центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+
32  (02/09/2009)

Профсоюзная жизнь

Профсоюзный вуз - это дом для порядочных людей


Каким быть профсоюзному образованию - об этом главный редактор “Солидарности” Александр ШЕРШУКОВ беседует сегодня с ректором Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов Александром ЗАПЕСОЦКИМ.


- Александр Сергеевич, российские профсоюзы гордятся своим петербургским университетом. К его успехам уже привыкли, многое воспринимается как должное. А ведь если вдуматься - мы (я имею в виду многие миллионы членов профсоюзов, входящих в ФНПР) далеко не до конца понимаем, каким богатством владеем в лице СПбГУП.


- Да, это так. Я пришел на работу в профсоюзный вуз в 1986 году, сразу после аспирантуры - рядовым преподавателем. Ректором стал в тяжелейшее для страны время. В 90-е годы люди труда боролись за элементарное выживание, многим было не до образования. Но и руководство ФНПР, и мы в коллективе верили: сохраним вуз, выстоим, не поддадимся лихим ветрам безвременья - и снова окажемся востребованы в качестве кузницы кадров обновленного российского профдвижения. Это, в общем-то, и происходит, но очень медленно.
Вы правы, членские организации ФНПР, и уж тем более рядовые члены профсоюзов, не всегда знают, как они могут нас использовать в своих интересах. А ведь мы специально “отстроены”, “заточены” на волну профсоюзных потребностей. Раньше я думал, что такое невнимание к нашему потенциалу из-за того, что мы не в Москве, не в центре. Но сейчас мы понимаем, что нужно вести себя активнее, лучше разъяснять людям некоторые важные вещи, менять собственную политику там, где старые подходы уже не годятся.
Вот например: на сегодня действует порядок направления к нам на дневное обучение только взрослых членов профсоюзов. Мы им предоставляем 30% скидку от рыночной стоимости, остальное люди платят сами. И чтобы им поступить, нужно пройти довольно-таки сложный порядок оформления. Данная система была предложена нами самими более 15 лет назад и уже устарела.

А почему, собственно, члены профсоюзов не могут к нам направить своих детей сразу после школы? Почему их учеба не может быть оплачена членскими организациями - отраслевыми профсоюзами, региональными профобъединениями? Мы ведь лучше всех в стране готовим специалистов по социально-культурной деятельности, управленцев социально-культурными объектами, юристов, журналистов, специалистов по информационным системам и связям с общественности. И эти кадры, поступившие к нам со стороны и выращенные в профсоюзном вузе, в большинстве случаев идут на работу в госструктуры и частный бизнес, становятся под знамена наших оппонентов.

Да, вроде бы они за свои личные деньги у нас учились, либо за средства тех же госструктур и частных корпораций. Но университет - это громадный имущественный комплекс, созданный на членские профсоюзные взносы трудящихся всего СССР. За использование материальной базы ФНПР ведь со студентов ни копейки не берет, поскольку Университет наш - это огромный социальный проект профсоюзов, а не коммерческое предприятие!

Иногда новички, новые члены нашего коллектива мне говорят: вот, мол, профсоюзы вузу денег не дают, что же это за учредитель? Тогда я им выкладываю такую калькуляцию: в нашем управлении 60 тысяч метров площадей профсоюзного имущества. Средняя общегородская ставка аренды в городе за подобную площадь - примерно 450 рублей за м2 в месяц. Это - 324 миллиона рублей в год, фактически - дотация со стороны ФНПР. Если говорить укрупненно и усредненно, то обучение на дневном отделении в СПбГУП стоит примерно 9000 евро в год. Студент платит только треть. Другую треть зарабатывает наш коллектив и вносит в общую копилку бюджета. И еще одна треть - вклад ФНПР в виде материальной базы учебно-воспитательного процесса.
Сейчас нам сообща надо подумать, как снять нагрузку со студенческой семьи - их треть. Я полагаю, надо вводить механизм оплаты из бюджета членских организаций с последующей отработкой выпускником по распределению, как в советские годы.

- Но существует мнение, что данный механизм в нашей стране сейчас не работает. Дескать, у выпускника масса возможностей “отбояриться” от такого трудоустройства.

- Полагаю, это не так. Конечно, если человек не хочет выполнять свои обязательства - его стоит отпустить. Только пусть деньги за учебу вернет. Однако гарантированное трудоустройство в профсоюзном аппарате может оказаться для людей совсем неплохой вещью. Но самое главное - все же не это. Все знают, что в нашем Университете сильно поставлен воспитательный процесс. За 5 лет учебы мы в состоянии воспитать у ребят правильное отношение к работе в профсоюзах, настроить их на нужный лад. Правда, гарантировать мы это можем только при помощи направивших к нам студентов профсоюзных организаций.

Ведь в учебных планах, начиная с младших курсов, существует практика. А в конце обучения она занимает до полугода. Наш опыт показал, что если ребята несколько лет подряд приходят на практику в направивший их профсоюз, встречают там заинтересованное к себе отношение, видят, что их ждут, - они начинают тянуться душой к своему будущему месту работы. Тогда и распределение не в тягость, а в радость. Да и к родному дому все 5 лет учебы студент поближе. Это тоже важно.

Одну трудность я здесь вижу, и серьезную. Не все членские организации захотят оплачивать подготовку кадров. Но здесь надо все-таки думать не только о своих сиюминутных интересах. В профессиональную профсоюзную деятельность, в аппараты членских организаций должна приходить молодежь, иначе профсоюзное движение будет угасать.

Это все давно понимают, но проблема обостряется. А что плохого, если какую-то организацию возглавит не выходец из цеха, а, допустим, юноша или девушка, чьи родители проработали всю жизнь в профсоюзах, а сами они закончили СПбГУП и лет пять руководили профсоюзным юротделом или подразделением по связям с общественностью?

Можно, конечно, попробовать нанять юриста или журналиста и из числа выпускников другого вуза, но при прочих равных условиях зарплату надо будет платить побольше, да и не такой это будет свой, профсоюзный человек, как наш выпускник. Вы представить себе не можете, как мне обидно, когда выращенный нами специалист идет на работу не в профсоюзы, а к какому-либо олигарху или в госаппарат. Ведь мы тоже свои деньги в его подготовку вложили! Только на развитие материальной базы, предоставленной ФНПР, наш коллектив за последние годы затратил свыше 30 миллионов долларов средств, заработанных коллективом в режиме самоокупаемости.

В целом, конечно, благородное дело - подготовка кадров для страны. Но почему эти кадры идут не в “профсоюзную копилку”? Нам всем есть здесь о чем подумать. На мой взгляд, надо восстанавливать в профсоюзах систему, существовавшую в советское время, когда маленькая толика профвзносов шла на нужды образования. Надо формировать Фонд профсоюзного образования. И, кстати, из него же систематически оплачивать переподготовку кадров нынешних профлидеров. Отдача от такого дела будет огромной.

- Как вообще могло случиться, что в столь трудное для страны время, да еще без госфинансирования СПбГУП добился таких успехов: многие просто разваливаются, а Вы из довольно-таки среднего по советским меркам института сразу, перепрыгнув статус академии, превратились в престижнейший университет? То, что Вы делаете, оказалось настолько необычно, что прошлой осенью сам Владимир Путин приехал разобраться в Ваших секретах качества!

- Действительно, мы добились уникального качества подготовки специалистов. По официальным государственным данным, в Университете лучшие показатели трудоустройства среди петербургских вузов. По данным госстатистики, из 1385 выпускников СПбГУП 2008 года на биржу труда обратились только 2 человека. И карьерный рост наших выпускников стремителен. За 10 лет самые способные и трудолюбивые проходят путь, например, до заместителя прокурора Петербурга или вице-губернатора Ленинградской, Тюменской и ряда других областей. Многие работают на федеральных телеканалах, известных радиостанциях, входят в состав руководства крупных компаний. Сегодня работодатели весьма придирчивы, смотрят на реальные знания и умения, общую культуру специалиста. В Университете мы не только даем профессию, но и стараемся сформировать полноценную, всесторонне развитую личность студента.

Председатель правительства Владимир Путин действительно интересовался, как нам удалось добиться таких результатов. Не могу сказать, что “секретов” нет. Есть, конечно, серьезные теоретические разработки, новации и в педагогике, и в экономике, и в юридической модели жизни вуза. И они были отмечены в 2007 году премией Правительства РФ в области образования.

Но вообще-то вуз начинается не с новаций. Думаю, товарищи по профдвижению меня поймут, если я скажу, что любое нормальное дело начинается с порядочности. Я ведь работаю ректором 18 лет. И за это время соблазнов перед нашим коллективом было море. В особенности - соблазн быстрого обогащения. Ну как же, всю жизнь мы были нищими, а тут - такой бюджет за счет платы за учебу, и рецепты, как его “попилить”, чуть ли не в газетах печатают... Но нам такой путь был противен.

Помню, как в начале 90-х Ельцин у Запада гуманитарную помощь запросил. Стыдно было ужасно. Мы ведь до этого чувствовали себя гражданами великой страны. Гордились нашим флагом, гимном, историей великой. А тут еще показали Галину Вишневскую, как она из Парижа нас ругает: “Вы что там в России, мужики, обалдели совсем, семьи свои прокормить не можете? Позор!” Ну, нас и зацепило. Участвовать в развале страны и растащиловке не хотелось. Начали шаг за шагом реформировать вуз. К счастью, приличных людей в коллективе оказалось много. И мы создали вуз с абсолютно прозрачной экономикой: ни блата, ни взяток, ни обираловки студентов. Все, что платят - в кассу, все, что получают - тоже официально и разумно. Ни “мертвых душ”, ни гонораров за липовые “исследования”, ни сборов средств со студентов в карман экзаменатору. Мы теперь можем точно сказать, что высокое качество образования создается только на фундаменте здоровой экономики. Особенно хорошо это понимаю, когда иногда рядом, в соседних вузах вижу нечто иное.

К сожалению, в высшем образовании сегодня не редкость ситуация, когда “как чертик из табакерки” из ниоткуда выскакивает новый ректор, сладенький, гладенький, всем улыбающийся, пару лет он втирается всем в доверие, завоевывает любовь окружающих, а потом так оберет вуз, так обворует, что табуреток не найдешь. Урны и унитазы утащит, туалетной бумагой не побрезгует. И где ни копни - у такого везде липа, приписка, воровство. А то и приватизировать вузовские корпуса попытается. И нередко - небезуспешно.

В России сложилась целая методика вузовского воровства. В 90-е годы это происходило чаще всего через сдачу помещений в аренду и проведение строительных работ с “откатами”. В последние 5 - 10 лет некоторые стали действовать наглее, просто в очень-очень крупных размерах: создается структура рядом с вузом, куда “сливаются” деньги, вносимые студентами за обучение. Туда же передается материальная база самого вуза, деньги, которые берутся вузом в банке в кредит и т.д. Расходы же все возлагаются на вуз. То есть головной вуз в жутком убытке, а дочерняя структура процветает. Ее директором назначается, допустим, сын, мамаша или брат ректора. Потом дочерняя структура выводится со всеми капиталами в сторону от основного вуза, а ректор разводит руками. Не справился, мол, с управлением в сложных рыночных условиях. Якобы подвели его, доверчивого, нечестные люди... За последние 2-3 года в Петербурге было несколько таких случаев, да и в Москве за примерами далеко ходить не надо. Учредители, правда, теперь начали отслеживать подобные ситуации и стараются пресекать в зародыше, но не всегда и у всех получается.

Ректор ворует обычно в сговоре с несколькими приближенными. А что происходит с коллективом? Он все видит, но помалкивает, потому что стал сообщником. Напрямую с рядовыми сотрудниками украденным не делятся, но превращают в союзника вульгарным развратом: верхушка вуза перестает что-либо требовать с подчиненных, закрывает глаза на поборы со студентов. Преподаватели все чаще начинают требовать со студентов не знания, а мзду. И студентам такой подход обычно нравится. Если в вузе заводится подобная дрянь, он за 2-3 года может быть превращен в подобие гнилого ореха. Внешне все замечательно: авторитет, накопленный в советское время, ректор, не забывающий представлять себя к наградам и званиям, ученый совет из “мудрецов”, студенческий “актив”, влюбленный в педагогов и поющий им хвалу. А внутри...

В 90-е годы подобные вещи можно было проделывать, в общем-то, безнаказанно. И сегодня некоторые пытаются. Но нам с самого начала реформ было интересно построить хороший вуз. Выбор был прост: “хапнуть”, разбогатеть мгновенно с последующим позором или добиться настоящего успеха медленно, но с достоинством. Мы выбрали второе, и не жалеем.

- А какие еще соблазны были?

- Предать учредителя и продаться оппонентам профсоюзов. В начале 90-х на нас сильно нажимали. И угрожали, и блага предлагали всякие. Особенно активничали люди пресловутого Бурбулиса. И чиновники мэрии нас на эту тему “прощупывали”. Профсоюзы тогда были в изрядной опале, и даже в Ученом совете нашего вуза находились люди, предлагавшие перейти под государственную юрисдикцию. Конечно, на то у них были серьезные аргументы: и госфинансирование получили бы, и большую лояльность госорганов. Но педагогический коллектив не имеет права превращаться в бандитскую шайку и пользоваться удобным случаем, чтобы грабить учредителя. Люди, реализующие подобные идеи, становятся, по-моему, подлецами и теряют право называть себя педагогами. Таких просто к студентам подпускать нельзя. Это я и сказал тогда некоторым своим “изобретательным” коллегам.

Хотя я знал у нас в профсоюзах (к счастью - не в Петербурге) одного профессора, который, получая профсоюзную зарплату, гадил и вредил профсоюзам, подличал, клеймил ФНПР как мог. Ученым был, конечно, нулевым, прикрывался болтовней об идейности, борьбе за убеждения и свободу слова. На самом же деле под видом науки занимался дешевой демагогией и создавал себе скандальную популярность. Мне это было омерзительно. Если человек не согласен с позицией учредителя - не надо получать от него зарплату. В любом цивилизованном обществе существует этика: не согласен со своим руководством - подай в отставку, где бы ты ни работал - на госслужбе, в бизнесе или в профсоюзах. Это правило - для любого взрослого порядочного человека. Тебе больше нравятся альтернативные профсоюзы - иди к ним работать. Выйди из принадлежащего ФНПР здания с трудовой книжкой и устраивайся, куда возьмут. Все иное неприлично.

Были и у нас в 90-е годы интриганы и склочники. Мы им прямо предложили поискать иные места работы. И тогда в коллективе сложилась обстановка деловитости и взаимной требовательности. И студенты это хорошо видят. Они видят, куда идут их деньги, ежегодно высказывают мнение о педагогах в ходе специальных опросов, регулярно получают возможность высказать претензии администрации и лично ректору. У нас очень сильные профсоюзные организации и сотрудников, и студентов, которые вот уже многие годы демонстрируют в коллективе пример серьезного, образцового отношения к делу. Сразу несколько служб регулярно занимаются внутренним перекрестным аудитом, тщательно налажен контроль расходуемых средств. Расход бензина, канцелярских принадлежностей, движение материальных ценностей - на учете каждая копейка.

Порядок и строгость воспитывают будущих специалистов. Это не менее важно для образования, чем хорошие учебники и лекции блестящих профессоров. Отсюда - и уникальное трудоустройство наших выпускников. Все их оценки и зачеты - настоящие, они обеспечены знаниями, умениями, навыками.

Лично я вообще представляю себе профсоюзное образование как большой, чистый и светлый дом, где порядочные и образованные люди помогают юношам и девушкам стать порядочными и образованными людьми. И считаю, что нашему коллективу повезло, что профсоюзы помогли, и каждый день помогают воплощать в жизнь именно такой подход к образованию.


“А”-СПРАВКА

Александр Сергеевич ЗАПЕСОЦКИЙ - ректор Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов, доктор культурологических наук, профессор, академик и член Президиума Российской академии образования, член Президиума Совета ректоров Санкт-Петербурга. Заслуженный деятель науки РФ. Заслуженный артист РФ.

Автор свыше 1200 научных и публицистических работ по проблемам культуры, образования, профсоюзов, социальной и молодежной политики. Член редколлегий журналов “Педагогика”, “Вопросы культурологии”. Публицист, создатель более 30 научно-популярных фильмов и более 300 телепрограмм.

Почетный доктор Линнского университета (Флорида, США), Американского университета в Дублине (Ирландия), академик Академии наук и искусств (Париж). Лауреат премии Правительства РФ в области образования и Горьковской литературной премии. Кавалер Золотой медали Международной ассоциации писателей и публицистов.
2010-04-26 18:47:04


Комментарии: