Top.Mail.Ru
Общество

Социализм глазами энтузиаста или реанимация глубинки

На вопросы “Солидарности” ответил известный “реаниматолог” страны Глеб Тюрин


Пока власти сетуют на упадок села и размышляют о необходимости диверсификации экономики в моногородах, отдельные энтузиасты пытаются переломить ситуацию на местах. Глеб ТЮРИН - один из самых успешных таких энтузиастов. За последние 15 лет он сумел запустить десятки проектов развития архангельских сел при помощи самоуправления, а сейчас занят проектом развития небезызвестного нашим читателям Пикалево. О том, как учить людей брать ответственность за судьбу своей малой родины в свои руки, Глеб Тюрин рассказал “Солидарности”.

На семинаре клуба “Экономика заслуг” лаборатории социальных инноваций Cloudwatcher Глеб Тюрин представлял свой новый проект - “Новое Пикалево”. А заодно и рассказал, каким был путь к этому проекту.

- Когда-то я несколько лет отработал в Архангельской области сельским учителем. Потом ушел в бизнес, но сельская жизнь не забывалась. И все думалось: почему же наша глубинка затухает? Я искал опыт, который помог бы изменить наши деревни. И в России, и за рубежом. И он стал находиться. Однажды в Скандинавии в одном небольшом городке позвали меня посетить местный “кружок будущего”. Приходим, а там в подвале местной школы собралось человек 30 работяг. Они обсуждают, как жить дальше. Их городок живет за счет работы горно-обогатительного предприятия, но через несколько лет руда должна закончиться. С ума сойти! Вроде, гром у них еще не грянул, а они уже думают. Но, главное, развитие поселений - у нас же это ответственность одной лишь власти. Нам все должна дать власть! А они там сами думают. Спрашиваю: «Почему?» Они отвечают: «Если нам что-то надо, то и придумать это мы должны сами. Если кто-то за нас придумает, не факт, что это будет в нашу пользу». При этом они дружат с властью, которая поддерживает их начинания, - идеи местного населения обходятся дешевле, чем запланированные властями мероприятия.

Потом я узнал, что такой подход, основанный на коллективном действии, солидарности местных жителей, во всем мире является сегодня одним из ключевых направлений, столбовой дорогой. Он есть и в Европе, и в Латинской Америке, и в Азии. Это называется Community Development (широкий термин, применяемый к практике и академическим дисциплинам; участие граждан, местных лидеров, активистов и специалистов в улучшении различных аспектов местного устройства). Адекватного русского эквивалента нет. Можно говорить: развитие местных сообществ или развитие локальных территорий.

РОССИЙСКИЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ

Глеб Тюрин всерьез занялся развитием местных сообществ. Стал изучать опыт разных стран. А потом вернулся на родину и создал небольшую организацию - Институт общественных и гуманитарных инициатив (ИОГИ), сплотил команду энтузиастов.

- Нечто подобное Community Development было и у нас - в земствах. Мы часто говорим, что главный наш актив – люди. Говорим, но не верим в это. А в благополучных странах это понимают. Традиционно под управлением у нас понимают административные действия властей. А развитие территорий должно быть сосредоточено в руках самих жителей.

Потому что есть задачи, которые административный аппарат решить может, но есть такие, которые он решать не может. Но чтобы сельские жители смогли начать самостоятельно решать свои задачи, им нужно помочь, научить, поддержать. Примерно так же, как футбольный тренер учит мальчишек, которые собрались в футбольную команду. Перед нами стояли следующие задачи: преодолеть традиционное мышление, выявить людей, которые способны креативно мыслить, и научить этих людей писать проекты. Потому что пока ты не научился правильным отношениям с бумагой и законами, ты не можешь быть полноценным собственником.

Власти Архангельской области удивились, что кто-то хочет развивать глубинку не на конференциях, а в самих деревнях. Однако Тюрин нашел поддержку в лице вице-губернатора Архангельской области Тамары Румянцевой. А там и познакомился с главами районов. В Красноборском районе его “командировали” на правый берег Двины. Этот район разделен широкой рекой без моста. Соответственно, осенью и весной возникают ситуации, когда долгие недели добраться до правого берега нельзя - лед еще не встал, а плыть уже нельзя. В советские времена там производили молоко. И возили “кукурузниками” за реку. Сейчас правый берег Двины почти не заселен. Население там жило в тотальной нищете - работы нет, кормятся тем, что добывают в реке и лесу.

- Приезжаем мы в село, собираем жителей. Спрашиваем, предлагаем подумать, что у них есть. Жители отвечают, в переводе на приличный язык, что ничего у них нет. Говорим: “У вас есть земля”. Жители сообщают, опять-таки в переводе на приличный, что не знают, что с этой землей делать. Земли много, но она вся давно заросла травой. Стали думать, как можно использовать траву. Вообще применений много: и в строительстве, и в химии, и производство лекарственных трав. Можно ведь и просто сена накосить. Но у жителей возникла идея о меде, ведь повсюду луга и цветы. Которая тут же подверглась критике: какой мед на Севере? Это нерентабельно, зима длинная, и за зиму пчелы меда съедают больше, чем добывают за лето.

После долгих споров сельчане додумались до пакетного пчеловодства - каждую весну закупать новые пчелосемьи и не заботиться об их обеспечении зимой. В девяностых годах пчелосемья стоила 700 рублей. А меда она собирала на 2500 рублей. В итоге сельчане организовали ТОС - территориальный орган самоуправления. Просчитали проект, решили, кто будет работать на пасеке. Все, что можно было сделать самим, сделали. Им дали от области два гранта - на 20 тысяч и на 50 тысяч рублей. Сейчас, спустя десятилетие, в пакетном пчеловодстве правого берега Двины годовой оборот средств достиг 10 млн рублей. А местный мед постепенно почти вытеснил привозной.

МИНУСЫ МАССОВОГО ПРОИЗВОДСТВА

Все рассказанные Тюриным истории свидетельствуют о том, что для развития территории не обязательны большие вложения. Нужно просто уметь разбудить в людях интерес и научить их брать ответственность за судьбу своего поселения. Самое сложное в этом - отучить ждать решений сверху. И отучить ждать финансирования сверху. Тогда люди могут сосредоточиться на нестандартных решениях с минимумом вложений.

- Я считаю, мы находимся на переломном этапе, - говорит Тюрин. - Мы проиграли XX век и проиграли последнее десятилетие. В России просто нельзя сейчас жить, у нас чудовищная депопуляция. Министр Набиуллина как-то высказалась, что в нашей стране достаточно оставить десять мегаполисов. Я считаю, что причина именно в таком векторе развития страны. Сейчас все ориентировано на массовое производство. Экономика стала надтерриториальной, основные деньги делает посредник. Нужно менять модели поведения, изменять социальные институты. Перестать ориентироваться только на производительность труда. В свое время “Тойота” была гигантом, а потом компания поняла, что спад и кризис могут пережить только маленькие компании. В результате теперь “Тойота” состоит из тысячи маленьких компаний. Они разбросаны по всему свету и работают с большой ориентацией на потребителя. Ты приходишь, говоришь: “Хочу такую-то модель, такого-то цвета, с такими-то фарами”. Тебе в ответ: “О’кей, через три дня получите”.

“НОВОЕ ПИКАЛЕВО”

В качестве яркого примера минусов массового производства Глеб Тюрин назвал Пикалево. Три года назад из-за разногласий собственников предприятий город оказался на грани уничтожения. Читатели “Солидарности” помнят, что тогда работники стали устраивать громкие акции, привлекая внимание общественности, и в итоге привычный цикл производства был восстановлен при помощи вмешательства премьер-министра.

Благотворительный фонд “Вольное дело” Олега Дерипаски (собственника “БазэлЦемент-Пикалево”) пригласил Тюрина для создания проекта превращения Пикалево в “умный” город с диверсифицированной экономикой.

По словам Тюрина, сейчас в городе формируется система развития. Проще всего достичь этого объединением уже имевшихся энтузиастов из различных групп. И дальше развивать креативные сети со связями вне города. Таким образом создается некая гибкая информационная система.

Тюрин начал искать энтузиастов на заводе “БазэлЦемент-Пикалево” и нашел первых в молодежном совете. Проект стартовал в начале года, однако в группе проекта “Новое Пикалево”, зарегистрированной в социальной сети “Вконтакте”, уже более тысячи человек. Из этой тысячи несколько десятков готовы на более “осязаемые” действия.

- Для жителей маленьких городов работа с будущим - это не работа, а болтовня. Они сразу хотят что-то делать. В Пикалево они для начала подумали: а что они могут сделать? И расчистили от залежей мусора набережную, одно из самых живописных мест города. Потом подумали, “а что бы еще придумать”, и придумали сделать на набережной указатели вроде “Пикалево - Рим”.

По словам Тюрина, в расчистке набережной участвовали 80 человек. А всего сейчас в городе в рамках проекта “Новое Пикалево” действуют несколько проектов: создание центра робототехники; благоустройство дворов, парка и набережной; строительство рампы; создание детского телевидения; введение новых методик преподавания в школах.

Что же касается развития экономики города, то идей много. И сделать “город франшиз”, и развивать зимний спортивный туризм, и организовать учебное заведение в Пикалево. И пока не ясно, какие идеи будут воплощены, - прошло менее полугода с открытия проекта.

КАК ВДОХНОВИТЬ ЛЮДЕЙ

- Вопрос, который волнует многих наших читателей: как же подвигнуть людей на активные действия? В чем секрет?

- Начинается “раскачка” всегда тяжело, заставить никого нельзя. Самое сложное - найти костяк. Если 5% готовы идти дальше, то ваша идея уже стала реалистичной. Если 15% - то она скорее всего воплотится. В этом плане в Архангельской области было легче. Там был жестокий кризис, у людей почти ничего не осталось. Это дает хорошую мотивацию, и в некоторых деревнях в наших проектах участвовало почти все население. В городе, где ситуация не самая драматичная, подвигнуть людей на активные действия труднее. Там гораздо более сложная система социальных взаимодействий. Убедить людей, что ситуация сложная и она требует их личных усилий, тяжело.

- А бывали случаи, когда жители отказывались с вами сотрудничать? Говорили “нам это не нужно”?

- Мы никогда не приезжали туда, где нас не были рады видеть. В той же Архангельской области мы сначала работали с администрацией, приглашали людей из района. Если находили понимание - приезжали уже на место, и там тренеры помогали жителям создать действенную организацию самоуправления. Плюс нашу деятельность освещали систематические публикации, у нас даже было свое небольшое новостное агентство.

- Как происходит формирование “костяка”?

- Обычно для того, чтобы сформировался полноценный костяк, требуется около полугода работы. Причем происходит все так: сначала у всех появляются идеи. Общаются все вежливо и дипломатично, пока их идеи не слишком дороги каждому. Происходит процесс объединения людей. А потом каждому своя идея становится все дороже, возникают разночтения. И наступает период бури. Если при этом люди умудряются договориться, то можно считать группу сформированной. Не договорились - у нас нет группы, есть только процесс ее формирования.

- В чем состоит задача тренера при формировании группы?

- Задача тренера - помочь создать группу. Именно группу, ведь нередкость, когда находится лидер и стремится всех подавить. Тренер должен сопровождать процесс выстраивания группы и помогать придумать что-то новое. Для этого людей нужно обеспечить новой информацией, причем они должны ее усвоить и переработать. В задачах тренера также помочь людям самим оценить, насколько найденные ими решения новые и значимые. Помочь эти новые решения сформулировать на новом, официальном языке. Научить составлять проекты, считать риски, считать бюджет. К примеру, проект с “Родниками любви” в деревне Фоминской - без помощи тренера проект строительства родников у сельчан выглядел просто “берем лес и строим”. У тренера возникает вопрос: а где взять лес? И после череды таких вопросов выстраивается уже детальный проект: надо купить лес на корню, нанять бригаду для спила, осучковать лес, обработать его, организовать доставку и т.д. Подсчитали бюджет мероприятий, подумали, как удешевить. И только тогда проект стал жизнеспособным. Была составления заявка, которую послали на областной конкурс. Без сопровождения тренера на этих этапах все тормозится. Потому что жители - не управленцы, у них нет необходимых навыков. Как итог - в сопровождении тренера получаются более значимые проекты, чем без сопровождения. И большинство наших проектов потом были скопированы в соседних поселениях.

- Кроме Пикалево, в России еще 430 моногородов. Большинство из которых оказались во время финансового кризиса в бедственном положении. Минэкономразвития тогда обещало, что будет предпринимать шаги для диверсификации экономики этих городов. А через пару лет министерство заявило, что ни одни город не предложил достойного проекта развития, поэтому денег на развитие никому не дадут. Почему же никто так и не придумал достойного проекта?

- Потому что эти программы создают вовсе не местные жители для себя. Программы развития у нас обычно создают экспертные центры. Эксперты живут далеко. И то, что они придумали, обыкновенные люди понять не могут. Да что там говорить, они даже прочитать не могут то, что экспертные центры придумали, - это сотни страниц на непонятном им языке. Люди должны быть втянуты в процесс принятия решения и обсуждения. А у нас их не втягивают. В лучшем случае информируют, эффективность от этого нулевая. Развитие “снаружи” - всегда очень дорогостоящий проект, и, как правило, речь идет о строительстве заводов, а это не решает проблемы.

Создать же целую сеть “мелких бизнесов”, которая поддерживала бы город в жизнеспособном состоянии даже в кризис, из министерства невозможно. Это должны сделать сами люди. А люди не могут придумать что-то, чего никогда не видели. В маленьких городах совсем другой ритм жизни, там почти ничего не меняется за десятилетия. Нужно втягивать людей в процесс. Придумали один проект - воплотили. Стали думать дальше. В итоге будет создана активная прослойка горожан. Будет перекачка новых знаний, новых компетенций, нового потенциала. Должны работать информационные связи как внутри, так и снаружи. Сейчас в Пикалево у нас создается информационная сеть, в которой уже есть инженеры, дизайнеры. Люди, которые могут предать опыт, подсказать новые идеи. Но самая большая сложность - не отсутствие денег, а выработка нового понимания. Мы хотим составить своего рода справочник, в котором были бы перечислены примеры уже существующих небольших, но успешных локальных производств. Так что если ваши читатели знают примеры удачных местных производств или необычных услуг - пусть напишут нам в группу “Новое Пикалево” в социальной сети “Вконтакте” или на мой почтовый ящик: [email protected]

Полина САМОЙЛОВА

“А”-СПРАВКА

Архангельские деревенские истории


В деревне Грехнев Пал основная проблема оказалась в отсутствии воды. За всю историю деревни там было три водонапорных башни, да развалились. Болота в округе и те пересохли. А без воды даже подсобное хозяйство вести не получалось. На общем собрании жители вспомнили, что есть артезианская скважина. Но на строительство башни нужно около миллиона рублей - таких денег у муниципалитета нет. И в ближайшие годы не появится.

И вот тогда подумали сельчане: а не собрать ли новую водонапорную башню из стрех старых? На тренингах был разработан проект. Районные власти помогли с инженерным обеспечением. На 50 тысяч рублей закупили грехневцы труб и инструментов, а в качестве рабочей силы выступили сами. В итоге в поселке есть вода.

В деревне Фоминской местные жители решили привести в порядок родники у деревни. Вычистили помойку вокруг источников, поставили бетонные кольца для водозабора, срубы, беседку в традиционном русском стиле, декоративную ограду. Решили проблему с водой и заодно решили сделать из родников достопримечательность - назвали их “Родниками любви и поцелуев”. Оставили рекламу в соседнем ЗАГСе. Теперь в выходные дни свадьбы тянутся к родникам. И оставляют деньги в деревне. Начали приезжать к родникам и просто отдыхающие - жители решили сделать для них площадку для шашлыков. В той же Фоминской орган самоуправления отстоял лес от вырубки, добился льгот своим ветеранам, взял на себя обмен паспортов. Так что в самостоятельное управление жители “втянулись”.

В поселке Хозьмино жители вначале решили благоустроить два дома для ветеранов войны. Дома обшили сайдингом, покрасили, приделали резные карнизы и наличники. На расходы потребовалось 250 долларов. Посмотрев на это, все соседи сделали себе такую же отделку, и образовалась нарядная улица. Затем ТОСовцы засеяли общие сенокосы травой, которая дает гораздо больше зеленой массы. Взялись реставрировать деревенскую церковь. И модернизировали систему отопления: в 16 домах установили печи или мини-котельные, а освободившиеся мощности отопительной системы направили на школу, клуб, больницу. Эффект от переустройства отопительной системы: 80 тысяч рублей в год экономии бюджетных денег. После полной модернизации отопительной системы экономия составит 600 тысяч рублей в год.

В деревне Леушинской из заброшенного здания котельной сделали шейпинг-зал. Район выделил для этого зала половину ставки руководителя спортивных секций.

В деревне Берег безработные женщины решили выращивать капусту. Создали производственный кооператив, получили на проект грант. Они капусту вырастили, продали, на полученные деньги благоустроили медпункт, спортплощадку для детей. Сейчас сделали ремонт в клубе и создают там информационный центр ремесел.

В селе Ошевенск жители взялись за заброшенный купеческий дом XIX века и за два года полностью его восстановили. Даже воссоздали интерьер тех времен. Получилась замечательная маленькая гостиница-музей.

Деревня Заозерье совсем захирела. Производства не было, до районного центра очень далеко, да и дороги плохи. Школу и ту собирались закрыть - в деревне осталось всего двое детей. Жители подумали-подумали и решили открыть в поселке дом престарелых - одиноких стариков, нуждающихся в уходе, в округе много. Перевезли здание закрытого детского сада из соседней деревни, за три года отремонтировали и в 2004 году открыли дом престарелых на 14 мест. Выделили для медсестры благоустроенную квартиру и дали объявление в газету. Приехала женщина с двумя детьми-школьниками. В результате и школу в деревне не закрыли. В дом престарелых устроились на работу еще несколько местных жителей, у остальных появилось место сбыта сельскохозяйственной продукции.

В деревне Еркино поставили мост через канаву, подсыпали дороги. Потом деревня взялась за освещение улиц, укрепление берегов от паводков. Летом организовали детский лагерь для учеников художественной школы из райцентра, отреставрировали старинную избу и сделали там Музей народного быта и Центр ремесел для детей и взрослых.

Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

m_a_g_
13:40 от 26.06.2012
Пикалевец! Ты плюнул и ушел. Ай молодца, объяснить то нет желания. Может и написано красиво, идея все равно в корне идеальная. А вы наверно сидите на попе и ждете-ждете-ждете?
Пикалевец
23:39 от 22.06.2012
Ложь и провокация.


Новости СМИ2


Киномеханика