центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+

Право

До Страсбурга далеко


В начале августа столичные юристы обсудили роль Европейского суда по правам человека в совершенствовании правоприменительной практики в России. Участники семинара признали, что сам факт обращения в Европейский суд явно дисциплинирует нашу судебную систему. Однако указали на ряд причин, по которым эффективность подобных обращений для граждан России пока еще весьма сомнительна. Организаторами мероприятия выступили юридические объединения Москвы при содействии Гильдии российских адвокатов и Общественной палаты РФ. Корреспондент “Солидарности” поучаствовал в семинаре и попытался выяснить, может ли помочь Европейский суд российским общественным организациям, в частности профсоюзам.

Участие России в деятельности и международных договорах в рамках Совета Европы и Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод весьма актуальна. Вместе с тем многие жалобы отклоняются из-за неправильно составленной документации. Происходит это вследствие отсутствия у заявителей навыков международного судопроизводства, что и обсуждалось на семинаре.

Итак, может ли Европейский суд по правам человека быть полезен российскому гражданину? По мнению адвокатов Александра Брода и Вячеслава Цымбала, Европейский суд является важным механизмом преодоления несовершенства правовой и судебной системы в России, препятствием милицейскому беспределу, способствует установлению справедливости. Адвокаты утверждают, что сама возможность обращения туда дисциплинирует нашу судебную систему. Однако в ходе последующего обсуждения выяснилось, что в данный момент количество удовлетворенных жалоб составляет всего 7 - 8%, причем Страсбург просто завален жалобами россиян. Этих жалоб накопилась уже 41 тысяча, а процесс рассмотрения дел исчисляется годами. Некоторые участники семинара выразили озабоченность: можно ли, дескать, дождаться удовлетворения жалобы при жизни.

К сожалению, Западу в силу его менталитета наши проблемы нередко просто непонятны. Адвокат Анатолий Пчелинцев рассказал, что отказ в перерегистрации московской религиозной организации “Армия спасения” по причине того, что в название входит слово “армия”, вызвало в Страсбурге по меньшей мере недоумение. А по мнению российских чиновников, армия может быть только сухопутной, военно-морской и военно-воздушной...

Вячеслав Цымбал считает, что российские адвокаты очень мало контактируют с Европейским судом из-за отсутствия знания такой практики. Только в 1999 году Гильдии российских адвокатов удалось составить материалы по правилам обращения в Европейский суд на русском языке. До того эти материалы были только на английском. К тому же самому адвокату для работы просто необходимо знание английского или французского языка. Без знания языка адвоката, конечно, могут допустить к устному судебному разбирательству, но обслуживание перевода стоит немалых денег. А сам перевод, причем каждого слова, играет очень важную роль.

Европейский суд удовлетворял жалобы россиян по делам религиозным (жалобы Московской Армии спасения, Сайентологической церкви г. Москвы, Церкви евангельских христиан, Свидетелей Иеговы), политическим (дело Э. Лимонова о запрете НБП). В отношении профсоюзов известно только, что в Страсбурге рассматривается жалоба, поданная калининградской организацией Российского профсоюза докеров, - “Даниленков и другие против России”.

Как рассказала юрист Центра социально-трудовых прав Анна Гвоздицких, конфликт профсоюза с работодателем начался в 1997 году после забастовки в Калининградском морском порту. Забастовка работодателю, естественно, пришлась не по вкусу, и он начал активную борьбу с докерами. Члены профсоюза подвергались увольнениям, переводам в особые бригады, состоящие только из членов этого профсоюза, что сказывалось на их заработке. Обращения в суд, прокуратуру, инспекцию труда не помогали, так как работодатель продолжал оказывать давление. Тогда рабочие стали подавать иски о дискриминации по признаку принадлежности к РПД, но государство практически отказалось защищать их. Наконец в 2001 году члены профсоюза обратились в Европейский суд с жалобой по нескольким статьям Европейской конвенции: статья 11 (свобода объединения), статья 13 (право на эффективные правовые средства внутригосударственной защиты) и статья 14 (запрещение дискриминации). И только в 2004 году жалоба была признана “приемлемой для рассмотрения”. Само же разбирательство продолжается. Выиграют ли докеры процесс и когда, пока остается загадкой.

Необходимо иметь в виду, что в Европейской конвенции нет положений, защищающих право на труд, то есть конкретные трудовые споры между работниками и работодателями не входят в компетенцию Европейского суда. Он может рассматривать, однако, жалобы профсоюзов на нарушение государством права на свободу объединения, так как это право защищается Конвенцией и относится к политическим правам. Европейская конвенция защищает право каждого на свободу объединения с другими, включая право создавать профессиональные союзы и вступать в таковые для защиты своих интересов. Таким образом, проблемы профсоюза можно решать в случае препятствия государственной регистрации его организаций или запрета собраний, нарушения свободы отстаивания мнений. Каким именно образом профсоюзам можно защищать интересы своих членов - решает государство. Так, в Европейской конвенции ни прямо, ни косвенно не закреплено право на забастовку, хотя он признает, что забастовка - это один из способов защиты прав работников. Однако, по мнению юристов, так как Европейский суд все же защищает саму суть, саму основу права на свободу объединения, относимого к политическим правам, считать его бесполезным для профсоюзов нельзя.

Практика Европейского суда для российского адвоката еще нова, и неизвестно, сколько времени пройдет, пока наши юристы полностью овладеют ею. Тем не менее, организаторы семинара настроены оптимистично. Они призвали для овладения практикой изучать материалы Европейского суда на русском языке, высказали пожелание создать курсы подготовки адвокатов для представления дел в Страсбурге. Будут ли позитивные результаты? Покажет время.

Дмитрий ЛОЗОВАН


КОММЕНТАРИЙ

“Солидарность” обратилась к юристу ЦСТП Анне ГВОЗДИЦКИХ с тремя вопросами: Каков алгоритм обращения в Европейский суд по правам человека? Возможно ли ускорить рассмотрение дела, чтобы оно не лежало годами на полке? И что делать заявителю дальше, когда получено положительное решение?


Рассмотрим эти вопросы через призму трудовых и профсоюзных дел, иными словами: чем может быть полезна Европейская конвенция простому работнику и профсоюзу? Как обратиться в Европейский суд по правам человека?

Вообще написать жалобу - с точки зрения формальностей - в Европейский суд довольно просто. Для этого не нужно обладать юридическим образованием, знать всю практику Суда или действовать обязательно через адвоката. С формуляром жалобы можно ознакомиться на официальном сайте Европейского суда www.echr.coe.int или найти его на других сайтах в Интернете, заполнить его на русском языке, подписать и отправить почтой в Страсбург. Однако, учитывая общий объем жалоб россиян и количество вынесенных им решений, если вы хотите обратиться в Суд так, чтобы ваше дело было принято, а потом и рассмотрено, вам потребуются знания как минимум компетенции Суда и основных процедурных правил.

Кратко описать алгоритм обращения в Суд в формате данной статьи затруднительно, поэтому остановимся лишь на самых важных моментах и, прежде всего, на компетенции Суда.

Известно, что Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод не является всеобъемлющим документом, и, в частности, трудовые права работников ею не защищаются. Поэтому “обжаловать” решение российского суда об отказе в удовлетворении иска о восстановлении на работе по причине того, что суд не учел всех обстоятельств дела, будет невозможно. Второй важный аспект: Европейская конвенция защищает человека от неправовых действий государства и его органов. То есть именно государство само должно прежде всего не нарушать наши с вами права, а в ряде случаев следить за тем, чтобы и другие их не нарушали. И именно государство становится ответчиком в Европейском суде, а не работодатель или пенсионный фонд. Тем не менее, жалобы, вытекающие так или иначе из трудовых споров или споров с пенсионными органами РФ, Судом рассмотрены, и их немало. Дело в том, что такие жалобы рассматриваются с точки зрения соблюдения/нарушения государством не трудовых прав, а прав, предусмотренных Конвенцией. Как правило, это - право на справедливый суд (ст. 6 Конвенции) и право на уважение частной собственности (ст. 1 Протокола 1 к Конвенции).

Если говорить о правах профсоюзов, то Конвенция защищает свободу объединения, в том числе право создавать профсоюзы и вступать в них для защиты своих интересов (ст. 11 Конвенции). Здесь надо понимать, что Европейская конвенция защищает эту свободу в самом ее основном значении. Так, ст. 11 Конвенции не гарантирует профсоюзам права на заключение конкретного колдоговора с работодателем или права на забастовку. Но ряд важнейших (и практических) вопросов являются одновременно и главными аспектами свободы объединения, а поэтому были рассмотрены Судом.

Например, Суд рассмотрел ряд жалоб против Турции, поданных госслужащими, которые выступили учредителями профсоюзов. Законодательство Турции содержало прямой запрет госслужащим создавать профсоюзы. Такая ситуация была, например, в деле профсоюза Тюм Хабер Сен и заявителя Чинара, решение по которому было вынесено Судом 21.02.2006. и в котором Суд признал такой абсолютный запрет создавать профсоюзы не соответствующим Конвенции.

Существует весьма обширная практика Суда и по так называемому негативному праву работников и профсоюзов на объединение, то есть праву не вступать в данный профсоюз или праву профсоюза устанавливать условия членства. Среди последних решений Суда можно назвать Постановление “Соренсен против Дании и Расмюссен против Дании” от 11.01.2006. Заявители фактически оспаривали соглашения о “закрытом цехе”, существовавшие в Дании более ста лет. Это специальные соглашения профсоюзов и работодателей о том, что работодатель принимает на работу или оставляет на работе только членов данного профсоюза. Система эта хотя и не действовала по всей стране, но соглашения о “закрытом цехе” применялись в сфере сельского хозяйства и садоводства, где хотели работать заявители. Работодатель при приеме на работу заявителей предупредил их об обязательном членстве в одном из профсоюзов. Заявители утверждали, что такое соглашение нарушало их право на свободу объединения, так как они были не согласны с политическими взглядами этого профсоюза. Заявитель Соренсен был уволен через три недели, так как отказался вступить в профсоюз, а второй заявитель вступил в него, но указал, что сделал это помимо своей воли. Суд постановил, что Дания нарушила ст. 11 Конвенции.

Что касается негативного аспекта права профсоюзов на объединение, по сути - права профсоюзов определять условия своего членства, то можно привести решение по делу Профсоюза машинистов и кочегаров против Соединенного Королевства от 27.05.2007. Профсоюз исключил одного из своих членов, Ли, так как тот был активистом политической партии крайне правового толка, а позиция этой партии противоречила целям и задачам профсоюза, изложенным в уставе, и профсоюз считал ее фашистской. Ли обжаловал свое исключение в трибунале по трудовым спорам, и профсоюз через несколько разбирательств вынужден был снова принять его в члены. Европейский суд постановил, что Англия допустила нарушение ст. 11 Конвенции, так как законодательство этой страны накладывало необоснованные ограничения на право профсоюзов определять условия своего членства. То есть при конкретных обстоятельствах данного дела Суд счел, что право профсоюза не принимать Ли в свои члены обладало приоритетом перед индивидуальным правом Ли быть членом профсоюза.

Для российских профсоюзов очень важны и решения, вынесенные по российским “религиозным” жалобам: Московской Армии спасения (постановление от 5.10.2006) и Сайентологической церкви г. Москвы (постановление от 5.04.2007), в которых Суд признал нарушение со стороны России ст. 11 Конвенции (свобода объединения), прочтенной в свете ст. 9 Конвенции (свобода мысли, совести и религии). Указанные религиозные организации оспаривали отказ Главного управления Минюста по г. Москве произвести их государственную регистрацию по новому федеральному закону о религиозных организациях. В данных решениях для российских профсоюзов важно то, как Суд раскрывает понятие свободы объединения. В частности, Суд отметил, что “одним из наиболее важных аспектов права на свободу объединения является возможность граждан создавать юридическое лицо для совместной деятельности в сфере их общих интересов, без которой это право потеряло бы всякое содержание” (пар. 59, постановление Суда от 5.10.2006 “Московская Армия спасения против России”, неофициальный перевод автора).

Итак, первым шагом в алгоритме обращения в Европейский суд можно назвать то, что необходимо определиться, подпадает ли ваша возможная жалоба под компетенцию этого органа.

Далее следует учесть критерии приемлемости жалобы, которые перечислены в ст. 35 Конвенции и раскрыты в многочисленной практике самого Суда. Среди них важно назвать срок для обращения в Европейский суд, который составляет шесть месяцев “с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу”. Применительно к трудовым и профсоюзным делам, рассматриваемым в гражданском судопроизводстве, необходимо знать, что для россиян окончательным решением по делу является постановление суда второй инстанции: кассационной - если дело рассматривалось в районном суде, и апелляционной - если дело рассматривалось в мировом суде. Этот шестимесячный срок не подлежит ни продлению, ни восстановлению, поэтому пропускать его нельзя.

Также важны такие критерии приемлемости вашей жалобы, как критерий лица, места, временной и др. Можно порекомендовать обратиться к специализированным изданиям или организациям, в том числе некоммерческим, которые занимаются представительством интересов заявителей в Европейском суде, если вы хотите более подробно ознакомиться и с критериями приемлемости и процедурой рассмотрения дела Судом.


Можно ли как-то ускорить прохождение дела в Европейском суде? Ответ таков: в подавляющем большинстве случаев - нет.


Регламентом Суда предусмотрено, что очередность рассмотрения жалоб определяется их готовностью к рассмотрению. Однако Палата или ее председатель могут принять решение о разбирательстве какой-либо жалобы в приоритетном порядке (ст. 41 Регламента). Основания для такого ускоренного рассмотрения в Регламенте не приведены, следовательно, заявитель может указать какие-либо причины в своем заявлении, а Суд может с ним согласиться либо нет. В практике Суда такими причинами были, например, преклонный возраст и плохое состояние здоровья заявителя, находившегося в тюрьме (“Папон против Франции”), угроза высылки или экстрадиции иностранцев и др.

Что делать, если у вас положительное решение Суда? Важно понимать, что Суд в своем решении фактически констатирует, что государство-ответчик допустило нарушение той или иной статьи Конвенции. Суд не указывает в своем решении, в отличие от решений национальных судов, что конкретно должно сделать государство, чтобы исправить это нарушение. В решении Европейского суда вы не найдете указаний о том, что суд должен отменить свое решение и вынести иное, государство должно изменить законодательство, осуществить регистрацию профсоюза и т.п. Суд также не отменяет состоявшиеся решения национальных судов. Однако если Суд удовлетворяет просьбу заявителя о взыскании издержек и расходов и просьбу о выплате справедливой компенсации, то суммы, подлежащие выплате государством заявителю, в решении приводятся.

Таким образом, на государство накладывается общее обязательство, вытекающее из Конвенции: восстановить ситуацию, имевшую место до нарушения в отношении данного конкретного заявителя, то есть принять так называемые индивидуальные меры. В выборе этих мер государство, как правило, свободно. А ввиду прецедентного характера решений Европейского суда государство должно принять и меры общего характера, чтобы впредь не допускать таких же нарушений в отношении своих других граждан. Такими мерами общего характера и являются прежде всего изменение законодательства, корректировка практики его применения, обучение практике Европейского суда работников правоохранительных органов и судов и др., которые государство, впрочем, определяет тоже самостоятельно.

Российская Федерация денежные суммы, присужденные россиянам, исправно выплачивает. Однако решение Европейского суда не исполняется только лишь выплатой денег. Но позиция государственных органов такова, что в гражданском процессе мы сами инициируем защиту своих прав и сами должны сделать шаги по реализации решения Суда. Таким образом, заявителям можно рекомендовать либо самим обращаться повторно в российские суды и добиваться пересмотра состоявшихся по их делам решений, либо обращаться в секретариат Комитета министров Совета Европы, который является контрольным органом Европейской конвенции и следит за исполнением решений Европейского суда государством-ответчиком с жалобами на недостаточность предлагаемых или принятых мер. Хотя Комитет министров и является политическим органом, он, тем не менее, может принять различные меры для воздействия на нерадивое государство, в том числе и прежде всего дипломатического характера. Если Комитет министров считает, что он выполнил свою задачу, то принимается соответствующая резолюция, которая публикуется на сайте базы данных Суда HUDOC в Интернете. В отношении России по настоящее время вынесено всего лишь две окончательных резолюции Комитета министров: по делу “Бурдов против России” и “Посохов против России”.

2010-04-26 18:47:04


Комментарии: