центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+
36  (05/10/2011)

Профсоюзный архив

Последние дни трактиров


Жизнь буфетчиков и половых накануне “окончательного решения трактирного вопроса” сладкой не была




...Лето 1918 года. "Старый мир" уже начинают рушить до основанья, но, пока суд да дело, в новой-старой столице Советской России - Москве - продолжается борьба служащих за элементарные трудовые права. В нынешнем выпуске профсоюзного архива речь пойдет о положении трактирных тружеников во времена перемен, которые вскоре похоронят частные трактиры и питейные заведения. Впрочем, эти перемены шли медленнее, чем мы порой думаем.

Трактирные половые, то есть официанты, чинно, с самоваром трапезничающие во время обеденного перерыва - ни больше ни меньше как постановочная, "бытописательско-рекламная" фотография, лишь отчасти отражающая реалии рубежа XIX - XX веков... Фоторепродукция ИТАР-ТАСС

"...Для многих москвичей трактир... был "первой вещью". Он заменял и биржу для коммерсантов, делавших за чашкой тысячные сделки, и столовую для одиноких, и часы отдыха в дружеской беседе для всякого люда, и место деловых свиданий, и разгул для всех - от миллионера до босяка", - ностальгически вспоминал об этих заведениях в двадцатые годы Владимир Гиляровский. Старомосковский трактир всегда был не только местом, где можно сытно и вкусно поесть, но одним из символов первой столицы. Хрестоматийным стал и образ угодливого трактирного полового с вечным "словоерсом" и блестящей прической на прямой пробор.

Однако мы часто забываем, что за этой старомосковской идиллией стояли зачастую невыносимые условия труда. Забываем о той борьбе, которую вели за свои права трактирные служащие - уже во время революционных выступлений 1905 - 1907 годов у них появляются полноценные профсоюзы. Нормированный рабочий день, уважение к человеческому достоинству "человека из ресторана" - за все это приходилось бороться, - увы, не всегда и не везде успешно.

Нам в руки попал интересный документ: подшивка журнала "Жизнь трактирных тружеников" (печатный орган Московского союза служащих трактирного промысла) за 1918 год - фактически одно из последних по времени свидетельств положения работников этой сферы и их борьбы за свои права: ведь вскоре трактиры в России отойдут в прошлое. Как выяснилось из журнала, первое время после прихода Советов в Москве, ставшей "красной" столицей, эксплуатация служащих и притеснения профсоюзов продолжались как ни в чем ни бывало.

Взять хоть продолжительность рабочего дня. Выступления трактирных работников 1905 - 1906 годов дали определенный, хоть и мизерный, результат: в 1906 году количество рабочих часов в торговых заведениях было ограничено пятнадцатью. С позиций сегодняшнего дня такое выглядит диковато, но и это ограничение нарушалось владельцами предприятий. Вскоре после октябрьских событий СНК принял декрет о восьмичасовом рабочем дне, но хозяевам трактиров, очевидно, закон был не писан.

"Трактир Сорманова: заявляют, что у них работают по 16 часов в день. Служащие в большинстве подростки. Хозяин для них - Бог и царь. Нет никакой возможности вести организованную работу", - читаем в обзоре ситуации в московских трактирах в "ЖТТ" № 1 (июль 1918).

Как читаем дальше, от подобных нарушений не спасала даже и революционная вывеска.

"Трактир Трудового товарищества: "Жизнь у нас ненормальная, приходится работать по 16 часов в сутки. Жалование у нас ничтожное", - видим рядом, в том же обзоре.

Московский союз проводил в то время подобие нынешнего "антикризисного мониторинга", отслеживая положение работников в трактирах.

Этот мониторинг включал в себя и обзор качества казенного жилья - ведь служить в трактиры и чайные Первопрестольной приходили со всех окрестных губерний; немалую часть трактирных служащих составляли подростки 13 - 16 лет. Картина вышла удручающая даже для того времени:

"Дети и подростки живут в ужасных условиях. Конурки, где им приходится проводить остаток "свободного времени", находятся по большой части в подвалах или подобных им помещениях: все они темные, сырые, а зимой и холодные. В такой-то конуре часто приходится уплотняться на голых досках по шесть и более человек", - пишет представитель союза, скрывающийся под псевдонимом Поль, о качестве хозяйского жилья для работников.

"...Кровать почти везде состоит из сдвинутых столов в помещении заведения: постели не полагается", - вторит предыдущему автору другой инспектор от союза, некто товарищ Григорьев, исследовавший положение в 180 трактирах и чайных Сущевско-Мариинского района Москвы.

С казенным харчем дела обстояли, судя по отчетам, совсем печально:

"Питаются они чем Бог послал, как любят говорить хозяева. Что питаются они из рук вон плохо, показывают их исхудалые лица и нездоровый вид... готовы целый день работать за обещанный лишний кусок хлеба" (тот же отчет Григорьева; впрочем, как мы помним, время на дворе вообще стояло не слишком сытное).

А как же профсоюз? Вроде бы диктатура пролетариата наступила - но вот что мы читаем в "ЖТТ" за август восемнадцатого:

"В трактирах Соколова, Сердюкова, Федорова, Егорова и Морозова, - пишет ЖТТ в №1 за июль 1918 года, - несется вопль об увольнении без всяких причин. Единственная причина - боязнь хозяев "крамольников". Как только появится лицо, которое подумает взяться за организационную работу среди отсталых пролетариев этих заведений, тот или другой хозяин сразу его отправит "погулять". ..

Или вот - месяцем позже: "по отношению всех категорий труда у здешних предпринимателей появилась новая тактика борьбы с ... союзом. Выражается она прежде всего в стремлении не допустить "крамольников", "большевиков", "сицилистов". Если же, Боже сохрани, такой объявится, его хозяин старается возможно скорее "сплавить"...

Впрочем, с этим-то советская власть умела разбираться - и вскоре разобралась надолго. В июле 1918 года в Москве прошел Первый Всероссийский съезд союзов служащих и рабочих трактирного промысла, который констатировал, что "время стачечной борьбы прошло", и призвал заняться "социалистическим созиданием". В "ЖТТ" с тех пор ни одного материала о бедственном положении трактирных служащих не найти: она пишет о проблемах их коллег в гетманской Украине... Что, в общем-то, немудрено: уже в конце июля в Петрограде советским правительством был запущен карточный продовольственный паек, за ним последовал запрет на частное предпринимательство. Противоречие между трудом и капиталом было снято...

Вскоре слово "трактир" и вовсе исчезнет из обихода: с 1919 года сформировавшееся наконец всероссийское объединение получит название "Профсоюз народного питания и общежитий". Но советский общепит - это уже немного другая история.

Александр ЦВЕТКОВ

2011-10-05 15:17:28


Комментарии: