Top.Mail.Ru
Общество

Угадал один из пяти...

Свидетель СОСИН по “делу Кобозева” запутался, на каких заседаниях исполкома облсовпрофа он был, а на каких не был


Последние заседания по “делу Кобозева” в этом году не изобиловали шокирующей информацией. Свидетель Оксана АРИСКИНА дала достаточно подробные показания по двум эпизодам. А свидетель Федор СОСИН дал крайне запутанные и противоречивые показания по первому эпизоду обвинения. Лишь в одном случае из пяти его показания относительно того, был он или не был на том или ином заседании исполкома облсовпрофа, совпали с официальными данными протоколов о присутствии членов исполкома.

Минувшая неделя завершила на этот год серию судебных заседаний второго рассмотрения дела бывшего председателя Волгоградского облсовпрофа Вячеслава Кобозева. Судебное следствие продолжится в середине января следующего года. А в этом году суд завершил допрос свидетеля Оксаны Арискиной, бывшей управляющей делами облсовпрофа, и начал допрос свидетеля Федора Сосина, председателя Волгоградского обкома профсоюза работников автомобильного и сельхозмашиностроения и бывшего члена исполкома облсовпрофа.

ПРАЗДНОВАНИЕ СТОЛЕТИЯ

По третьему эпизоду обвинения, связанному с празднованием столетия профсоюзов, Оксана Арискина дала весьма подробные показания: каким транспортом располагал облсовпроф, какой транспорт из нанятого она видела, какие проводились мероприятия, какое использовалось оборудование и какие закупались подарки. В частности, по ее показаниям, при праздновании использовалось примерно пять автобусов иностранного производства, теплоход, а также мультимедийное оборудование, перевозившееся на микроавтобусе. Мероприятия по празднованию проводились на протяжении всего 2005 года с выездом нескольких делегаций облсовпрофа в города России и во Францию.

Сторона обвинения стала возмущаться: показания свидетеля на заседаниях суда (как при первом, так и при втором рассмотрении дела) кардинально отличаются от данных ею на предварительном следствии. Впрочем, показания, полученные следователями от Арискиной, несложно пересказать: не помню ничего. В то, что данные на следствии показания хоть сколько-нибудь соответствуют реальности (на чем настаивала прокуратура), верилось с трудом. Потому что по факту в ходе празднования столетия профсоюзов Арискина занималась заказом и покупкой подарков для участников всех праздничных мероприятий облсовпрофа, закупкой цветов и венков для их возложения при посещении Вечного огня, тиражированием документов и раздачей их гостям. Но почему же она обо всем этом не сказала на следствии?

Как пояснила свидетель (уже не в первый раз), следователь вызвал ее на допрос в январе 2010 года прямо из больницы, где она находилась на стационарном лечении после операции. При этом адвокат, ранее присутствовавший на первом ее допросе, не извещался и не присутствовал на допросе. С трудом верится в показания свидетеля в этой части о том, что адвокат не был приглашен на допрос с ее ведома. Более того, по ее словам, она давала другие показания, но следователь убеждал ее, что она “путает”, и она, находясь в болезненном состоянии и устав объяснять и сопротивляться напору следователей, соглашалась с тем, что ничего не видела.

Сторона обвинения возмутилась: почему же Арискина не пришла позже изменить свои показания?

- Следователь меня не вызывал, а сама я идти туда не могла, не хотела и боялась. В период следствия, когда я давала показания, мне угрожали. Звонили на домашний телефон, угрожали сжечь машину, сжечь квартиру. Я позвонила в Генеральную прокуратуру, в отдел по надзору. Мне пообещали разобраться, и с тех пор звонки прекратились.

“АЭРОБУС”

По эпизоду с ООО “Аэробус” Оксана Арискина подтвердила показания свидетелей, прозвучавшие ранее: профсоюзный Дворец спорта находился в бедственном положении, денег не было ни на необходимый ремонт кровли, ни даже на зарплату сотрудникам. Решение о создании ООО “Аэробус” принималось исполкомом, а не лично Кобозевым, хотя он имел на это самостоятельное право. Разделение Дворца спорта на “литеру “А” и “литеру “Б” и последующее внесение “литеры “Б” в уставный капитал ООО “Аэробус”, как считает Арискина, было продиктовано острой экономической необходимостью и соображениями общественной безопасности. Свидетель признала, что, несмотря на то, что не все ожидания от этого проекта оправдались, создание ООО “Аэробус” принесло много пользы облсовпрофу. Во-первых, снизилась налоговая нагрузка на Дворец спорта, вдвое снизились коммунальные платежи. Кроме того, была отремонтирована кровля, на что денег у облсовпрофа, владельца Дворца спорта, не было. А без ремонта крыши здание попросту разрушилось бы.

- Объяснялось ли членам исполкома, что после внесения здания “литера “Б” в уставный капитал ООО “Аэробус” это здание не будет уже принадлежать облсовпрофу? - упорствовал прокурор.

- Хотя члены исполкома и не юристы, но не надо делать из них не пойми кого! Это опытные, разумные люди и руководители самостоятельных организаций. Все они понимали, что после передачи имущества в уставный капитал ООО “Аэробус” оно будет принадлежать ему, но облсовпрофу будет принадлежать доля в уставном капитале, эквивалентная этому имуществу. Что тут не понимать?!

Судья прекратил это баталию и попросил умерить эмоции.

НЕ УГАДАЛ

Показания Федора Сосина, председателя обкома профсоюза работников автомобильного и сельхозмашиностроения, не дали почти никакой новой информации для суда, но зато процесс их получения имел отчетливо детективную природу.

Федор Сосин давал четкие и недвусмысленные показания. Правда, основная их масса была внутренне противоречива и противоречила официальным, объективным документам. В частности, ему были предъявлены пять протоколов заседаний исполкома. Лишь в одном случае из пяти его показания относительно того, был он или не был на том или ином заседании, соответствовали официальным данным о его присутствии или отсутствии, имеющимся в протоколах заседаний исполкома. Когда Сосину зачитывали вопросы из повестки дня заседания 2006 года, он уверял, что именно их слышал на заседании в 2004 году и помнит их очень хорошо. Его спрашивали, кто был докладчиком по этим вопросам, он называл тех или иных лиц из облсовпрофа. Но потом выяснилось, что это не так и докладчиком по всем вопросам был Кобозев.

Регламента облсовпрофа председатель обкома Сосин никогда не изучал и не читал. О том, что давались особые, дополнительные полномочия Кобозеву, помнит, но не может точно о них сообщить. Но уверен, что формулировка “право распоряжаться имуществом облсовпрофа” не давала председателю облсовпрофа права отчуждать имущество. Да и вообще считает, что отчуждение имущества никак не входит в понятие “распоряжение имуществом”. Неудивительно, что Федор Сосин, не знавший и не знающий поныне Регламента облсовпрофа, не смог объяснить особенности принятия решений в “рабочем порядке”. Точнее, он рассказал, что изредка такие документы принимались, но почему-то считал, что с проголосовавших по телефону после обзвона еще собирали и подписи. Он уверен, что экономические вопросы не решались в рабочем порядке, но не знает никакого документа, который запрещал бы это делать. От части своих показаний Сосин отказался уже в процессе допроса и признал, что “до перерыва на обед все сказал неправильно и за давностью перепутал” (в частности, наверное, о заседаниях 2004 и 2006 годов). Но пока так и не ясно, что именно председатель обкома Сосин помнит о событиях 2004 - 2006 годов и что с чем он перепутал.

Полина САМОЙЛОВА

Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте



Новости СМИ2


Киномеханика