центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+
23  (16/06/2010)

Содержание номера

Парламентская хроника

Судебные приказы попали в список непубликуемых документов


Знать не обязательно



4 июня Госдума приняла в первом чтении законопроект о включении судебных приказов в перечень актов, не подлежащих размещению в Интернете. В ходе обсуждения депутаты от “оппозиции” предположили, что в итоге “под поправку” подпадет масса судебных документов, кои де-факто не будут обнародованы. В их числе - вынесенные по делам о взыскании долгов по зарплатам и кредитам. Но усилиями “единороссов” поправка прошла большинством голосов.


Сомнительную поправку к ст. 15 закона “Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в РФ” внес первый зампред комитета ГД по госстроительству Александр Москалец. Поправка к еще не вступившему в действие закону была внесена депутатом менее месяца назад, и ее “авральное” одобрение указывает на скорейшее принятие “сенатом” и подписание президентом. В этом случае поправка вступит в силу одновременно с самим законом, с июля 2010 года...

По мнению некоторых экспертов, “проект Москальца” идет вразрез с риторикой самой судебной корпорации, по крайней мере декларирующей стремление к открытости и внедрению “электронного документооборота”. (Вообще “закон об открытости судов”, как прогнозируют эксперты, “забьет” Интернет массой данных о работе судов, в том числе “вывалит” в Сеть огромные объемы обезличенной информации о промежуточных решениях судей; сориентироваться в этом потоке и отыскать необходимое, скорее всего, не удастся.) А расширение запрета на публикацию в Сети части судебных документов выхолостит-де смысл и без того декларативного закона. Напомним, что ст. 123 Конституции РФ гарантирует открытость судебного разбирательства во всех судах (кроме случаев, когда слушание дела по закону осуществляется в закрытом режиме), а ст. 32 Конституции подтверждает право всех граждан участвовать в отправлении правосудия.

По словам Москальца, его проект исключит судебные приказы из числа судебных актов, тексты которых размещаются в Интернете. Аргументация: “В судебном приказе нет мотивировочной части, обязательной, например, для судебных решений, где указываются установленные судом обстоятельства дела, доказательства, на которых основаны выводы суда, и доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства. То есть там отсутствует информация, имеющая значение и представляющая интерес для неограниченного круга лиц”. Москалец напомнил, что “к информации о деятельности судов, размещаемой в Интернете, относится, в том числе, информация, связанная с рассмотрением дел в суде, в частности, сведения о находящихся в суде делах: регистрационные номера дел, их наименования или предмет спора, информация о прохождении дел в суде, а также сведения о вынесении судебных актов по результатам рассмотрения дел; порядок обжалования судебных актов; номера телефонов, по которым можно получить информацию справочного характера, в том числе о прохождении находящихся в суде дел”.

Автор проекта считает, что его законопроект, по сути, никаких ограничений и не содержит. “Статья 6 закона “Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в РФ” определяет шесть способов обеспечения доступа к судебной информации, в том числе в сети Интернет, - рассказал Москалец. - В статье 14 перечислено свыше ста видов информации, размещаемой в Интернете... Если прочитать этот перечень, то вы практически не найдете чего-либо такого, что не публикуется, а интерес к такой информации имеется. Таким образом, судебная система должна будет размещать все тексты судебных актов, за исключением семи, которые в законе указаны. Вот пример такого приказа: судья вынесла судебный приказ о солидарном взыскании с двух граждан задолженности по оплате социального найма в размере 227 рублей 4 копеек. Или был издан судебный приказ о взыскании задолженности перед банком в размере 6683 рублей... И предложение исключить из закона требования о размещении в Интернете текстов судебных актов, вынесенных в форме приказа, основано на том, что в таком приказе отсутствует информация, представляющая интерес для неограниченного круга лиц...”

“Справедливец” Анатолий Аксаков указал, что законопроект закрывает от публики немалое число вердиктов, что может осложнить, например, принятие решений о выдаче кредитов гражданам: “Скажем, бюро кредитных историй может использовать информацию, которую они получают исходя из согласия владельца персональных данных... либо использовать публичную информацию, в том числе судебных органов. И если эта информация не будет размещаться в Интернете, то ее не смогут использовать и соответствующие институты. А она часто важна при принятии решения о выдаче или невыдаче кредита”. В ответ Москалец заявил, что Интернет - не единственный источник информации для граждан, так что доступность обеспечат и волноваться нечего: “Зачем доводить уже до абсурда деятельность суда - мол, вообще все давайте в Интернет?..”

Сейчас в ст. 15 закона “Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в РФ” установлено, что в Интернете не должны размещаться семь видов судебных актов. Все это касается судебных решений, вынесенных по итогам не закрытых (с ними все ясно по определению), а именно открытых судебных заседаний. С учетом поправки Москальца “не подлежат размещению в сети Интернет тексты судебных актов, вынесенных в форме судебных приказов, а также тексты судебных актов, вынесенных по делам: 1) затрагивающим безопасность государства; 2) возникающим из семейно-правовых отношений, в том числе по делам об усыновлении ребенка, другим делам, затрагивающим права и законные интересы несовершеннолетних; 3) о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности; 4) об ограничении дееспособности гражданина или о признании его недееспособным; 5) о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар и принудительном психиатрическом освидетельствовании; 6) о внесении исправлений или изменений в запись актов гражданского состояния; 7) об установлении фактов, имеющих юридическое значение, рассматриваемых судами общей юрисдикции”.

Вадим БАРАБАНОВ
парламентский корреспондент


“А”-СПРАВКА

Закон “Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в РФ” подписан президентом в январе 2009 года и вступает в силу с июля 2010-го (чтобы все судебные инстанции успели обзавестись страничками в Интернете.) По замыслу, он призван обеспечить гласность, публичность и прозрачность судебной деятельности, реализовать конституционное право граждан на получение информации. “Базовый” закон предусматривает ряд мер, обеспечивающих открытость сведений о судебной системе, работе судов и их сотрудников (основных сведений о судьях и ответственных работниках аппарата судов). Планируется создать систему, гарантирующую общедоступность судебных актов (приговоров, решений и т.д.). Сообщения о деятельности судов и вынесенных вердиктах будут размещаться “в общедоступных местах судебных зданий”, в СМИ и в Интернете. (Во всех районных судах предполагается создать приемные, укомплектованные специалистами с высшим юридическим образованием.) Будет обнародоваться информация о времени и порядке работы судов, о движении дел и заявлений в суде, включая сведения о времени и месте их рассмотрения, отложении и приостановлении дела. Декларируется, что “несекретную” информацию о судах и их работе станут предоставлять по запросу любого гражданина, причем тот “имеет право не обосновывать необходимость получения запрашиваемой информации”. Публиковать сводки о работе судов в СМИ и Интернете будут с рядом ограничений.

Предусмотрены и меры, должные обеспечить при обнародовании судебных актов безопасность потерпевших “и иных лиц, участвующих в деле”, гарантировать неразглашение конфиденциальных сведений о личной жизни участников процесса. Ограничения в доступе касаются “информации, отнесенной в установленном федеральным законом порядке к сведениям, составляющим государственную или иную охраняемую законом тайну”. В законе, с учетом “большой роли СМИ в формировании общественного мнения” и с целью “объективного освещения деятельности судов”, устанавливаются “взаимные” обязанности между судами и СМИ, с системой досудебного разрешения конфликтов. По запросам СМИ им станут предоставлять сведения о судебной статистике. Помимо этого, “свободный доступ представителей редакций СМИ в помещения судов, где размещена информация о деятельности судов, а также их присутствие в открытых судебных заседаниях” теперь “может предусматриваться”. То есть судья способен журналисту в доступе и отказать. Потому как судейские получат право сами регулировать вопрос с посещением гражданами судов и участием в качестве публики в судебных заседаниях...

По мнению эксперта Института прав человека Льва Левинсона, закон “Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в РФ” нацелен на укрепление в России бюрократического судопроизводства, так как сильно ограничивает его открытость даже по сравнению с действующими порядками. Например, в законе прописано право граждан присутствовать на открытом судебном заседании, но по ст. 12 порядок их доступа в занимаемые судами помещения “устанавливается регламентами судов и (или) иными актами, регулирующими вопросы внутренней деятельности судов”. То есть любыми актами, включая распоряжения (в том числе устные) председателей райсудов. В документе узаконили сокрытие информации по представляющим общественный интерес процессам - по “политическим” делам (в законе - “по делам, затрагивающим безопасность государства”), решения по которым, вынесенные на открытых судебных заседаниях, согласно ст. 15 нельзя обнародовать. Наконец, нормы закона, регламентирующие работу судебных репортеров (пропагандируемая “открытость судов для СМИ”), носят демонстративно декларативный характер, из-за чего для прессы открытый судебный процесс является таковым лишь теоретически: могут пустить, а могут и выгнать.


МНЕНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЯ

Сергей РЕШУЛЬСКИЙ, депутат Госдумы (КПРФ):


- Я уверен, что большинство у нас вообще не знает, что такое судебный приказ. Даже в Думе. Вот определение из базового закона: “Судебный приказ - постановление, вынесенное судьей единолично на основании заявления о взыскании денежных сумм или об истребовании движимого имущества от должника...” Статья определяет: судебный приказ выдается, если требование основано на нотариально удостоверенной сделке, если заявлено требование о взыскании с граждан недоимок по налогам, сборам и другим обязательным платежам и т.д. Может быть заявлено требование о взыскании начисленной, но не выплаченной работнику зарплаты; требование ОВД о взыскании расходов, произведенных в связи с розыском ответчика, или должника, или ребенка, отобранного у должника по решению суда, и т.д. Конечно, можно ссылаться на то, что тот, кто заинтересован, любые судебные решения найдет. Но я не пойму, кому помешала норма о том, чтобы судебный приказ вывешивался в Интернете? Либо здесь желание не показывать, кто кому должен, либо стремление не показать, что наши судьи, единолично принимая решение, далеко не всегда правильно разбираются?

Я затронул из перечня требований, по которым выдается судебный приказ, только три или четыре, а всего их там много больше. Если, скажем, гражданка такая-то обратилась с иском о взыскании алиментов с гражданина такого-то, то почему эту информацию надо прятать? Или гражданин обратился в суд с требованием обязать работодателя выплатить ему задержанную зарплату, да еще и с начислением пени, штрафов за то, что он не получал зарплату... Так почему мы должны заставлять человека добывать эту информацию через какие-то второстепенные источники? Логика законопроекта странная. И сам подход его инициаторов непонятен: что мешает исполнять норму закона, который вступает в действие буквально через месяц-полтора? Технические возможности - есть, в Интернете никакой “перегрузки” нет. И такую информацию нельзя скрывать, надо оставить действующую норму этой статьи.
2010-04-26 18:47:04


Комментарии: