Top.Mail.Ru
Охрана труда

На нефтяном РПК

На охрану труда и развитие производства ряд компаний нефтяной отрасли тратит приличные деньги, но всех проблем с условиями труда работников это не снимает. Корреспондент “Солидарности” побывала на одной из нефтеперевалочных баз на Балтике, прошла вводный инструктаж по охране труда и понаблюдала за работой на железнодорожной сливной эстакаде.

Материал этот планировался не как “проблемный”, а скорее как методический - об организации работы по охране труда. И чтобы не делать никому рекламы, корпоративные признаки не указаны.

КАБИНЕТ ОХРАНЫ ТРУДА

Инженер по охране труда Галина оказалась для меня едва ли не единственным консультантом и собеседником на предприятии. Председатель профорганизации был в отпуске, остальные работники профкома не нашли времени пообщаться. Впрочем, на сей раз это было не столь важно.

Кабинет охраны труда мне понравился. Его хозяйка скромно говорит: “Мы пока недооснастились”. Еще нельзя показывать DVD, но есть “диски, на которых снят наш объект, можно посмотреть маленькое кино”. На занятиях по пожарной безопасности показывали ролики на кассетах. Есть компьютеры, но пока не задействованные в обучении - нет соответствующих мультимедийных программ. “У нас с отделом кадров в планах - сделать так, чтобы учебный класс был не только по охране труда, но и по профподготовке, - рассказывает Галина. - Мы тогда, например, сможем показать полностью, как идет обработка состава. Чтобы человек пришел и увидел, что и как надо делать”.

В шкафах - образцы спецодежды и СИЗ, везде наклеены бирки. “Вот такие очки и респираторы мы покупали сначала, но они не подошли. Самые лучшие - вот эти, которые заказываем теперь”.
Видно, что на кабинет охраны труда не поскупились. И если все будет так, как планирует Галина, можно ожидать и дальнейшего улучшения - в сторону большей интерактивности, большего использования визуальной информации.

ВВОДНЫЙ ИНСТРУКТАЖ

Пока же визуальной информации скорее не хватает. Вводный инструктаж расписан на 120 минут - вполне можно сделать аудиозапись или мультимедийный фильм. Ведь внимательно слушать в течение двух часов и ничего не забыть - сложно. Конечно, еще будут первичный инструктаж на рабочем месте и целевые инструктажи перед каждым допуском. А на вводном занятии Галина “открывает объект”: “Я начинаю с того, где мы находимся. Показываю: вот танкер, вот боновые заграждения - чтобы ничего не попадало в акваторию. Рассказываю о природоохранных мероприятиях - их выполняет подрядная служба”. Но упор она делает на взрыво-пожароопасности - объект-то очень опасный. Говорит о правилах поведения на территории, о том, что запрещено. Немного о трудовом законодательстве - об обязанностях работника и работодателя. Ну, еще Галина призналась, что уже не раз говорила молодым рабочим: “Если хотите, чтобы не нарушали ваши трудовые права, то хотя бы ознакомьтесь с тем, что вам положено по Трудовому кодексу, и защищайте себя сами”.

По ходу разговора я не раз спрашивала, как выглядит тот или иной процесс: слив нефтепродуктов из цистерны, залив в танкер... Фотографий для иллюстрации рассказа не оказалось, и вместе с Галиной мы и отправились восполнять этот пробел.

ОСНОВНАЯ СПЕЦИАЛЬНОСТЬ

На распределительно-перевалочном комплексе (РПК) основная специальность - сливщики-разливщики. Они обслуживают сливные эстакады. Работа, говорит Галина, считается вредной, и все усилия направлены на то, чтобы хоть как-то сгладить эту вредность: “Прошла аттестация рабочих мест, и по ее результатам с 1 мая 2005 года ребятам доплачивают 8% за вредность. Плюс по колдоговору - по пол-литра молока в смену. Шесть дополнительных дней к отпуску. Через соцстрах могут выделять путевки, но у нас в основном молодежь, профзаболеваний пока не выявлено”. До мая 2005 года ни молока, ничего другого “за вредность” не давали...

Что делают сливщики-разливщики? Почему работа вредная?
В основном из-за паров нефтепродуктов, поясняет Галина. На эстакадах принимают составы с цистернами. Смотрим. Бригада в 16 человек распределяет обязанности. Группа рабочих пошла на верх эстакады: срезали пломбы на цистерне, подняли крышки... Спустились, отсоединили люк, подсоединили УСН, привинтили... Пошли наверх, открыли специальным ключом донный клапан... Одна цистерна обработана. Потом, когда уйдет состав, надо будет еще вымыть эстакады паром. Но - скорость! Чтобы сделать снимки, пришлось побегать - так быстро перемещались рабочие от цистерны к цистерне. А длина эстакад - 430 м! Сделать несмазанную фотографию процесса открывания донных клапанов вообще не получилось. И ведь еще положено цепляться поясами за мостики, перед тем как выйти на площадку у люка...

“Хорошо, что еще тепло, а зимой на эстакаде, тем более на цистерне, скользко и опасно”, - подумала я. А Галина начала объяснять, что они закупают спецобувь с нескользящей, масло-бензостойкой подошвой и что есть погодные нормативы: при ветре больше 15 м/с и грозе слив прекращается. Есть таблица температур и скоростей ветра, при которых нельзя работать. Прошлой зимой бывало и минус 30, что, конечно, тяжело выдержать - и влажность высокая, и ветер на море почти не прекращается. Галина рассказывает, что “на улице невозможно было выстоять даже 20 минут. Но ребята работают группами, друг друга сменяют: добежали, подсоединили, уходят греться. При морозе в 25 - 29 градусов рабочий день должен сокращаться на час, с перерывами в 10 минут каждый час, чтобы погреться. Мы стараемся правил придерживаться, но мы не можем сократить рабочий день - непрерывное производство, поэтому даем перерывы побольше. Летом тоже очень тяжело - жарко...”

По спецодежде действуют типовые “корпоративные” нормы, расширенные по сравнению с госстандартами. Есть согласованные с профсоюзом и утвержденные гендиректором нормы на спецодежду на 2006 год. Проходит срок, и спецодежда, даже в приличном состоянии, списывается. Если не выдерживает раньше - нагрузки-то высокие - тоже заменяют без проблем.

Серьезных несчастных случаев на этом производстве не было. Был случай с летальным исходом у строителей, но, как поясняет Галина, это подрядчики: “Они сами несут ответственность за себя. Но мы высказываем им про нарушения, потому что не хотим, чтобы на нашей территории были несчастные случаи...”

СВЕРХИНТЕНСИВНЫЙ ТРУД

В холле административного здания Галина обратила мое внимание на стенд с результатами работы. “Хорошо, сегодня успевают,
а то так и вся бригада может премии лишиться”, - вздохнула она. Все понятно - погоня за показателями. И в этой гонке за несколько лет на РПК поменялось уже три состава бригад сливщиков-разливщиков. В первом составе большинство было с высшим образованием, и они постарались перейти на менее вредную работу. Сейчас на основную специальность на эстакадах претендуют ребята, у которых за плечами только школа и армия. Правда, и они не всегда задерживаются...

Почему? Да потому, что, какую бы красивую и эргономичную спецовку на рабочих ни надели, сколько бы денег ни вложили в оборудование кабинета охраны труда, потогонка таковой и остается. Что в нефтянке, что на автомобильном конвейере... И если рабочие только на пределе сил могут выполнить план, от которого зависит, будет ли премия (а это 40 - 70% их заработка!), значит, нормативы завышены. А если профсоюз по этому поводу молчит или, хуже того, встает на сторону работодателя, когда рабочие “в погоне за планом” начинают нарушать правила охраны труда, то какова цена такому профсоюзу? Впрочем, это уже “общие рассуждения”.

Александра ПЕТРОВА
На фото - подведение устройства слива нефти к цистерне. Фото автора
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте



Новости СМИ2


Киномеханика