центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+

Политика

Нацпроект “Здоровье” вписывают в реформу


“Великий почин” загубят реформаторы?



Национальный проект в сфере здравоохранения, инициированный президентом, пытаются как-то совместить с реформой отрасли, затеянной правительством. В этом “впрягании в одну телегу” самое деятельное участие принимают парламентарии. На прошлой неделе в Федеральном собрании два мероприятия были посвящены реформе здравоохранения и планам реализации нацпроекта “Здоровье”. 15 декабря состоялись парламентские слушания в Совете федерации, за день до этого - слушания в Госдуме. После них ясно стало одно: проверить, на что, куда и по какому принципу пойдут деньги, по-прежнему невозможно.

Председатель думского комитета по охране здоровья Татьяна Яковлева остановилась на “болевых точках в механизме реализации национального проекта”. Национальный проект рассчитан на два года и предполагает некие этапы реализации. Но критерии оценки эффективности проекта сформулированы нечетко, что не дает возможности отслеживать их реализацию. Проще говоря, толком не определено, во имя чего все затевается. Яковлева предложила исходить из того, что реально волнует людей (ожидаемая продолжительность жизни, младенческая смертность, материнская смертность, смертность от болезней). Более 50% смертей в РФ происходит из-за сердечно-сосудистых заболеваний, а кардиоцентры загружены менее чем наполовину - не хватает дорогих импортных расходных материалов. На реализацию оздоровительного проекта планируется направить около 130 млрд. руб. Вложив малую часть этих средств в кардиологию, можно было бы изменить динамику смертности. Планы правительства финансировать постройку 10 новых “центров высокотехнологической медпомощи” специалистам кажутся сомнительными: нет ни перечня этих объектов, ни карты их размещения по регионам, не говорится об их профиле и организационно-правовой форме. Неясно, сколько будут платить пациенты за оказываемые в таких центрах услуги. При всем том существующие научные и клинические центры средств явно недополучают. Так что же - это будет стройка ради стройки?..

Объявлена дополнительная диспансеризация работающих, но до сих пор непонятны критерии отбора групп населения и схема учета итогов всероссийского медосмотра. Недостаточно внимания уделено законодательному сопровождению нац-проекта. Впечатление, будто работа над пакетом законов по реформе здравоохранения временно свернута. А это, как известно, может привести к тому, что в критический момент на первый план вдруг выйдет несогласованный и сомнительный вариант. “Громоздкой” назвала Яковлева правительственную схему денежных выплат участковым врачам и медсестрам за дополнительную работу (10 тыс. и 5 тыс. руб. соответственно). Непонятно, по какому принципу будут производиться выплаты. Не проработан механизм доведения до муниципального уровня денег, направляемых на повышение зарплаты персоналу фельдшерско-акушерских пунктов. Татьяна Яковлева понадеялась, что “в постановлении правительства по определению порядка денежных выплат все эти моменты детализируют”. Есть шероховатости и в программе выдачи родильных сертификатов. Так, неплохо бы уточнить, все ли беременные женщины будут получать родовые сертификаты, или только работающие, какой именно орган их станет выдавать. Регионам рекомендовали не хитрить с компенсациями и помнить, что родовый сертификат - это дополнение к тем средствам, которые должны выделяться из муниципальных бюджетов, а значит, органам местного самоуправления “не следует снижать финансирование родильных домов и женских консультаций”.

Опасения думцев позже подтвердил директор Федерального фонда обязательного медицинского страхования Андрей Таранов. Оказывается, в ожидании проектных крупных денежных вливаний из центра власти на местах начинают втихаря сокращать свои бюджетные обязательства. Так, “при формировании бюджетов территориальных фондов ОМС на 2006 год уже видны попытки сократить обязательства по выплатам страховых взносов за неработающее население”. И это при том, что все деньги, выделяемые в рамках здравоохранительного нац-проекта, считаются дополнительной помощью и не должны побуждать к сокращению текущих расходов местной власти на здравоохранение и зарплату медперсоналу.

Зато замминистра здравоохранения и соцразвития Владимир Стародубов излучал оптимизм. Он предупредил всех, что при реализации любых проектов в отрасли его ведомство “исходит из стратегии, которая давно принята министерством и основана на страховой модели здравоохранения”. Как подчеркнул Стародубов, дополнительные выплаты “первому звену медпомощи (участковым врачам, фельдшерам, медсестрам) будут обеспечены”. Правда, “эти деньги люди будут получать за выполнение определенных дополнительных функций, а не просто за нахождение на рабочем месте”. О закупках нового оборудования известно, что “по нашей методике субъекты РФ будут определять характеристики и объемы оборудования, которое хотят иметь в своих лечебных учреждениях”. Примерно та же схема и с обеспечением скорой медпомощи машинами.

Слушания в Совете федерации прошли в менее камерной обстановке: врачи, парламентарии и “работники практического здравоохранения” (так Михаил Зурабов именует своих подчиненных) изрядно переругались меж собой. По наблюдениям участников - знатоков своего дела, зурабовского заместителя Руслана Хальфина чуть не довели до гипертонического приступа. По крайней мере, к концу мероприятия он, отбиваясь от нападок, покраснел совершенно неестественным образом и переходил с хриплого шепота на сдавленный крик. А ведущий мероприятия, зампред профильного комитета Совета федерации Борис Шпигель для восстановления порядка был вынужден просить участников не устраивать в зале базар.

Хальфин особо подчеркивал “необходимость принятия закона о расширении организационно-правовых форм бюджетных учреждений здравоохранения за счет введения “автономных учреждений” (АУ) - иначе улучшить ситуацию в отрасли, главное, уйти от сметного принципа финансирования к более гибкой схеме распоряжения ресурсами будет очень сложно”. И добавил: “Мы не видим никаких механизмов для последующей приватизации больниц - этот законопроект ничего не меняет в нынешней системе, а только ее развивает!” Первый зампред думского комитета по охране здоровья Александр Чухраев на это заметил: “Почему же тогда в законопроекте об АУ вы не можете записать “Не подлежит приватизации”? Известны масса примеров, когда пионерлагеря становились борделями!” Ответа не было.

По поводу возможности уничтожения отечественной педиатрии из-за повсеместного насаждения “врачей общей практики” Хальфин раздраженно сказал: “Я уже устал на этот вопрос отвечать - и, надеюсь, Рошаль устанет спрашивать! Это - утка! На педиатрию никто не замахивался и не будет замахиваться! И в вузах соответствующие места останутся, и педиатрические факультеты не закрываем!” На вопросы, почему повышают зарплаты только первичному звену, а специалистам нет, Хальфин нервно заметил: “Как
это по-нашему - почему соседям дали, а нам нет?! Да пусть у меня корова сдохнет, лишь бы и у соседа тоже!.. Между прочим, деньги даются не просто так, а за дополнительную срочную работу: если врач выполнил ее в полном объеме, он деньги получит, нет - значит нет”. Ему указали, что такое расширение должностных обязанностей медиков связано с изменением существенных условий труда, о чем работника надо предупреждать заранее (за два месяца). Тогда как до января осталось две недели, а новых правил и объемов работ практически никто и в глаза не видел... На это Хальфин ответствовал: “Никаких изменений в трудовое законодательство мы вносить не собираемся”.

Вадим БАРАБАНОВ

КОММЕНТАРИЙ:

Геннадий ЩЕРБАКОВ, заместитель председателя профсоюза работников здравоохранения:


- То, что государство впервые за многие годы обратило внимание на проблемы здравоохранения, конечно, замечательно. И это не популизм - данное решение подкреплено финансированием. Вырастут заработки в первичном звене, прежде всего у участковых врачей. Но это надо рассматривать только как первый шаг к качественному повышению уровня оплаты труда всех категорий медицинских работников. Нужна целенаправленная кадровая политика. Работник должен четко знать, когда, за что и сколько он получит. Для чего, в свою очередь, необходима комплексная программа по улучшению социального положения работников здравоохранения. Хочется, чтобы все это привело и к действительному повышению качества медобслуживания.

Появляющиеся разработки правительства не в полной мере “расписывают” шаги по реализации всех этих планов. До сих пор идет проработка документов,
но сложнее с окончательными решениями. А до нового года, напомню, осталось около двух недель. Главное, чтобы не получилось так же, как со 122-м законом, когда потом все делалось в пожарном порядке. Нам важно знать, что с выплатами первичному звену, которые начнутся с февраля и на которые деньги уже выделены, все будет нормально, что с этих дополнительных денег будут делаться отчисления в социальные фонды, что при расчете пенсии и эта надбавка будет учитываться... Мы понимаем всю сложность и ответственность программы. С повышением зарплаты ясно - мы ее приводим в соответствие с нагрузкой, которую несет врач. Но когда говорится о дополнительной медуслуге, работнику надо понять свою функцию в этой ситуации. Важно, чтобы выделенные деньги в итоге сработали на результат, чтобы людям потом не сказали: мол, мы вам дали деньги, а вы не оправдали доверия.


МНЕНИЕ:

Андрей ВОРОБЬЕВ, директор Гематологического научного центра Российской академии медицинских наук, академик РАН и РАМН:


- Прежде всего отмечу, что власть впервые, быть может, за 15 лет повернулась лицом к врачам. Другое дело, что к проекту сразу же появилась масса вопросов. Я считаю ошибочным полагаться на то, что участковый врач спасет здравоохранение. Участковая медицина - лишь одно звено. Если оно будет в порядке, а вся цепь останется гнилой, толку не выйдет. Вот дали на участки денег - это хорошо. А закупка оборудования? В огромной стране, да еще и в условиях, когда порядок проведения конкурсов на закупку оборудования привязан к интересам денежных мешков... В общем, очевидно, что на местах оборудование закупят, мягко говоря, не лучшее - и лет через пять оно просто встанет. Что делать? Нужно покупать не разрозненные партии каких-то красивых приборов, а технологические комплексные линии, под которые затем целевым образом приобретать необходимое оборудование! Программа строительства аж десятка новых “центров высокотехнологической медицинской помощи” - идея ложная, от начала и до конца. Скажу грубее - это просто авантюра. Вы не можете СОЗДАТЬ все эти центры за два года! Понастроить - да, можете, ну и гуляйте себе по ним, любуйтесь! Кто в них работать-то будет, если нет столько высококвалифицированных специалистов? Те, кто есть, уже заняты в существующих центрах (да и там сейчас некомплект). Чтобы выучиться, такому специалисту надо десятки лет работать!

А в целом то, что нам предлагает правительство, - не нормальная реформа, а какая-то подготовка к русско-японской войне 1905 года с ружьями двухсотлетней давности! Нам надо восстанавливать единую систему переливания крови, а не заниматься болтологией насчет того, что, мол, вот этот пункт государству, другой - региону, тот - муниципалитету... Законодателям же скажу: вы 122-й закон приняли - и теперь будьте добры его исправлять. Хотя бы потому, что 122-й закон уже на четверть уменьшил число доноров в стране! Страховая медицина не улучшила ни положение дел в здравоохранении, ни состояние здоровья людей. А если цель была не такой, тогда надо возвращаться от рыночной медицины к государственной. Потому что доход нормальному государству дает работающий человек, и чем здоровых людей больше, тем государству лучше. А нас уже сколько лет пытаются уверить в том, что доход государству дает нефтяная труба, - а вы все, мол, свободны, и вообще, чем вас меньше, тем спокойнее.
2010-04-26 18:47:04


Комментарии: