центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+
12  (01/04/2009)

Содержание номера

Специальный репортаж

Черно-белая жизнь


Угольные шахты Воркуты на грани закрытия



Жизнь воркутинцев тесно связана с углем - “Воркутауголь” - градообразующее предприятие. Основная его гордость - угольный концентрат, из которого делают кокс, применяемый при выплавке стали. Но в кризис сталь стала никому не нужна, и, похоже, сам город тоже может оказаться ненужным. В Воркуте опять заговорили о закрытии шахт... Чтобы выяснить, где здесь слухи, а где факты, в город выехали корреспонденты “Солидарности”.

ЖЕМЧУЖИНА СЕВЕРА

Первое, что бросилось в глаза при подъезде к Воркуте, - бескрайняя снежно-белая пустыня и отсутствие деревьев. На улице весна, а это значит, что закончилась полярная ночь и днем светит слепящее солнце. На улице -15C, и местные жители ходят без шапок, а дети играют в футбол на белоснежном поле во дворе. Снег растает лишь к середине июня, и тогда тундра в мгновение ока покроется цветами. Растет тут все быстро, ведь лето слишком коротко: уже в сентябре появятся первые снежинки. Воркута расположена примерно в 150 километрах севернее Полярного круга и всего в 140 километрах от побережья Северного Ледовитого океана, в районе вечной мерзлоты.

Все началось с того, что в 1930 году здесь нашли выходы на поверхность пяти пластов каменного угля. Анализ показал, что угли Воркуты отличаются от всех других, ранее известных в бассейне, и пригодны для коксования. Именно это и стало решающим. Город быстро рос, особенно во время (и после) Великой Отечественной войны. В 80-е в Воркуте, в составе градообразующего предприятия “Воркутауголь”, было 13 шахт. Кроме того, недалеко от города находятся месторождения золота, никеля, барита, марганца, хромитов... практически всей таблицы Менделеева! Воркута в свое время и строилась “на вырост”: с размахом, широко, не сжатой “в кулак”, как другие северные города. Планировалось, что она станет базой по освоению Севера. Поскольку просто так строить дома на вечной мерзлоте нельзя - их необходимо ставить на бетонные сваи, - в городе заработал цементный завод. Рос город, росла и добыча угля: с начала освоения Печорского угольного бассейна к 1994 году воркутинцами добыто уже миллиард тонн.

А потом началось стремительное закрытие шахт. На сегодняшний момент из 13-ти работает лишь 5 шахт, а из 250 тысяч жителей осталось, по официальным данным, - 134, в реальности же около 80 тысяч. Многие числятся в городе лишь из-за “северных” надбавок, а живут уже давно на “большой земле” - во время закрытия шахт работала государственная программа по переселению.

Шахтеры вовращаются со смены

В 2003 году компания “Северсталь” приобрела государственный пакет акций ОАО “Воркутауголь”. И все было бы неплохо: “Северсталь” активно взялась за техническое перевооружение, улучшение безопасности труда шахтеров, между Росуглепрофом и “Воркутауглем” был заключено лучшее в России территориальное соглашение. Но кризис внес свои коррективы.

Работать в Воркуте, кроме как на шахтах, практически негде. Это и понятно: город создавался именно для добычи угля. Зарплаты в городской сфере услуг, по сравнению с горняцкими, мизерные. Например, администратор в гостинице “Воркута” зарабатывает 8 тысяч рублей в месяц, а шахтеры-пенсионеры вынуждены подрабатывать кто как может например, таксистами. Город же по уровню жизни дороже Москвы. Дело в том, что практически ничего, кроме угля, в Воркуте не производится, вот и везут продукты, одежду, бытовую технику и все прочие товары с “большой земли”, а дело это недешевое. Особенно с учетом того, что вокруг Воркуты - вечная мерзлота, непролазное, неосвоенное бездорожье, по которому и на вездеходе-то не проедешь, и автомобильных дорог до Воркуты не проложено, только железная дорога. Поэтому, к примеру, за автомобилем нужно поехать в другой город на поезде, а затем вернуться с автомобилем также на поезде. Одна погрузка автомобиля на железнодорожную платформу стоит около 50 тысяч рублей.

Самая же большая статья расходов воркутинцев - жилищно-коммунальные услуги. За трехкомнатную квартиру придется платить около 7 тысяч рублей в месяц! Двухкомнатная стоит чуть дешевле - порядка 5 тысяч. Дело в том, что когда еще в советское время строили котельные, их спроектировали для работы на мазуте - он тогда стоил копейки по сравнению с углем. Сейчас цена мазута существенно выше, но переделывать котельные слишком накладно. Вот и выходит, что на еду, дорогу до работы и обратно, ЖКХ и детский сад или школу (если есть дети) нужно как минимум 30 тысяч рублей в месяц. Вполне московские расходы! В принципе, зарплата на шахте в среднем и составляет 30 тысяч рублей - жить можно, но вот, по признаниям самих шахтеров, сбережений делать не получается.

РАБОТА ИЛИ ЗАРПЛАТА?

Сегодня ситуация в угольной отрасли такая же, как и в отраслях, связанных с энергетикой и переработкой, то есть - не очень хорошая, но еще не критичная. Хотя последствия кризиса шахтеры уже ощущают на себе - у кого-то это укороченная рабочая неделя, а в “Воркутаугле” - задержка зарплаты и угроза закрытия шахт. Энергетические угли еще более-менее пользуются спросом, а вот с коксом проблематично. В Воркуте производят в основном как раз угольный концентрат, который затем используется в производстве стали. По металлургам же кризис ударил в первую очередь, и спрос на сталь стремительно падает. Вот и предложил в ноябре 2008 года генеральный директор “Воркутауголь” Вадим Ларин приостановить с 01.10.2008 года действие пункта 6.2 территориального соглашения, а вернуться к вопросу о возобновлении его действия в апреле 2009 года. Пункт этот касается повышения тарифных ставок, причем по соглашению с 1 января 2009 года гарантированная зарплата работника первого разряда поверхности на вспомогательных работах (с начислением районного коэффициента и “северных” надбавок) должна была достичь размера прожиточного минимума трудоспособного населения республики Коми, умноженного на коэффициент 1,15. Прожиточный минимум в республике сейчас составляет 7300 рублей.

- Предложение было обосновано мировым экономическим кризисом, снижением спроса и резким падением цен на металлопродукцию и коксующийся уголь в мире и в России, и было внесено с целью стабилизации ситуации, недопущения массового сокращения численности работников и обеспечения своевременной выплаты зарплаты, - говорит председатель теркома Росуглепрофа Анатолий Куревский.

Была созвана чрезвычайная конференция работников ОАО “Воркутауголь”, которая 4 ноября приняла решение дать согласие на приостановление действия пункта 6.2, тем самым приостановив увеличение тарифный ставки суммарно на 17,5%. Прожиточный минимум за это время существенно увеличился. В результате отставание зарплаты работника первого разряда от него увеличилось за 2008 год почти в два раза и на данный момент составляет 21%.

Интересен один момент. Когда в терком обратился работодатель с предложением “заморозить” зарплаты, терком обратился к главе республики Коми с предложением “заморозить” тарифы ЖКХ. В ответ же было получено письмо, в котором сообщается о невозможности такой “заморозки” в связи с... ростом цен на газ! Получается, что глава республики даже не знает, что ни одна котельная в Воркуте не работает на газе. Мазут же и уголь за период кризиса в цене упали, вот только стоимость отопления для воркутинцев почему-то повысилась.

Сегодня срок “заморозки” зарплат почти истек, и шахтеры вплотную приблизились ко второй конференции трудового коллектива, которая состоится 9 апреля. По заверениям руководства “Воркутауголь”, дела у компании не улучшились, и, скорее всего, оно будет просить еще об одной отсрочке. Что думают по этому поводу в профсоюзе?

- Взамен ничего не предлагается! Экономическое обоснование только на словах: якобы средняя цена тонны угля была 4800 рублей, а сейчас 1800 рублей, - возмущается председатель теркома Куревский.

Его поддерживает и председатель профкома шахты “Воркутинская” Михаил Пасынков:

- Цифры нам предоставляют любые, но цифрами, написанными от руки можно жонглировать как угодно. Директор говорит, что сейчас цена угля такая-то, но у нас нет достоверной информации. Хотя я боюсь, что действительно в компании что-то нехорошо. Хотелось бы не навредить. Пройти по краю. Практически все профсоюзные лидеры не являются делегатами на конференции именно для того, чтобы принимали решение только работники. Никакого чисто профсоюзного голосования не будет.

На самом деле взамен кое-что предлагается: работа. То есть похоже, что ситуация складывается таким образом: если проводится индексация зарплаты, то закрывается одна (или несколько) шахт. Как пояснил корреспонденту “Солидарности” генеральный директор Вадим Ларин, на сегодняшний день дефицит денежных средств в “Воркутауголь” - полмиллиарда рублей каждый месяц.

Будет ли работа и достойная зарплата у подростающего поколения воркутинцев?

Расходы только наполовину покрываются доходами, остальные средства добавляет головное предприятие - группа “Северсталь”, и как долго она будет поддерживать “Воркутауголь”, никто не может сказать, даже они сами. Основная поддержка идет за счет покупки Череповецким метзаводом (который также входит в холдинг) воркутинского угля по старым ценам. Дело в том, что себестоимость воркутинского угля выше, чем себестоимость угля, например, в Кузбассе, и если продавать уголь по тем ценам, по которым он сейчас продается на рынке, то “Воркутауголь” быстро прекратит свое существование.

- На сегодняшний день у нас в ноль работают только шахта “Воргашорская” и “Юньягинский” разрез. Шахта “Северная” выйдет на ноль, только когда она запустит новый пласт - это будет в середине апреля. Остальные шахты убыточны. Какая-то больше, какая-то меньше, - говорит Ларин. - Если индексация произойдет, то у нас будет еще меньше денег на поддержание убыточных шахт. Тогда будем еще больше думать, где их изыскивать.


ОПРОС: ЗА ИЛИ ПРОТИВ

Самый первый кандидат на закрытие - шахта “Заполярная”. На ней сейчас добывается только та высококачественная марка угля, спрос на которую практически отсутствует. По словам генерального директора, “Заполярная” формирует около 70 млн рублей дефицита бюджета. Тем не менее все председатели профкомов, включая председателя профкома шахты “Заполярная”, выступают за индексацию, которая коснется 13 тысяч человек - именно столько всего работает на объединении “Воркутауголь”.

- Я ни разу не слышал, чтобы хозяин говорил: я много денег заработал! Давайте я вам зарплату повышу! Всегда приходилось с боем выбивать зарплату. Где уверенность, что на волне кризиса они не богатеют? Я думаю, что богатеют. Мое мнение - зарплата должна повышаться. На 26% подорожала электроэнергия, на 20 - 30% подорожала вода, на 85% подорожало водоотведение, на 50% сахар.

Вот такие цифры по Воркуте. Почему не должна повышаться наша заработная плата? - задает встречный вопрос председатель профкома шахты “Заполярная” Василий Моря. - А где уверенность, что если не повысим зарплату, то шахту не закроют? Работодатель нам гарантий не дал. Мы сегодня откажемся от индексации, а завтра к нам придет работодатель и скажет, что совсем все плохо, и шахту закрывают. И люди шесть месяцев будут со старой зарплатой, а так хоть с новой.

Профсоюз считает, что зарплату индексировать надо, однако 9 апреля будет не профсоюзная конференция, собирается трудовой коллектив. Что же думают по этому поводу сами шахтеры? Анатолий Куревский сказал “Солидарности” следующее: “Менталитет у шахтеров других шахт такой: пусть закрывают “Заполярную”. Нас это не касается. Пусть только нам зарплату повышают”.

Действительно, даже на самой “Заполярной” корреспонденту “Солидарности” встречались шахтеры, которые за индексацию. По словам председателя профкома “Заполярной”, таких 50%.

- Зарплата чем выше - тем лучше. Я за индексацию, - говорит электрослесарь Сергей.

- До этого “Северсталь” закупала в Америке заводы, вместо того чтобы здесь модернизировать. Сейчас кто-то должен отвечать за некомпетентность. Думаю, нам не надо входить в их положение. Куда они деньги дели? Я считаю, что надо индексировать. Мы же тоже хотим есть. Я не боюсь, что могут закрыть шахту. Один раз страну потеряли, теперь если даже Россию потеряем - ничего страшного, выживем! - уверен Александр с шахты “Заполярная”, член Росуглепрофа.

Председатель профкома шахты “Воркутинская” поясняет, что добычники и проходчики работают по своей схеме, так называемыми рядами. У них отдельное премирование: больший объем - большая зарплата. Тарифная сетка их мало волнует. Индексация касается в основном работников вспомогательных служб - они жестко привязаны к тарифу. У них есть тариф, премия и больше ничего.

Вспомогательные службы - за индексацию, причем соотношение между проходчиками и работниками вспомогательных служб на шахтах примерно 1 к 4. Соответственно, профсоюз поддерживает мнение большинства членов профсоюза, а их в объединении 10 660 человек. Однако опрос, проведенный корреспондентом “Солидарности” на нескольких шахтах, показал немного другие результаты.

- В стране сейчас идет безработица, и я считаю, что нам лучше остановиться на том уровне заработной платы, который есть на данный момент, чтобы переждать этот период, и потом ее повысить. Тот уровень зарплаты, который есть на данном предприятии, я считаю достойным. Я получаю около 40 тысяч и могу сравнивать с заработной платой, которая выплачивается в средней полосе - там шахтер получает порядка 20 тысяч рублей, - говорит, поднимаясь из забоя, начальник участка Дмитрий на шахте “Заполярная”.

- Бог с ней, с индексацией. Оставьте просто людей на работе! А что нам с этой индексации, если мы без работы будем? - возмущается шахтер Сергей с той же шахты. - Вообще, что толку от этих профсоюзов? Нам даже профсоюзное новогоднее шампанское дали просроченное! Это была уже последняя капля, и я вышел из профсоюза.

Его поддерживает начальник участка Виталий:

- Я тоже вышел из профсоюза - не вижу в нем смысла. Если профсоюзы произведут индексацию, то восемьдесят процентов, что люди останутся без работы. Я не вижу смысла: мне на 300 рублей повысят зарплату, но я останусь без работы! Все мои товарищи против индексации. Есть, конечно, и те, которые за. Может быть, у них есть какая-то еще поддержка: может, они работающие пенсионеры или еще кто. У меня такой поддержки нет.

- Общее мнение - не индексировать зарплату! Просто все хотят работать, - добавляет горный мастер Михаил. То же самое говорят и другие шахтеры. Но это шахта “Заполярная”, над которой как раз и висит дамоклов меч сокращения. Возможно, на других шахтах считают иначе?

Подземный электрослесарь Володя с “Воркутинской” шахты говорит с надеждой корреспонденту “Солидарности”:

- Лично я зарабатываю в среднем в месяц со всеми надбавками 40 тысяч и думаю, что придется потерпеть с индексацией. Наши все говорят, что не надо индексации. Может, конференция отложит индексацию хотя бы до конца года.

- От большой зарплаты никто не отказывается, любой скажет, что чем больше, тем лучше, но чтобы выиграть партию, надо жертвовать пешкой, - рассказывает в ожидании вахтовки Эльдар с транспортного участка “Воркутинской” шахты. - У меня в среднем до 50 тысяч получается. На жизнь хватает, но накоплений не сделаешь. Сейчас молодежь стала приходить - с работой в Воркуте тяжеловато. Куда им деваться... Начинаем уже фильтровать: кого-то берем, кого-то нет. А то по объявлению набирали. А что толку? Набрали 40 человек, они первую зарплату получили, и нет никого. Пусть лучше индексация отложится. Она же все равно не пропадет. Индексация - красивое слово, а на деле получается, что получишь на 300 рублей больше. А как только начинаются разговоры про индексацию, сразу наши частные торговые организации на базе слухов на такой же процент повышают цены. Если бы нас всех на все лето отправили в вынужденный отпуск - со всеми отпускными, естественно, - никто бы против не был.



Самое интересное, что даже вспомогательные службы, жестко привязанные к тарифу, говорили, что лучше с индексацией подождать. Вот, например, слова электрослесаря Людмилы: “У меня зарплата около 10 тысяч получается. Наверное, лучше потерпеть с повышением, ведь если шахту закроют, то сколько людей останется на улице!”

Что же будет, если шахту действительно закроют? Есть ли в городе вакансии? Эти вопросы корреспондент “Солидарности” задала главе муниципального образования городского округа “Воркута” Валерию Будовскому:

- На шахте работает 1200 человек, и такое количество сложно куда-то трудоустроить. На сегодняшний день у нас около 600 вакансий, а безработных две с лишним тысячи. У нас с начала года был рост безработицы на 0,5%, а сейчас он приостановился. На протяжении двух месяцев роста безработных не происходит - эта тенденция очень радует. Мы с оптимизмом смотрим на то, что руководство “Северстали” все сделает для того, чтобы не закрывать шахты.

А вот председатель теркома высказался жестче:

- В городе работу найти нельзя, у нас объединение - градообразующее предприятие. Уволенные - это потенциальные разбойники, увеличение уголовщины в городе. Людям же надо будет как-то выживать.

Причем если раньше при закрытии шахт люди подпадали под программу переселения, то сейчас не подпадают, ведь эта программа распространяется только на госпредприятия, а объединение “Воркутауголь” перестало быть государственным в 2003 году. Уже сейчас люди пытаются продать квартиру и уехать на “большую землю”. Город оклеен объявлениями о продаже квартир, причем цены на них падают с 400 до 70 тысяч рублей!

Шахтерские поселки уже давно смотрят выбитыми глазницами домов, и лишь ветер гоняет по ним снег. Если опять начнут закрывать шахты, то их судьбу разделит уже весь город, а снег заметет его угольные следы.


Юлия РЫЖЕНКОВА
Фото Николая ФЕДОРОВА
2010-04-26 18:47:04


Комментарии:

александр
17:48 от 07.01.2013
задница?