свидетеля Лизунова выглядит так, как будто обвиняемый он, а не Кобозев. Или, скорее, его бывшие непосредственные начальники.

Юрист гостиничного комплекса “Турист” Александр Попов на допросе 17 апреля рассказал примерно следующее. При создании “Евростиля” встал вопрос: кого назначить гендиректором. И - о чудо! - он совершенно случайно встретил Лизунова в курилке и предложил сей пост ему. Якобы тот давно проявлял желание стать директором чего-либо, а тут - такая удача. (Нужно отметить, что помимо Мильмана и Лебедева у водителя “Туриста” в начальниках были главный бухгалтер Лунева и сам Попов, который, кстати, приходится родственником Лебедеву.)

Сам Лизунов описывает свое назначение иначе. По его словам, его вызвали в кабинет высшего начальства и “предложили” пост гендиректора “Евростиля” как гарантию сохранения работы водителем. То есть либо подписывай за нас бумажки, либо потеряешь работу. И Лизунов, что называется, крепко взялся за баранку. Ему давали на подпись учредительные документы, банковские чеки и другие деловые бумаги, и он подписывал их. “Гендиректор” сам возил работников бухгалтерии и Александра Попова в банк “Возрождение”, где за него заполняли квитанции и чеки, а он их подписывал. Таким образом, он де-юре вносил и снимал со счета ООО “Евростиль” деньги, а де-факто это делали другие люди его руками (информация основывается на показаниях самого Лизунова). По меткому выражению свидетеля, спроси его, сколько раз он менял масло во вверенном ему автомобиле, он ответит не задумываясь, а вот что, где, когда, зачем и сколько “бумажек” он подписывал - это уж бог знает.

К слову, при предъявлении этих самых “бумажек” Лизунов показал, что не все из них были подписаны его рукой. А между тем он в документах значится не только гендиректором “Евростиля”, но и его главбухом. Короче, есть почва для расследования дела о подделке документов, в том числе налоговых деклараций. Но следствие почему-то волнует не это, а возможная причастность к деятельности ООО “Евростиль” именно Вячеслава Кобозева.

Почему? Во-первых, “Евростиль” своей задачи по открытию ресторана, как и “Туркестан”, не выполнил. (“Чешский двор” открыла уже четвертая или пятая по счету фирма.) То есть облсовпроф “понес урон” от подвала, которым практически не владел. Во-вторых, гостиничный комплекс “Турист” входит в ведение облсовпрофа, а значит, можно “назначить” Кобозева ответственным за его деятельность. И это притом, что фактическими учредителями “Евростиля” стали некая гражданка Княжеченко и водитель руководителей того же самого “Туриста”, и фамилия их отнюдь не Кобозев.

Большинство из рассматриваемых в “деле Кобозева” эпизодов могли бы действительно стать предметами конструктивного разбирательства, если бы бывший председатель облсовпрофа оставил скамью подсудимых и занял бы место за свидетельской кафедрой. (Как минимум он рассказал бы, при каких таких загадочных обстоятельствах в его домашнем сейфе при обыске появились патроны.) Но такой поворот событий вряд ли выгоден его оппонентам. По крайней мере, о возбуждении уголовного дела хотя бы о фальсификации учредительных документов и налоговых деклараций ООО “Евростиль” пока не слышно.

Павел ОСИПОВ

2012-06-06 13:54:56


Комментарии: