Политика

Пейзаж перед кампанией

Российские выборы становятся все честней и увлекательнее. Госдума под конец сессии принимает в первом чтении проект поправок к закону “О противодействии экстремистской деятельности”.

Согласно этому законопроекту к экстремизму причислят и “публичную клевету” в отношении представителя власти, если клеветник обвиняет чиновника “в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления”. Например, в коррупционных делишках... Помимо этого экстремизмом будут признаны “побуждающие” к осуществлению экстремистской деятельности “публичные призывы и выступления”. На этом фоне Кремль затеял конструирование левоцентристского блока из бывшей рогозинской “Родины”, Российской партии жизни сенатского спикера Сергея Миронова и Российской партии пенсионеров. Предполагается, что уже на выборы в законодательные собрания некоторых регионов, намеченные на октябрь, эти три политструктуры пойдут единым списком...

“Солидарность” знакомит читателей с мнением видных российских политологов о нынешней партийно-политической конфигурации в стране.


Игорь БУНИН, гендиректор Центра политических технологий:

- “Единая Россия” должна будет сдавать своего рода экзамен - подтвердить статус доминантной партии. Сделать это будет сложнее из-за отмены графы “против всех” и перехода на пропорциональную систему голосования (“ЕР” больше не сможет рекрутировать в свои ряды депутатов-одномандатников). Репетицией станут региональные выборы этой осенью. Очень важно, что партия, победившая на региональных выборах в законодательный орган власти, получает право предлагать президенту кандидатуры губернаторов в тех регионах, где она победила. А после нынешних выборов предстоит выяснить, насколько отдельные региональные успехи можно конвертировать в федеральный результат...

Что касается оппозиции, то политтехнологические возможности у нее ограничены. Новый закон о борьбе с экстремизмом повышает риски для кандидатов, которые высказываются с радикальных позиций. Таким образом, оппозиция приучается к сдержанности и аккуратности в формулировках, иначе могут снять с выборов. Поэтому допущенная к выборам оппозиция будет заниматься дозированной и не представляющей серьезной опасности критикой власти.

Возможность протестного голосования также сведена к минимуму (я, кстати, изначально был противником графы “против всех” - надо либо не приходить на выборы, либо все-таки искать своего кандидата). К тому же в обществе доминирует психология подданных: надо сохранить то, что мы завоевали, наши небольшие накопления...

(Из выступления на конференции по новым избирательным технологиям в Москве; июль 2006.)


Дмитрий ОРЕШКИН, руководитель группы “Меркатор” Института географии РАН:

- Если у Ким Чен Ира в Северной Корее стопроцентный рейтинг народной поддержки, то это не повод смеяться: возможно, Ким действительно там так популярен, потому что корейцы просто не знают, кого еще можно любить. А в России все-таки дела обстоят по-другому...

Анализ больших массивов электоральной статистики - вот единственный объективный инструмент познания того, как, собственно, выборы в стране проходят. Исходя из него, выведены пять показателей электоральной управляемости: 1) процент явки избирателей, 2) доля недействительных бюллетеней, 3) доля голосов “против всех”, 4) доля голосов, поданных за лидера (партию или политика), 5) отрыв лидера на данном участке от средних по стране показателей. Пять формальных цифр, которые могут колебаться по разным причинам. Это не только административный ресурс, однако при их обобщении можно говорить об “особой электоральной культуре” в ряде субъектов федерации. Речь идет о республиках Северного Кавказа, национальных республиках Поволжья и регионах с сильным лидером во главе (например, Кемерово и Орел). Наиболее показателен в этом отношении результат, полученный в одной из территориальных избирательных комиссий в Дагестане по итогам парламентских выборов-2003. Там по перечисленным показателям итоги следующие: явка 98%, доля недействительных бюллетеней - ноль, голосов “против всех” - ноль, а “Единая Россия” имеет почти 80% голосов избирателей. Вот реальная оценка политической ситуации - “выборы по-дагестански”: торжество административного ресурса в глухой провинции (города ведут себя более независимо даже в самых “управляемых” регионах). И московские рассуждения о свободе выбора к этой реальности абсолютно не подходят.

Вывод? Мы живем в разорванном электоральном пространстве: есть две “электоральных вселенных” - “русская Россия” (области), которую на кривой козе не объедешь, и управляемые регионы (прежде всего автономные республики), где голосование сильно зависит от региональных элит.
Прогноз на будущее? В свете недавних инициатив власти (с критикой которых выступал даже Вешняков!) прогноз - дальнейшая “дагестанизация” выборов.


Евгений МИНЧЕНКО, президент холдинга “New Image - МИПЭ” (Международный институт политической экспертизы):

- Сейчас чиновники дико мучаются по поводу “двух партий власти” (“Единая Россия” и грядущий блок партии жизни, “Родины” и партии пенсионеров. - В.Б.), “двух преемников” (глава Минобороны Сергей Иванов и “вице-премьер по нацпроектам” Дмитрий Медведев. - В.Б.) и “двух башен Кремля” (речь идет о борьбе “силового” и “либерального” крыла администрации президента под водительством, соответственно, Игоря Сечина и Владислава Суркова. - В.Б.)... Чиновников становится просто по-человечески жалко: у них в глазах начинает двоиться, причем прямо с утра - “куда бежать” не знают!.. Ведь невозможно чиновнику объяснить, что две партии власти будут свободно конкурировать. Чиновник знает, что так не бывает: одна партия власти все равно пожрет другую и станет самой главной!


Николай ПЕТРОПАВЛОВСКИЙ, директор Краснодарского краевого социологического центра:

- Прежде всего, я не верю ни в какое политическое большинство избирателей. Это фантом, придуманный победившими политиками. На самом же деле существует совокупность электоральных меньшинств, которые к каждым выборам пытаются сшить воедино, как лоскутное одеяло...

Что касается региональных выборов - всем понятно, что постоянно действующие избирательные технологии эффективнее, чем некие глобальные проекты. И наш политический пиар и консалтинг (за исключением “федерального”, то есть того, который “ушел” в администрацию президента либо сопричастен ее проектам) в основном стал региональным. Более того, он уже “спустился” с уровня субъектов федерации на уровень муниципальных образований.

Что касается демократии... Был я недавно в США - “на Мичиганщине”, то есть в штате Иллинойс. У них в одном из графств как раз на носу выборы в местный парламент. И мэр мне с гордостью говорит: у нас в этом году ожидается огромная явка избирателей - процентов 16, не меньше! А там это большая удача, потому что обычная явка - 10 - 11%... Я его спрашиваю, в чем причина. Он отвечает: а в том, что в этом году у нас целых два кандидата в округе! А до того в течение 13 лет был только один... Вот его из него и выбирали! Потому что никакого кандидата “против всех” у них нет. А в итоге мэр мне и говорит: нам теперь многие избиратели искренне жалуются - мол, зачем нам двое, вы ж только путаницу внесли, ну неужели там между собой договориться не можете насчет того, кто нам нужнее?!

Вадим БАРАБАНОВ
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика