центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+

Профсоюзная жизнь

Анадырь: местная зависимость


Административный ресурс против профсоюза



Нередки случаи, когда созданию профсоюзных организаций препятствуют работодатели. Тогда профорганизации приходится обращаться в контролирующие органы и суд, чтобы отстоять свое право на существование. Но иногда не все так просто, и контролирующие органы не становятся на сторону профсоюза. Первичка, организованная в марте в МУП “Городское коммунальное хозяйство” Анадыря, столкнулась с тем, что законы бессильны, а зависимость от местных властей беспредельна.

В редакцию обратился председатель профкома первичной профсоюзной организации МУП “Городское коммунальное хозяйство” Анадыря Эрнест Диванян. В телефонной беседе с корреспондентом “Солидарности” он рассказал об административном давлении, которое испытали на себе создавшие первичку работники, и о чинимых профсоюзной работе препятствиях:

- Я был начальником одного из структурных подразделений МУП “Городское коммунальное хозяйство” - дорожно-транспортного участка. На нашем предприятии работают 350 человек. В марте этого года мы создали первичную профорганизацию, не имеющую над собой вышестоящего профсоюза. Туда вступили 28 человек. И сразу мы начали встречать сопротивление, на членов профсоюза стали оказывать давление. Руководство начало обращаться в прокуратуру с претензиями. Сначала они заявили, что не признают нас легитимной организацией, так как учредителей только шесть. Но по закону об общественных объединениях достаточно трех учредителей. Затем заявили, что я не могу быть председателем профкома, так как возглавляю участок и являюсь представителем работодателя. Но прокуратура нарушений при создании профорганизации не нашла. После этого возникли претензии к тому, что мы использовали адрес и телефон предприятия. С этими претензиями они обратились в арбитражный суд.

Слова Диваняна подтверждает Рустам Муратов, работающий сегодня ведущим инженером на другом предприятии. Вот что он рассказывает:

-Я сам ушел, потому что работать в условиях постоянной нервотрепки не было никакого желания. Все время возникал, например, вопрос об оплате за работу в выходные дни. Постоянно приходилось доказывать то, что четко прописано в законе: за работу в выходные дни предоставляется или двойная оплата, или оплата и выходной, причем на усмотрение работника. Вот для того, чтобы подобных моментов не возникало, и нужен профсоюз. У нас с Эрнестом схожие позиции. Когда ты находишься под защитой организации, это совсем другое дело, ты чувствуешь себя защищенным. Отрицательное отношение к профсоюзу было изначально. Я пытался объяснить руководству, что профсоюз это цивилизованный способ решения многих возникающих внутри предприятия проблем между работодателем и работником, но... Работодатель ведет себя по принципу “если ты не с нами, ты против нас”.

Я и директору говорил, что вступил в профсоюз для того, чтобы обезопасить себя в определенных моментах. Сегодня один директор, завтра другой, у всех разные требования... Идти с проблемами к юристу предприятия? Но он защищает интересы прежде всего предприятия, а не работников. Профсоюз, на мой взгляд, это некий баланс, который не позволяет допускать нарушений со стороны работодателя. Но они профсоюз не признали.

- Помещения нам не выделили, - рассказывает далее Эрнест Диванян, - места для размещения информации - тоже. Членские взносы, несмотря на написанные заявления, не перечисляли. К заключению колдоговора не допустили, так как мы представляли меньше половины работников. Собрание всех работников организовать не дали. Профсоюзное собрание главный инженер предприятия просто разогнал. Так как у нас было право паритетного представительства на участие в заключении колдоговора, то в качестве представителей первички мы направили в комиссию двух человек. Но поправки, которые они вносили в проект колдоговора, не были учтены при его заключении.

Дальше, по словам председателя профкома, давление стало сильнее. Кому-то стали угрожать, что не предоставят квартиру, положенную по закону, пока не выйдет из профсоюзной организации. Остальных лишили сверхурочных, премий, надбавок, отчего их зарплата стала втрое меньше. Многие просто ушли на другую работу. Самого председателя уволили.

- Меня и еще одного члена профкома уволили, причем с нарушением трудового законодательства - были нарушены сроки предупреждения и прочее, - говорит Диванян. - Меня уволили по “сокращению”. То есть структурное подразделение было просто переименовано, а мое место с неизменившимися обязанностями занял мой бывший заместитель, не имеющий для этого должной квалификации. Все это легко доказуемо, и я не сомневаюсь, что выиграю суд. Однако в первичке дела все хуже. Вступать в нее люди побоялись, так как видели, что произошло с первыми смельчаками - лишь десять из них по-прежнему работают на предприятии. Причем двое членов профкома были уволены, третий сам подумывает об увольнении.

Хуже всего в этой ситуации то, что закон оказался бессилен, - продолжает Диванян. - Все местные контролирующие органы, начиная с региональной трудовой инспекции, попали под давление административного ресурса. Мы написали в трудинспекцию два письма с указанием статей Трудового кодекса, которые были нарушены на предприятии. А через сорок дней получили письмо, в котором нам ответили, что нарушений нет. При обращении туда мы слышали в трудинспекции: “Ах, вы профсоюз? Ну, так вы только личные выгоды преследуете”. А какие личные выгоды, если даже профвзносы не перечислялись? Мы написали письмо мэру с просьбой навести порядок, ведь мэрия - учредитель нашего предприятия, и ее должно заботить соблюдение законности на предприятии. А мэр нам не ответил и передал письмо работодателю. Служба занятости, куда мы обращались по поводу нарушений сроков предупреждения при увольнениях, ответа нам так и не дала. Я обращался в прокуратуру по поводу того, что нам мешали проводить собрания. Прокуратура отказала в возбуждении дела, мне прислали официальный ответ. Всего в прокуратуру мы написали пять заявлений. И все безрезультатно...

27 августа состоится предварительное слушание по делу о моем восстановлении на работе, - сказал в заключение профлидер. - И я не сомневаюсь, что выиграю в этом процессе. Но дело не в том, что я хочу обратно на эту работу: по ряду причин, в том числе финансовых, мне даже выгодно оттуда уйти. Дело в том, что мне неудобно перед людьми, которые поверили, что профсоюз будет защищать их интересы, и теперь терпят из-за этого лишения. А ведь на Чукотке все профсоюзные организации в похожем положении. В единую ассоциацию они не объединены, губернатор нам недоступен, и мы полностью зависим от местных властей...

На разговор с корреспондентом “Солидарности” у директора предприятия Олега Белоковаленко времени не нашлось. Дословно он сказал следующее:
- Профсоюз есть. Я не знаю, откуда у вас такая информация, что его разогнали. У нас все хорошо, мы продолжаем работать дальше, можете не беспокоиться. Позвоните мне минут через сорок. У меня совещание...

Ни через сорок минут, ни через час, ни через три дозвониться до Олега Анатольевича нам не удалось, телефонную трубку никто не брал. Возможно, директор уехал по срочным делам. Или не счел тему разговора стоящей?

Материал подготовила Полина САМОЙЛОВА


КОММЕНТАРИЙ

Возможно, профорганизация на данном предприятии могла бы укрепить свои позиции, если бы вошла в состав отраслевого профсоюза “Жизнеобеспечение”. За комментарием мы обратились к заместителю председателя профсоюза Нине ФИЛИППОВОЙ:


- На Чукотке территориальной организации нашего профсоюза нет. А по уставу профсоюза, первичная профорганизация может взаимодействовать только с теркомом. В сложившейся ситуации есть два варианта решения проблемы. Во-первых, встать на учет в близлежащую территориальную организацию. В данном случае это Камчатский областной комитет профсоюза. Другой вариант для профорганизаций таких отдаленных регионов - выходить не на территориальные подразделения, а на региональный уровень. В нашем профсоюзе такая возможность есть, так как согласно его структуре в семи федеральных округах России есть региональные советы профсоюза. И когда проблема не может решиться на уровне территориальной организации профсоюза, мы действуем через этот совет. На Дальнем Востоке региональный совет профсоюза расположен в Хабаровске. И его председатель, которая имеет статус секретаря ЦК профсоюза, нередко посещает отдаленные уголки округа, например Якутию или Сахалин.

Конечно, на Чукотке пора бы создать профобъединение. Территориальной организации одного отраслевого профсоюза недостаточно. Нужен представительный орган профсоюзов, способный взаимодействовать с администрацией этого региона. И этот вопрос требует решения. Ведь люди хотят, чтобы их защищал профсоюз, поэтому необходимо образовывать профструктуру на месте.
2010-04-26 18:47:04


Комментарии: