Top.Mail.Ru
Охрана труда

Пришел на работу и умер...

Всегда ли нет вины работодателя, если смерть работника квалифицируется как не связанная с производством?

Работа без перерывов и во вредных условиях не может не сказаться на здоровье. Особенно если по результатам медосмотра заболевание человека своевременно не выявляется, и он продолжает трудиться, усугубляя свое состояние. Причем в случае смерти такого работника "вследствие общего заболевания", пусть даже на рабочем месте, его семье компенсации не дождаться. А то, что к летальному исходу привели допущенные работодателем нарушения и профессиональная неграмотность членов медкомиссии, не учитывается - нет нормативов.

ЛИПОВОЕ ЗДОРОВЬЕ

В Курганской области, по данным органов статистики, чуть более 300 тысяч работающих. Из них 29,8% трудятся в неблагоприятных санитарно-гигиенических условиях труда. Ежегодно этот процент увеличивается, и за последние пять лет прирост составил 10%.

Занятость многих работников во вредных условиях труда подтверждает и аттестация рабочих мест. В 2010 году ее провели 230 предприятий области на 6469 рабочих местах. По ее результатам на более 70% рабочих мест класс условий труда определен как опасный - от 3.1 до 3.4, а 7% признаны травмоопасными. На некоторых промышленных предприятиях отмечается высокая интенсивность труда, работа за пределами нормальной продолжительности рабочего времени. При этом работодатели не устанавливают технологические перерывы, необходимые, чтобы работники смогли отдохнуть в нормальных санитарно-гигиенических условиях и восстановить силы, хотя законодательство (ст. 109 ТК РФ) предусматривает защиту людей, работающих при вредных производственных факторах, ограничением длительности трудового процесса.

Проверки качества и организации медицинских осмотров на предприятиях и в лечебно-профилактических учреждениях показали, что предварительные и периодические медосмотры "вредников" проводятся не в полном объеме. Причины - нет соответствующего оборудования, неквалифицированный состав врачей (их не хватает или они не обучены соответствующим образом). То есть допуск к профессии осуществляется формально и с большими нарушениями. В соответствии со ст. 212 ТК РФ работодатели обязаны обеспечить проведение медосмотров и, заключая договор с лечебным учреждением, имеют право знать, за что платят деньги. Однако в ходе проверок установлено, что работодателей не интересуют ни вопросы качества медзаключения, ни то, что заключение, например, "годен к работе в профессии электрогазосварщик", выданное медучреждением, может быть липовым.

Прозрение наступает в связи с внезапной смертью на территории предприятия якобы здорового работника. Как правило, в заключении о такой смерти указан диагноз "острая сердечная (коронарная и другая) недостаточность вследствие общего заболевания". Эти случаи подлежат комиссионному расследованию и, как правило, квалифицируются как не связанные с производством, поскольку такой вывод позволяет сделать ст. 229.2 ТК РФ. Работодатель не несет ответственности за такие случаи смерти.

Именно по этой причине ежегодно на территории области не связываются с производством от 10 до 15 смертельных случаев. Приведу примеры.

АРГУМЕНТАЦИИ НЕ ХВАТИЛО?

В описании обстоятельств несчастного случая с М., слесарем аварийно-восстановительных работ МУП "Курганводоканал", сказано, что 5 августа 2010 года бригада, в составе которой работал М., устраняла утечки и засоры на сетях канализации при температуре воздуха свыше 30 градусов. Отработав в одном из канализационных колодцев, слесарь М. поднялся по лестнице наверх, сел на горловину колодца, потом захрипел и упал в колодец на глубину 4,5 м. Один из членов бригады попытался спуститься и оказать помощь пострадавшему, но с глубины 2,5 м, испугавшись, вернулся. Пострадавшего подняли на поверхность через 30 минут после случившегося прибывшие по вызову работники МЧС, экипированные в противогазы. К тому времени М. был мертв. В крови газ СО не обнаружен. Причиной смерти названа острая сердечная недостаточность. Большинство членов расследовавшей случай комиссии, в том числе представитель трудового коллектива (профсоюза на предприятии нет), приняли во внимание только это заключение медиков и проголосовали за то, чтобы квалифицировать данный случай как не связанный с производством. Законодательство позволяет принять такое решение, если нет иных причин смерти работника. Но иные причины были, так что госинспектор труда и представитель Федерации профсоюзов области подписали акт расследования с особым мнением - связь случая с производством.

Родственники пострадавшего тоже не согласились с выводами комиссии, о чем написали заявление в Государственную инспекцию труда. В соответствии со ст. 229.3ТК РФ госинспектор труда, при участии технического инспектора труда Федерации профсоюзов области, провел дополнительное расследование. Составил заключение о несчастном случае на производстве и выдал работодателю предписание составить акт по форме Н-1. Работодатель акт составил и утвердил. Но с таким решением вопроса не согласился Фонд социального страхования и подал исковое заявление в суд, требуя признать случай нестраховым. Суд удовлетворил иск ФСС, приняв заключительный акт медосмотра за официальный допуск работника к профессии, не изучив личную медицинскую карту, в которой такого допуска нет, а есть только направление на дообследование в связи с гипертонией 2-й степени. Суд не учел причины, установленные при расследовании: работодатель допустил М. к работам, относящимся к разряду опасных, без медосмотра, с гипертонией. Не было учтено, что при производстве работ присутствовали опасные производственные факторы: повышенная влажность воздуха, повышенная температура (выше 30 градусов), возможность падения в колодец. Однако суд не нашел причинно-следственной связи между нарушениями, допущенными работодателем, и наступившей смертью работника. (Возможно, недостаточно аргументированно отстаивал свое заключение госинспектор?)

ПРОФСОЮЗНАЯ ЭКСПЕРТИЗА

Другой случай. Комиссия по расследованию несчастного случая со смертельным исходом, происшедшего 24 января 2011 года с М., начальником караула ГУ "Противопожарная служба Курганской области", большинством голосов (3 из 5) квалифицировала случай как не связанный с производством. Работник умер в лечебном учреждении, куда его доставили с места тушения пожара.

Технический инспектор труда Федерации профсоюзов Курганской области не согласился с квалификацией и письменно выразил особое мнение следующего содержания:

"Не согласна с квалификацией, так как в п. 4 Акта о расследовании несчастного случая со смертельным исходом есть не уточненное обстоятельство, имеющее важное значение для решения вопроса о квалификации, а именно: указано, что "М. прошел периодический медицинский осмотр 25.12.2009 г. Срок очередного медицинского осмотра не установлен". В данном случае срок очередного медицинского осмотра не установлен работодателем, но четко определен законодательством. Согласно п. 8 Приложения 2 Приказа Минздравмедпрома РФ от 14.03.1996 г. № 90 "О порядке проведения предварительных и периодических медицинских осмотров работников и медицинских регламентах допуска к профессии" (с изменениями и дополнениями) работники пожарной охраны проходят периодические медицинские осмотры 1 раз в год (внеочередной медицинский осмотр проводится после перенесенного заболевания, отравления).

Противопоказаниями к профессии являются: п. 3. Все заболевания сердечно-сосудистой системы, даже при наличии компенсации. В материалах случая отсутствует копия личной медицинской карты М. за период с 25.12.2009 г. по 24.01.2011 г., что не дает возможности оценить его состояние здоровья за последний год и нуждаемость во внеочередном медицинском осмотре. Также отсутствует заключительный Акт медицинского осмотра, проведенного МУ "Варгашинская ЦРБ" в 2009 году.

Поскольку М. умер от заболевания - острой коронарной недостаточности вследствие атеросклеротического стенозирующего коронаросклероза (заключение ГУ "Курганское областное бюро судебно-медицинской экспертизы от 24.02.2011 г. № 248), комиссией не исследованы полнота и качество периодического медицинского осмотра (а именно: полный состав врачей, проводивших медицинский осмотр, и обучение их по профпатологии, согласно требованиям п. 9 приказа Минздравсоцразвития № 83 от 16.09.2004 г.; полный перечень необходимых лабораторных и функциональных исследований согласно п. 8 Приложения 2 приказа Минздравмедпрома РФ от 14.03.1996 г. № 90), проведенного 25.12.2009 г. МУ "Варгашинская ЦРБ".

Не учтено, что работодатель не провел своевременно периодический медицинский осмотр в 2011 году и допустил работника без медицинского осмотра до исполнения обязанностей по тушению пожара.

В обстоятельствах случая не указано, что М. действовал в стрессовой ситуации и находился в непосредственной близости от очага пожара, в зоне задымления, без средств защиты органов дыхания (ввиду необеспеченности ими работодателем). Не исследовано влияние стрессовой ситуации и задымленности на ухудшение здоровья и в последующем наступившую смерть от острой коронарной недостаточности вследствие атеросклеротического стенозирующего коронаросклероза.

Следовательно, причинами несчастного смертельного случая являются:

1. Отсутствие контроля со стороны работодателя за составом и квалификацией врачей-профпатологов, проводивших медицинский осмотр, и необходимыми лабораторными и функциональными исследованиями в 2009 году (ст. 212 ТК РФ).

2. Допуск работника к исполнению обязанностей в экстремальных условиях пожара в 2011 году без периодического медицинского осмотра, в нарушение ст. 212 ТК РФ, ст. 213 ТК РФ, п. 8 Приложения 2 Приказа Минздравмедпрома № 90 от 14.03.1996 г. (с изм.), без средств защиты органов дыхания в нарушение ст. 212 ТК РФ, ст. 221 ТК РФ.

По данным причинам считаю, что смертельный случай с М., начальником караула Государственного учреждения "Противопожарная служба Курганской области", происшедший 24.01.2011 г., должен быть квалифицирован как связанный с производством".

Кроме этого, судмедэкспертиза в официальном заключении указала, что М. в течение 2010 года дважды лечился с оформлением листа временной нетрудоспособности, но внеочередной медосмотр он ни разу не проходил. В легких обнаружены не установленные вещества (в жилом доме горел пластик), так как лабораторные исследования делаются только на наличие карбоксигемоглобина в крови.

ВОПРОС К МИНИСТЕРСТВУ

По заявлению вдовы погибшего работника противопожарной службы Государственная инспекция труда провела дополнительное расследование (без привлечения технического инспектора труда профсоюза) и тоже квалифицировала случай как не связанный с производством. Вдова с этим выводом не согласна и направила заявление в Федеральную инспекцию труда. Вопрос остается открытым, но напрашивается вывод: Минздравсоцразвития РФ должно срочно дать подробное разъяснение, как комиссии квалифицировать несчастный случай, если работник умер на работе вследствие общего заболевания, но работодателем были нарушены положения законодательства о допуске к профессии (особенно к работе во вредных условиях), нарушены режимы труда и отдыха, выявлена повышенная интенсивность труда, работа за пределами нормальной продолжительности рабочего времени и др.

Зоя СТУЛИНА,

главный технический инспектор труда Федерации профсоюзов Курганской области

Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

10:36 от 31.03.2011
Активист
А как быть в ситуации, когда персоналу, работающему во вредных уловиях установлена продолжительность рабочей недели 36 часов.
Но для того, чтобы не попасть под депремирование, надо отработать еще по 8 часов в месяц?
Да и 36 часов - вопрос спорный. По советским работникам нормативам полагаются гораздо большие компенсации. Но говорят - "У вас не такие плохие условия труда".
Аттестацию РМ провели, а протоколы так и не показали. В итоге один на скорой уедет, другой сам до дома доковыляет...
Безнадега...
Изображение


Новости СМИ2


Киномеханика