Специальный репортаж

Авария продолжается

19 марта произошел взрыв на шахте “Ульяновская”, в результате которого погибли 110 шахтеров. Шахта была построена в рекордно короткие сроки и оснащена современным оборудованием. Но оборудование не смогло предотвратить самую крупную “угольную” трагедию за последние годы. По некоторым версиям, именно неумение обращаться с техникой и стало причиной аварии. Что произошло на шахте и происходит в городе сейчас? Корреспондент “Солидарности” отправилась в Новокузнецк,
чтобы найти ответы на эти вопросы.


Похороны одного из шахтеров, погибших на “Ульяновской”.
Фото ИТАР-ТАСС


ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ

В бюллетене Счетной палаты РФ за 2004-й и часть 2005 г., выпущенным по итогам проверки эффективности использования бюджетных средств в угольной отрасли, указано больше всего денег (33,7%) “для компенсации первоочередных затрат по ликвидации последствий аварий, пожаров и затоплений, восстановления горных выработок и оборудования, за проведение горно-спасательных работ” страна выделила “Южкузбассуглю”, которому принадлежит “Ульяновская”. Причины - аварии на шахтах “Тайжина” и “Есаульская”.

Взрыв на “Тайжине” произошел 10 апреля 2004 г. Погибли 47 человек, 6 травмированы. Согласно прилагаемому к бюллетеню протоколу расследования - из-за обрушения пород, образования избыточного вентиляционного давления в выработанном пространстве лавы, что привело к вытеснению метана, потере устойчивости горного массива и его обрушению; образования значительных объемов метана, приведших к формированию взрывчатой концентрации и поднятию угольной пыли во взвешенное состояние, что сопровождалось повреждением высоковольтного кабеля и образованием электрического дугового разряда. Комиссия по расследованию отметила, что аварии способствовала низкая эффективность производственного контроля на шахте. А корреспонденту “Солидарности” (см. “Солидарность” № 14, 2004 г.) шахтеры рассказывали, что оборудование на шахте давно устарело, газовые счетчики закрывались фуфайками, на угольную пыль никто не обращал внимания - “гнали лаву” без простоев.

9 февраля 2005 г. взорвался метан на шахте “Есаульская”. При ликвидации последствий аварии погибли 8 работников шахты и 17 горноспасателей, 5 работников шахты получили различные травмы. Причинами трагедии названы выполнение работ по изоляции аварийного в опасной от места пожара зоне и отсутствие методического документа, регламентирующего порядок определения первоначального объема взрывчатой газовой смеси. Отметим, что в том же бюллетене сказанно, что “Есаульская” не была оснащена автоматической системой локализации взрывов метана и угольной пыли. В планах оснащение было, но “не хватило собственных средств”.

Взрыв на “Ульяновской” произошел 19 марта. Датчики зарегистрировали резкое повышение уровня метана, после чего данные престали поступать. Шахта была совсем молодая - введена в эксплуатацию в октябре 2002 г. Построили ее прямо посреди тайги, всего за три года. Хотя для такого строительства обычно требуется не менее 8 лет. Открыли шахту как раз в день рождения президента. Изначально руководство говорило о том, что отечественное оборудование ничем не уступает зарубежным аналогам. Но впоследствии выяснилось, что самое сложное оборудование было закуплено в Англии и Германии. Вложения оправдывали себя. За полгода был добыт миллион тонн коксующегося угля, который закупали ведущие металлургические заводы России. В 2003 г. работники перевыполнили план на 25%. Проходчики показывали небывалые результаты. В октябре бригада Владимира Симонова прошла 600 м горных выработок. В сентябре бригада Валерия Пупко - 560 м. Получали шахтеры на “Ульяновской” в среднем по 23 - 24 тыс. руб. (по области средняя зарплата в отрасли 17 - 18 тыс.руб.). Разработки месторождения были настолько успешными, что рядом с “Ульяновской” планируют открыть новый участок шахты “Абашевская”, где добыча угля становится все более опасной. Предполагается, что добыча начнется весной 2008 г.

Но неожиданно на этой самой современной шахте произошел взрыв. 83 шахтеров удалось вывести из шахты. 110 человек, включая руководство шахты и англичанина, представителя банка, оставили там жизни. Погиб и Валерий Пупко. Рядом в списке - Максим Валерьевич Пупко, 1985 года рождения.

НАСТРОЕНИЯ ГОРОДА

На ликвидацию аварии прибыли горноспасатели, две опергруппы МЧС, сам Шойгу, Аман Тулеев, - всего более пятисот человек. Шахту окружили двойным оцеплением, перед ним поставили пост ГАИ. Автобусы с горняками, проезжавшие на другие шахты по соседней дороге, останавливали, проверяли документы. На шахту пускали лишь представителей центральных телеканалов.

А сам город жил спокойно. Лишь стало меньше транспорта - водители маршруток уезжали на массовые похороны; решившим отметить свадьбу пришлось отложить мероприятие, так как ЗАГСы были заняты оформлением документов погибших. Некоторое время было столпотворение возле судебно-медицинского морга, куда родственники приезжали на опознания. Подорожала недвижимость - семьям погибших обещали компенсации больше миллиона рублей. К трагедиям Новокузнецк, увы, привык. Население города уменьшается, продолжительность жизни падает за счет сверхсмертности в трудоспособном возрасте. По подсчетам соцслужб, от “несчастных случаев, травм, отравлений, убийств и самоубийств” умирают 40,5% новокузнечан. Причем смертность мужчин в трудоспособном возрасте выше женской в 3,6 раза, а по вышеуказанной графе - в пять раз.

Лишь в тех местах, где проходили похороны, было видно, скольких людей затронула трагедия. В Преображенском соборе отпевания проводились почти конвейрно. Батюшка на вопрос о службах лишь махал рукой и отвечал, что сказать ничего не может: церковь работает в авральном режиме. Люди в траурных одеждах сменяли друг друга. Вдовы, вытирая тихие слезы, шептались, как им помогли психологи. Матери рыдали в голос.

У города своя жизнь и свой взгляд на трагедию. Взгляд очень эмоциональный. Рассказывали истории своих знакомых. О том, как погиб парень, впервые попавший в забой. О том, как жена с грудным сыном ждала мужа со смены и готовила праздничный ужин, чтобы отметить его день рождения. И не дождалась. О том, как девушка не дождалась жениха. О том, как отец и брат, которые должны были работать в ту злосчастную смену, были спасены неожиданной командировкой. О том, как погиб на “Ульяновской” шахтер, выживший во время взрыва на “Есаульской”. О том, как на одной и той же аварии у знакомого погиб один дядя, а второй выжил и потом развернулся забинтованным затылком к телевизионщикам, задававшим вопросы. Все родственники, так же как и шахтеры, с прессой разговаривать отказывались. И их можно понять.

Были и свои версии произошедшего. Пока с экранов и страниц газет делались предположения, что шахтеры случайно попали в метановый карман, что произошел сдвиг породы, что в трагедии виновато тестирование нового оборудования, горожане говорили, что дисциплины в шахтах не было. Что там курили, а некоторые принимали наркотики. Что среди вещдоков были зажигалки. Говорили, уровень загазованности был 1,5% (в два раза выше нормы). Что было много угольной пыли. Что за два дня до трагедии на “Ульяновской” был сильный пожар. Появились сведения, что всех шахтеров в регионе обязали подписать документ, запрещающий распространение какой-либо информации о шахтах. И притом зарплаты у шахтеров в два раза выше среднегородских, все будут молчать.

ОФИЦИАЛЬНЫЕ КОММЕНТАРИИ

Но это все слухи. Узнать, какие из них основаны на реальности, невозможно. Что же говорят официально? Это можно было выяснить в здании “Южкузбассугля”. 23 марта губернатор Кемеровской области Аман Тулеев, сразу вставший во главе всех аварийных мероприятий, выступил на очередной пресс-конференции. По его словам, работы в шахте продолжались, но 500 м шахты затоплены. Спасателям приходится вручную расчищать завалы, прокладывать рельсы и на вагонетках пускать насосы, чтобы откачать воду. Главная задача - подать вентиляцию. Двое шахтеров еще находятся под водой. Опознаны на тот момент были 99 горняков. Из шахты доставали фрагменты тел, и судебно-медицинская экспертиза настаивала, что во избежание ошибок нужно достать все останки, прежде чем проводить дальнейшее опознание. Также губернатор сообщил, что все организационные вопросы захоронения решены и что действует социальная комиссия, решающая проблемы семей погибших. Тулеев подчеркнул, что все справки родственники могут получить в компании “Южкузбассуголь” и бегать по различным организациям для их сбора не придется. С 26 марта семьи могут обращаться за компенсацией. Но родственников никто не торопит, они могут сделать это когда угодно.

В том же здании мне удалось встретиться и с двумя профсоюзными лидерами: председателем Федерации профсоюзных организаций Кузбасса Юрием Кауфманом и первым заместителем председателя Росуглепрофа Рубеном Бадаловым. Рубен Михайлович вошел в состав комиссии по выяснению причин аварии. Вот что он рассказал:

- Сейчас по-прежнему ведутся горно-спасательные работы, проводить их помогают шахтеры. Никаких других работ не ведется. Все на ликвидации аварии. Ведь на самом деле авария продолжается, она не окончена. Потому что есть еще люди в шахте. А полноценная работа комиссии может начаться лишь после ее ликвидации. Мы заходили в шахту в ночь на 22-е, хотя так делать были не должны. Просто, понимая ситуацию, взяли эту ответственность на себя. Нужно было принимать экстренные меры, ведь следы из-за ликвидации аварии могут быть изменены, и потом мы можем не найти или долго искать истинную причину несчастья. Но то было предварительное расследование. Когда комиссия приступит к работе и вынесет свое решение, сказать невозможно. Нет никаких регламентов, определяющих это. Да и сама работа сложная, рутинная. На автомобиле ударился - гаишника вызвали, три метра померили, акт написали. А это особая ситуация. Не типовая. Нужно понять, изучить, провести экспертизу, прежде чем вынести вердикт.

При разговоре о том, что же необходимо для предотвращения подобных аварий, оба профсоюзных деятеля сошлись во мнении, что нужно повышать дисциплину среди самих шахтеров и вводить новые нормативные документы:

- Горный устав уничтожен, а ведь это не только документ, это традиция, начало которой положено еще в царские времена. Горный устав позволял, к примеру, за нарушения дисциплины понижать в разряде. Это обеспечивало уровень дисциплины. Но потом он самоликвидировался. Сравнить его уничтожение можно лишь с уничтожением правил дорожного движения. Это не выгодно ни шахтерам, ни собственникам. Только у государства стало меньше ответственности, оно самоустранилось. Остались лишь “правила безопасности”, которые устав не заменят. Для работы шахтера должны быть регламенты.

Председатель кузбасской федерации профсоюзов Юрий Кауфман сам был угольщиком. Хотя он настаивает на том, что “бывших угольщиков не бывает”. Но предположить, по какой же причине случилась авария на “Ульяновской”, Юрий Алексеевич не может:

- Говорить о причинах аварий на моем месте сейчас сложно и абсолютно неправильно. Для этого создана официальная комиссия, и она сделает свои выводы. Тем не менее, я, как специалист, никаких причин для аварии не вижу. Кроме трагической случайности. “Ульяновская” - современнейшая шахта, с новейшими технологиями. Таких технологий, может быть, и в мире нет. Оборудование было английское и такого уровня, что ни на одном российском предприятии, по моим сведениям, больше такого нет. Постоянно проводились проверки безопасности, ни одно рабочее место не оставалось без надзора. Причем проверки были ежесменные (на “Ульяновской” работали в три смены по 8 часов. - Прим. П.С.). Иначе как сбоем и трагической случайностью произошедшее объяснить нельзя.

Но трагедия произошла. Это говорит о том, что к угольной отрасли надо относиться с особым вниманием. Причем всем: и государству, и частном бизнесу, и непосредственным исполнителям на местах. С повышенным вниманием к отрасли должны относиться и мы, профсоюзы. Особенно в Кузбассе. С нашими добычами - 150 миллионов тонн угля в год - мы давно заслужили право называться “угольной житницей России”. Причем все это качественные угли: коксующиеся (используемые в металлургии), энергетические (топливо для теплостанций). И каждый год открываются новые предприятия, шахты, разрезы. (Только в Новокузнецком районе около 30 предприятий угольной промышленности, где заняты более 25 тыс. человек. - Прим. П.С.) С одной стороны, новые рабочие места. С другой - новый риск. Сейчас мне приходится общаться с семьями погибших. Смотреть в глаза этих людей. Жен. Детей. Все погибшие - люди боевого, трудоспособного возраста, у которых впереди были бы еще годы жизни. Теперь остается лишь смотреть в глаза родственникам. Потому что не знаешь, что им сказать. И они не знают, что сказать тебе. Это трагедия, которая коснулась сотен людей. А профсоюзам волей-неволей приходится участвовать во всех трагических событиях.

ПОМОЩЬ СЕМЬЯМ ПОСТРАДАВШИХ

- Решение социальных проблем семей будет проходить в несколько этапов, - продолжил Юрий Алексеевич. - С 22 марта социальная комиссия ездит по семьям и решает проблемы. Во-первых, безусловно, оплату траурного процесса берет на себя собственник. Это прописано в отраслевом и региональном соглашениях, в коллективном договоре. Три документа регламентируют этот процесс. Данные вопросы особенно четко прописаны для Кузбасса, потому что здесь им уделяется дополнительное внимание со стороны властей. Губернатор лично проводит все планерки, отслеживает процесс, выслушивает оперативные доклады. Все ему подконтрольно. Это очень хорошо для профсоюзов, на плечах которых лежат социальные вопросы. Во многом это облегчает нам работу: не приходится гоняться за работодателями и заставлять их быть социально ответственными. Наш губернатор, пожалуй, единственный, кто уделяет этим вопросам столько внимания.

Второй этап - решение насущных проблем семей. Комиссия уже начинает собирать данные, а в апреле будут устроены личные встречи комиссии с представителями пострадавших, с семьями. Причем учитываются проблемы не только жен и детей, но и родителей. Все нужды будут выслушаны. В том числе решаются проблемы с бытовыми условиями, квартирный вопрос, вопросы трудоустройства. Мы пытаемся хоть как-то нивелировать обострение социальной обстановки.

Третий этап - перспектива далекая. Конечно, можно сейчас, вроде как, решить все проблемы и снять вопрос с повестки дня, а потом вовсе забыть. Но нет. Мы потеряли человека. Семья потеряла кормильца. Как правило, основного. И компенсировать деньгами вряд ли удастся. Но ведь задача еще и в том, чтобы семьи не были выброшены за черту бедности. И профсоюзы занимаются этими вопросами. А когда причины гибели - производственный фактор, тем более должны, даже обязаны это делать. И пытаемся по мере возможности. Привлекая финансовые источники работодателя, который косвенно в любом случае виновен в трагедии.

Работодатель берет на себя обязанности по выплате денег иждивенцам, находившимся на содержании у погибшего шахтера. Выплаты фиксированные и составляют больше семи тысяч рублей - сопоставимо со средней заработной платой по России. В случае если на иждивении дети, то до совершеннолетия. Или до 23 лет в тех случаях, если дети учатся. Если на иждивении находятся инвалиды, то выплаты производятся все то время, пока у человека есть инвалидность - то есть в большинстве случаев пожизненно. Сразу отмечу, что выплаты эти - своего рода “кузбасский акцент”. Они предусмотрены, конечно, на уровне всей отрасли, но в редких случаях достигают такого уровня. Еще один вопрос - обучение детей. Это страшный социальный пункт для нашей страны, потому что теперь все чаще приходится платить за обучение, и при потере кормильца на дальнейшем образовании детей можно ставить крест. Сейчас работодатель берется за решение этого вопроса и финансовую часть проблемы берет на себя. Поднимает детей, как говорится, хотя понятно, что деньгами не заменишь отца и всех остальных...

А за реализацией этих программ следит профсоюз и никому не позволит нарушить сложившуюся схему. Но, повторю, нам сильно помогает влияние губернатора, а в некоторых случаях оно решает многие вопросы без нашего участия, оставляя нам лишь отслеживать ситуацию. Хотя это и федеральные нормы, но везде они реализуются намного сложнее, чем у нас. Тому пример соглашение между угольными профсоюзами Кузбасса, губернатором и работодателями Кузбасса. Оно было принято полтора года назад по инициативе губернатора. И там есть пункт, который мы до этого рассматривали в отраслевом соглашении, а для кузбасского несколько видоизменили: помимо обязательных выплат, каждой семье погибшего должны выплатить не менее миллиона рублей. Можно это расценивать это как компенсацию морального ущерба или каким-то другим образом. Это неважно. Важно, что деньги эти выделяются и в сложившейся страшной обстановке позволят семьям вести более или менее достойный образ жизни. Наши профсоюзы быстро сориентировались, и на многих предприятиях этот пункт прописан в коллективных договорах. К сожалению, в других регионах такой механизм пока не работает. А тут пример Кузбасса должен быть поучителен.

- Возможно, он работает именно здесь потому, что здесь чаще всего гибнут шахтеры?

- Я бы не сказал, что этот миллион выплачивается именно потому, что здесь чаще гибнут. В Кузбассе концентрация добычи выше, большее количество шахтеров - здесь, наиболее опасные шахты тоже здесь. Технология добычи сложная. Отсюда и происшествий больше. Скорее, эти выплаты свидетельствуют об ответственном отношении к решению социальных проблем у всех трех сторон.

Полина САМОЙЛОВА

Р.S. После аварии на “Ульяновской” Ростехнадзор взялся за проверку шахт. По последним данным, закрыто 29 участков на 12 шахтах. Про “Ульяновскую” стало известно, что взрывов метана было несколько, с интервалами в 5 - 7 секунд. По одной из версий Ростехнадзора, причиной происшествия могла быть неправильная эксплуатация того самого сверхсовременного оборудования. Но федеральная служба подчеркивает, что окончательного вердикта нужно ждать лишь через две - три недели.


“А”-СПРАВКА

Обязательные выплаты семье погибшего согласно федеральному закону и соглашению за счет средств ОАО “ОУК “Южкузбассуголь”:

1. Долг по заработной плате за март 2007 г.
2. Компенсация за неиспользованный отпуск.
3. Единовременное пособие в размере 15% среднемесячного заработка за каждый год работы в организациях угольной промышленности.
4. Расходы на погребение.
5. Выплата семье погибшего, проживавшей совместно с ним на день гибели, единовременного пособия в размере его трехкратного среднемесячного заработка.
6. Выплаты каждому члену семьи погибшего, находившемуся на его иждивении, единовременного пособия в размере среднегодовой заработной платы за последние три года.
7. Возмещение морального вреда семье погибшего, проживавшей совместно с ним, в общей сумме 100 000 руб.
8. Родителям погибшего, независимо от того, проживали они совместно с умершим или нет, в общей сумме 100 000 руб.
9. Согласно п. 10.9 к/д шахты: “В случае гибели Работника при исполнении им трудовых обязанностей в результате техногенной аварии с групповым несчастным случаем (внезапный выброс угля и газа метана, эндогенный пожар, вспышка и взрыв газа метана и угольной пыли, прорыв в горные выработки воды и глины) семье погибшего, проживавшей совместно с ним на день гибели (помимо обязательных выплат) выплачивается единовременная выплата не менее 1 млн рублей”.
Кроме того:
- Единовременная страховая выплата по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и проф. заболеваний, составляет 46 900 руб. (с районным коэффициентом - 60 970 руб.)
- Ежемесячные страховые выплаты иждивенцам, но не более 36 000 руб.
- Дополнительное страхование от несчастного случая (если имеется).


ЗАЯВЛЕНИЕ ФНПР

Федерация Независимых Профсоюзов России и ее членские организации, объединяющие миллионы трудящихся, глубоко потрясены произошедшими в нашей стране трагическими событиями.

Страшные катастрофы безжалостно оборвали и покалечили без малого две сотни жизней наших сограждан. Падение пассажирского самолета Ту-134, разбившегося в Самаре, унесло жизни 6 человек, на Кубани доме престарелых заживо сгорело 62 пенсионера, в Кузбассе в самой крупной по числу жертв аварии на российских шахтах погибло 107 шахтеров, и этот страшный счет продолжает расти.

Мы скорбим по безвинно погибшим, выражаем братскую солидарность с трудовыми коллективами, понесшими тяжелые утраты, приносим глубокие соболезнования родным и близким жертв катастроф.

Во избежание повторения случившегося профсоюзы настаивают на ужесточении законодательства в части повышения ответственности работодателей за обеспечение безопасных условий труда, выполнение нормативов по охране труда и технике безопасности, имея в виду материальные и уголовные санкции. Необходимо обеспечить системность в этой работе с активным участием государства через воссоздание Министерства труда. Должно быть восстановлено право инспекций труда профсоюзов приостанавливать в необходимых случаях работу предприятий, представляющих опасность для жизни и здоровья работников. ФНПР решительно выступает против потогонных систем организации труда, препятствующих созданию нормальных, безопасных условий труда и отдыха работников.

Профсоюзы требуют от органов государственной власти тщательно расследовать и проанализировать причины произошедшего, предпринять все необходимые меры для полного устранения последствий трагических событий.
ФНПР, ее членские организации готовы оказывать в этом свои содействие и помощь.

Председатель ФНПР М.В. Шмаков
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика