центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+

Профсоюзная жизнь

Город против транспорта


В Тюмени бастуют частные автоперевозчики – с 1 августа городские власти обязали их перевозить льготников, не продумав, каким образом транспортникам будут возмещаться потери. Выяснилось, что муниципальный транспорт Тюмени тоже страдает от «социальной направленности» администрации. И не только Тюмени – взаимоотношения с городскими администрациями стали проблемой почти для всех автотранспортников России…

ТЮМЕНЬ

Георгий ВОЙКОВ, технический инспектор труда Тюменского обкома профсоюза работников автотранспорта и дорожного хозяйства («Автодорхоз»):


- Уже несколько дней у нас бастуют частные перевозчики. В наш профсоюз они пока не вступили. (Мы работали с ними, и в конце прошлого года была создана небольшая организация, куда вступили около 40 человек из примерно полутысячи занятых в секторе частных перевозок. Эта организация перечислила взносы в декабре, потом пропала.) Но мы знаем, как обстоят дела. Городская дума обязала их возить граждан льготных категорий по сниженным тарифам, а пенсионеров и вовсе бесплатно. О дотациях речи не было. Как может город обязывать частников? Откуда могла появиться такая идея? Это просто смешно. В результате частные перевозчики с 1 августа бастуют. Стало очень сложно куда-то добраться, ведь две трети городского общественного транспорта - примерно 300 - 350 автобусов – в частных руках. Теперь же ходят только троллейбусы и около 150 муниципальных автобусов.

Хотя и эти автобусы называть муниципальными - неправильно. До последнего времени в Тюмени было два муниципальных пассажирских предприятия. Проблемы льготников лежали на их плечах. Дотации тоже были большой проблемой – их выдавали гораздо меньше реальных затрат, причем с перебоями. Год назад одно предприятие было акционировано, недавно акционировано и другое. Стопроцентные пакеты акций обоих предприятий принадлежат городу, но город им сказал: «Зарабатывайте деньги как-нибудь сами, вы теперь акционерное общество». Пришлось повысить стоимость проезда: раньше билет в муниципальном транспорте стоил 7 рублей, теперь, как и в частном, – 9. Так что проблемы и у тех, и у других одинаковые.

Пока частники пытаются вести переговоры с главой города, хотя конкретных результатов это не дало. Провозглашается, что каким-то образом город будет компенсировать выпадающие доходы за перевозку льготников. Но непонятно, как это возможно при сложившейся системе. Дело в том, что когда город объявляет конкурс на какой-то маршрут, для участия требуется примерно 12 - 14 автобусов и как минимум один запасной. Таких богатых хозяев у нас просто нет. Поэтому владельцы объединяются под началом того из них, у кого автопарк крупнее, сообща подают заявку и потом вместе работают. Владелец, под «крышей» которого объединились, и ведет все переговоры с администрацией. Таких объединений порядка десятка. Как город будет перечислять дотации? Как их потом распределить?


ЧЕЛЯБИНСК

Любовь ГОРБАЧЕВА, председатель независимого профсоюза работников предприятий транспорта общего пользования г. Челябинска:


- В Челябинске два крупных пассажирских транспортных объединения. В МУП «Челябинскавтотранс» три автобусных парка. В МУП «Челябгортранс» два трамвайных парка, три троллейбусных и один автобусный. При этом «Челябгортранс» - лучшее пассажирское предприятие по России. Оно и было бы успешным, если бы не взаимоотношения с властями.

Проезд в городе стоит 8 рублей, студенты платят 4, пенсионеров возим бесплатно. И есть еще масса федеральных и областных льготников, которых мы тоже должны обеспечить бесплатным проездом. Администрация должна возмещать нам расходы на проезд льготников? Вы правильно сказали: должна. Но этого не происходит. 122-й закон так и не решил эту проблему.

Администрация решила, что пенсионеры делают в месяц всего пять поездок, и именно эту сумму нам компенсирует. Но в городе установлена электронная система турникетов, и, по ее данным, пенсионер в среднем делает 27 поездок в месяц. Мы просили кондукторов считать, сколько человек в день бесплатно едет по удостоверениям. А таких огромное количество! Эти данные мы направили вице-губернатору области и в областной минфин. Вместо ответов - отписки. Очевидно, придется обращаться в прокуратуру.

Борьба с властями отнимает все больше сил. Поначалу мы думали договориться. У нас подписано городское трехстороннее соглашение по транспорту - и по всем пяти пунктам администрация не выполняет своих обязательств. Пытались мы договориться и с законодателями, пригласили четырех депутатов. Но встреча превратилась в политический торг. Денег же не появилось. Сейчас надо начинать второй раунд «переговоров». Либо объявлять забастовку, либо идти в прокуратуру и суд.

Пока нам не будут отдавать того, что нами затрачено, транспорт будет в загоне. Уже сейчас у нас 60% сотрудников старше 50 лет. А почему? Средняя зарплата - около 6 с половиной тысяч, постоянно возникают проблемы с «социалкой». Кто пойдет? Отдайте все, что вы нам должны, иначе ни о каком городском транспорте говорить будет нельзя. Почему мы должны отвечать за решения администрации?

Почему вообще решение всех проблем взваливается на наши плечи? Ведь даже за произвол пассажиров ответственность должны нести мы! Каждый кондуктор ежедневно сталкивается с пассажирами, которые отказываются платить за проезд. А в случае проверки штраф за этого пассажира платит кондуктор! Стали искать, что там в законодательстве. Выяснилось, что законодательной базы по наземному городскому транспорту нет. По водному - есть, по воздушному - тоже. А по нашему - нет. И в результате права наших работников ущемлены.


МАХАЧКАЛА

Абдулла МАГОМЕДОВ, председатель Дагестанского рескома профсоюза «Автодорхоз»:


- Льготников бесплатно мы не возим. Раньше льготы были, и деньги на их перевоз поступали из республиканского бюджета, а затем дотировались из федерального. После вступления в силу 122-го федерального закона льготников мы возим по тем же тарифам, что и остальных граждан. А они уже сами получают свои льготы в денежном исчислении. Но легче транспортникам не стало. Потому что тарифы на перевозки устанавливает администрация.

В столице проезд стоит 4 - 5 рублей, в маленьких городах и вовсе 3 рубля. А реальная себестоимость – 8 - 11 рублей. Зарплаты надо поднимать – жизнь дорожает. Бензин стоит уже дороже, чем в США. К тому же у нас сложно добыть хороший бензин – много контрафакта, что ведет к частым поломкам машин. Полно «зайцев». А тут еще тарифы вдвое ниже себестоимости проезда! В итоге весь пассажирский транспорт близок к банкротству.

Недавно собирался бастовать троллейбусный парк – несколько месяцев им задерживали зарплату. Потом деньги выплатили, люди успокоились. Более или менее хорошо живут те, кто занимается междугородными перевозками. Там тарифы привязаны к километражу и экономически обоснованы. Но и у них не все гладко – частники изо всех сил отнимают у них кусок хлеба. Появится какая-нибудь «газель» с надписью, к примеру, «Махачкала – Новороссийск» и заберет всех пассажиров перед самым отправлением автобуса…

Городской же транспорт медленно умирает. Администрация ничего не делает. Обещали дать денег на обновление подвижного состава, но никакое обновление не поможет, когда предприятие убыточно. Так возвращайте деньги, если не даете увеличить стоимость проезда! Нужно разработать механизм компенсации. Но иногда кажется, что волнует это только профсоюзы.


САМАРА

Геннадий ШЛЯХТИН, председатель Самарского обкома профсоюза «Автодорхоз»:


- Ничего нового я вам не скажу – у нас обычные проблемы. Льготников много, но им выделяют деньги для покупки льготных проездных. Разницу нам компенсируют не в полном объеме. Тарифы занижены: стоимость проезда 9 рублей при себестоимости 13. И с каждым годом администрация выделяет все меньше денег. Раньше нам компенсировали примерно 60% выпадающих доходов, теперь - только 40%. В казне нет денег, нам говорят: «Ищите доходы сами». Монетизация ничего не изменила в нашем положении – вот уже 20 лет общественный транспорт убыточен. Как, впрочем, убыточен во всем мире.

Муниципальные власти вообще мало заинтересованы в общественном транспорте. В итоге две трети городских пассажирских перевозок отошло в частные руки. Раньше у нас было пять муниципальных пассажирских автопредприятий, где работали около 8 тысяч человек. Теперь осталось два, а работников 2 – 2,5 тысячи. Зарплата неплохая: средняя – 13 тысяч рублей, у водителей - 16 - 17 тысяч. Но неплохая она не благодаря администрации или прибыльности предприятий, а благодаря постоянным сверхурочным работам.


ТУЛА

Виктор НЕЛЮБОВ, председатель Тульского обкома профсоюза «Автодорхоз»:


- В наш обком входит первичка предприятия ООО «Тулаавтотранс», занимающегося пригородными и междугородними перевозками. Естественно, приходится перевозить льготников. Пассажиры покупают льготные билеты, а межтарифную разницу нам полностью возмещают из областного бюджета. Так что претензий к властям у нас нет.

А вот городскими перевозками занимается частное предприятие «Тулапассажиртранс», владелец которого в Москве. Поскольку контакта у нас нет, полной информацией я, конечно, не владею, но слышал, что они ставили вопрос о необходимости повышения тарифов.


ЦК ПРОФСОЮЗА

Виктор МОХНАЧЕВ, председатель Общероссийского профсоюза работников автомобильного транспорта и дорожного хозяйства:


- Когда-то наша отрасль была в первой десятке по высокооплачиваемым специальностям. Теперь она в плачевном состоянии и все больше переходит в частные руки. В Кургане, например, уже около 90% общественного транспорта принадлежит частникам. Муниципальный транспорт приходит в упадок. Выпадающие доходы мало кто компенсирует. Эта проблема касается почти каждого региона. На Северном Кавказе положение совсем бедственное. Более или менее механизм компенсаций налажен в Пскове и Москве. Но в Москве, при том что зарплаты очень неплохие, 80% работников – из стран СНГ. Россияне не хотят туда идти – условия работы адские, график работы ненормальный.

Компенсация выпадающих доходов решила бы многие проблемы. Но ее нет. О законности такого положения говорить не приходится. Ведь даже отраслевое тарифное соглашение не выполняется. По нему ставка первого разряда установлена в 2570 рублей. Но выполняется это условие в единичных регионах. Это уже вопросы к государству и Думе: почему никто не несет ответственности за неисполнение? А ведь именно в отсутствии ответственности все дело. Можно понять, что сейчас сложный переходный период, и это его издержки. Но эти проблемы нужно решать только вместе. Нужно объединяться и действовать. Это давно поняли на Западе.

Опрос провела Полина САМОЙЛОВА
2010-04-26 18:47:04


Комментарии: