Специальный репортаж

Озеро раздора

Репортаж о том, что сейчас творится на Байкальском ЦБК

Запуск Байкальского целлюлозно-бумажного комбината - одно из самых спорных решений. Экологи предрекают уничтожение Байкала, профсоюзы - второе Пикалево. Я отправилась в Байкальск разобраться, нужен ли городу комбинат, а увидела, как его работники с помощью милиции пытаются выгнать своего гендиректора. О ситуации, которая привела к этому, - в репортаже “Солидарности”.

На фото - председатель профкома БЦБК Александр Шендрик


КОМБИНАТ = ЖИЗНЬ

Проходя по Байкальску, можно услышать такой разговор: “Как дела? - Хорошо, устроился на комбинат. - Туда еще берут? - Да, слышал, электрики нужны”. Все разговоры - о комбинате, работе, зарплате... Ничего удивительного: градообразующее предприятие стояло больше года, люди сидели без средств к существованию. Захожу на рынок, интересуюсь мнением “независимых” от БЦБК продавщиц, нужен ли им работающий комбинат.

- Конечно! - удивляется моему вопросу Лариса. - Город умирает - люди без работы. Негде больше работать. Люди к нам в магазин приходили, просили: дайте в долг крупы - детей накормить. За школу, за детсад платить нечем, люди после закрытия комбината сразу за гранью нищеты оказались. Вот месяц как он начал работать, люди получили зарплату, и у них глаза светятся - им есть на что жить, понимаете? Люди стали нормальные продукты покупать, а раньше брали только дешевую тушенку и макароны. Почти в каждой семье кто-то работает на комбинате. Вся наша жизнь зависит от него. Все в панике были, когда он закрылся...

Спрашиваю, неужели нельзя было найти хоть какую-то работу, может, уехать в соседние города? Мне отвечает Наталья:

- Муж уезжал работать на вахту. А толку? Он работал, а денег не получал. Им говорили, что кризис, денег нет, потом отдадим. Дадут тысячу в месяц, и живи как хочешь... А мне только за садик платить 1200 рублей в месяц, квартплата поднялась чуть ли не в 1,5 раза, а еще ребенка надо одеть и накормить...

Тут же подхватывает Лариса: я многодетная мать, нас в однокомнатной квартире живет 11 человек, из них 8 детей, пять школьников. Бассейн раз в неделю - 150 рублей, каток - 150 рублей, питание в школе - из своего кармана. Все это плюс коммунальные услуги - надо хотя бы 20 тысяч зарабатывать.

В другом магазине разговариваю с молодой продавщицей, говорю, что из Москвы, приехала на комбинат...

- Пожалуйста, не надо его больше закрывать! - просит она. Комбинат стоял - половина города сидела без работы.


ПОЧЕМУ БЫЛ ЗАКРЫТ БЦБК

Вообще, сколько работает БЦБК, столько идут споры о его целесообразности. Константин Акимов, гендиректор ЛПК “Континенталь Менеджмент”, до недавнего времени возглавлявший совет директоров, считает, что “предприятие имеет стратегическое значение для государства, работает в значительной степени на оборонный комплекс РФ”:

- Аналогичное производство осталось и успешно работает только на озере Онтарио, - говорит он. - И оборонному комплексу РФ, наверное, теперь придется обращаться туда. Не исключаю, что именно эта задача и стояла перед “псевдозелеными”, финансируемыми, кстати, тоже из тех мест.

Ну, это традиционная песня... А по информации с совещания в Минпромторге, на покрытие годовой потребности ОПК Байкальскому ЦБК хватит 8 - 16 часов. То есть за сутки он покроет годовую потребность целлюлозы для военных целей! А значит, строился комбинат явно не только для этого. И, надо сказать, до 2008 года он был вполне успешным предприятием. Средняя зарплата работников была порядка 20 тысяч, что даже выше средней по Иркутской области. Что же случилось? А случилась необходимость перехода на замкнутый цикл водооборота. Как обычно в нашей стране, “зима пришла неожиданно” - то, о чем говорили несколько десятков лет, вдруг случилось.

Еще в конце 1990-х правительство РФ договорилось с Всемирным банком о совместной реализации программы инвестиций в оздоровление окружающей среды в размере 110 млн долларов, в том числе 22,4 млн - на создание замкнутой системы водооборота на БЦБК. Предполагалось, что остальные средства вложит собственник комбината. Программа была одобрена, Всемирный банк готов был выделить деньги на перепрофилирование БЦБК, правительство гарантировало этот кредит и издало постановление № 643 от 30.08.2001, запрещающее работу предприятия без системы оборотного водоснабжения.

Однако с приходом в 2002 году на БЦБК акционеров из ООО “Континенталь Менеджмент” программа перепрофилирования странным образом застопорилась. Приватизация всего Иркутского леспрома прошла с многочисленными нарушениями, а уж приватизация БЦБК - тем более. В частности, Генпрокуратурой РФ в феврале 1999 года был предъявлен иск к Мингосимуществу России и ОАО “БЦБК” о применении последствий ничтожной сделки приватизации госпредприятия. Выяснилось, что и сама приватизация БЦБК, и поспешное закрепление в госсобственности акций проводились с многочисленными нарушениями (49% акций БЦБК - у государства в лице Росимущества, 51% - у структур “Базового элемента” Олега Дерипаски (“ЛПК “Континенталь Менеджмент”). Генпрокуратура РФ пыталась в суде отменить ряд принятых правительством и Мингосимуществом РФ решений. Все это можно узнать из открытых источников, многие СМИ писали об этом, и никакой “военной тайны” я не открываю.

В результате прихода компании Дерипаски на комбинат зарплата работников резко упала. Получавший ранее 8 - 9 тысяч рублей варщик был вынужден довольствоваться 6 тысячами, а зарплата плотника, бетонщика скатилась с 7 до 4 тысяч. Тем временем, по информации агентства “SATCOR.Ru”, только на экспорте целлюлозы через офшорную компанию Kensington Securities and Investments Ltd. собственники БЦБК кладут в карман ежемесячно по 200 - 400 тысяч долларов. Неудивительно, что, например, по итогам 2004 года чистая прибыль БЦБК составила всего лишь 1,21 млн рублей, хотя еще в 2001 году - до прихода на комбинат “КМ” - она была 48 млн рублей. От программы перепрофилирования собственники, по сути, отказались. И остались без кредита Всемирного банка, но зато с запретом работы без системы оборотного водоснабжения.


АЛЬТЕРНАТИВА БЦБК?

О том, что происходило в городе, когда завод встал, “Солидарность” писала весь прошлый год. Митинги, массовые акции протеста, голодовки, суд над председателем профкома... Люди готовы были перекрыть федеральную трассу - это была последняя надежда, что на них обратят внимание.

Тем временем по СМИ прокатилась волна “зеленых” публикаций о том, что запуск БЦБК убьет Байкал, а работу людям можно найти и помимо комбината. Например, Байкальск - туристический и горнолыжный центр, вполне можно развивать это направление и жить туризмом, а не загрязнением озера. Я специально съездила на единственный байкальский горнолыжный курорт “Гора Соболиная”. (Недавно я была на горнолыжном курорте в Альпах, так что мне было с чем сравнивать.) Встретили меня тишина и пустота. Не больше десятка лыжников ходили по территории...

- В этом году с погодой не повезло: морозы вдарили, и люди не поехали, - рассказывают работники базы. Да, морозы сильные - больше 30 градусов. - Люди жалуются: мы сюда деньги везем, а потратить негде. В городе всего два развлекательных центра, да и работают они по субботам-воскресеньям. Один ресторан. Все. Кто сюда поедет? Мы не можем организовать досуг, принять всех, когда наплыв. Многие с ребятишками, жалуются, что негде оставить ребенка. Тут нет ни нянечки, ничего... Было детское кафе, где мультики показывали, дети там рисовали. Закрыли. Сделали кофейню для взрослых. Бывает, дети сидят прям здесь, у камеры хранения, ждут, когда родители спустятся с горки...

Спрашиваю про зарплату - смеются:

- Вы не поверите! 5 тысяч за ноябрь, 10 - 11 тысяч за январь, когда наплыв туристов. А так мы работаем сезонно. Зиму отработали - и встали на биржу труда.

Всю базу (включая бассейн, сауны, аттракционы и прочее) обслуживают около 300 человек, и базе вполне хватает. Вакансий нет. И для Байкальска с населением 14,6 тысячи - это не решение проблемы. Да, возможно, если здесь целенаправленно развивать туристический и горнолыжный бизнес, через несколько лет будут и рабочие места. Но то, что представляет собой “курорт” сегодня, нельзя сравнить не только с европейскими стандартами, но и с русскими. Делается ли сейчас что-то для развития туризма? Нет. “Говорится много об этом, но мы не видели, чтобы хоть чего-то делалось”, - пояснили мне на горнолыжной базе.


ПРОФСОЮЗ - ЭТО ШЕНДРИК!

- Ну а что вы слышали о профсоюзе на БЦБК? - спрашиваю людей, не работающих на комбинате.

- Люди все за профсоюз. Он помогает. Я знаю, что там Шендрик борется. Его, конечно, изгоем сделали, бедного нашего, несчастного. Сколько он отстаивал наш комбинат!

Действительно, Александр Шендрик уже около 20 лет председатель профкома и сделал немало для работников. Как его только ни пытались выставить - карьеристом, эгоистом и пр., как только ни давили на него, забирая в кутузку, - он держался, и люди стояли за него. Но усталость есть даже у металла: 25 февраля на отчетно-выборном профсоюзном собрании он отказался выставлять свою кандидатуру на пост председателя.

Накануне конференции я сижу на заседании профактива, обсуждают возможные кандидатуры. Троих назвал Шендрик, и все трое взяли самоотвод. Еще один кандидат признался, что его пытался “завербовать” “Континенталь Менеджмент”, предложив быть кандидатом от работодателя. Он отказался. Профактив переживал, что работодатель найдет кого-то и “протолкнет” эту кандидатуру на конференции. Нужен был “свой” кандидат, и надо консолидированно за него голосовать. Но никто не горел желанием.

- У нас на ТЭЦ говорят: если уходит Шендрик, мы выходим из профсоюза, - паникует председатель цехкома. Такое же настроение у многих профактивистов. Все боятся, что если не будет Шендрика, то не будет и профорганизации. Но Александр Алексеевич успокаивает: ничего, мол, сейчас люди поймут, что я не передумал, и начнут думать, кого на мое место. Главное, чтобы у человека было желание работать, а остальному он научится.

Сергей Филатов, председатель Иркутского обкома профсоюза работников лесных отраслей, заверил, что обком окажет новому председателю всяческую поддержку. Кандидатов попросили еще подумать до вечера и разошлись. А тем было о чем подумать...


КАК УНИЧТОЖАЮТ ПРОФКОМ

Сегодня на комбинате работают 1400 человек, подтвердили свое членство в профсоюзе 705 - это те, кто написал заявление на удержание профвзносов через бухгалтерию. Если в профсоюзе останется менее 50% от числа работающих, то работодатель сможет заключить колдоговор с иными представителями работников. Работодатель же не удерживает профвзносы с зарплаты с сентября 2009 года, несмотря на наличие заявлений работников. Задолженность по уже удержанным профвзносам - 1,2 млн рублей. По взысканию 970 тысяч есть положительное решение арбитражного суда, но эти деньги до сих пор не возвращены. Дело в том, что официально БЦБК находится в процедуре банкротства, и этот долг считается долгом третьей очереди. В апреле возможна отмена процедуры банкротства, и тогда долг по профвзносам окажется на первом месте. Вопрос о возврате остальной суммы - в стадии судебного разбирательства.

- Правоохранительные органы, госинспекция, прокуратура не проявляют активности для устранения нарушений. Госинспекция вообще заняла позицию наблюдателя! - возмущается Александр Шендрик. - К сожалению, мы не увидели должной помощи в решении этой проблемы и от вышестоящей организации...

Но этим проблемы на БЦБК не ограничиваются. По словам предпрофкома, директор сказал, что потерял заявления членов профсоюза. Написали заново, отдали ему (с копией в профком), но вот уже второй месяц в бухгалтерию они не поступают.

- Я полагаю, что он удерживает их у себя. При этом отдает их начальнику цеха и говорит: работай, чтобы люди их забрали. Некоторые забирают. Мотив один: не заберешь - уволим. Хотя персонала не хватает, причем квалифицированного. Многие уехали или ушли на пенсию - у нас льготный стаж, и женщины уходят на пенсию в 45 лет. В сушильный цех практически никто не вернулся, - рассказывает Шендрик. - Денег на восстановление комбината не выделяют. Трубу надо поменять - там режут, сюда приваривают, называется “за счет внутренних резервов”. Говорят, что с конца февраля будем работать стабильно. С какого перепугу? 70 млн лесникам должны - и еще просить лес под честное слово?.. В СМИ говорят, что при приеме на работу предпочтение отдается высококвалифицированным работникам. Вранье. Их просто нет. Берут кого попало. Сейчас уволились два начальника смены - из-за того, что их заставляют формировать смену из учеников. На каждого ученика должен быть наставник, а у нас на четырех - один наставник. Он за ними усмотрит? А отвечать будет, если что, начальник.

Александр Алексеевич продолжает спокойно перечислять нарушения, но видно, что за этим спокойствием уже почти безысходность. Питания нет, медпункта нет. Уже были несчастные случаи, человек прибегал с окровавленной рукой - а медпункта нет. “Главное ж - сварить целлюлозу, а остальное - “потом”. Потом горячее питание, потом медпункт, потом спецодежда. Все потом...” В колдоговоре это все записано, вот работодатель весь прошлый год и пытался отменить колдоговор:

- Сначала к нам ходил, пытался договориться, потом в суд. Суд мы месяц назад выиграли. Так он просто молча не выполняет колдоговор. Трудовая инспекция ничего не говорит. Приехали проверить заявления членов профсоюза о перечислении взносов: заявления не показали - значит, их нет. Я и про охрану труда заявления писал. Приехал инспектор по охране труда, а со мной даже не встретился. Зашли в цех, ему показали удостоверения по охране труда - и все нормально. А удостоверения выданы перед приездом в один день всему комбинату. Это невозможно сделать! Там должен присутствовать представитель по охране труда. Получается, что он присутствовал в одно время в пяти цехах...

Все эти слова предпрофкома подтвердили мне и сами работники. Перед началом конференции я пообщалась с делегатами из разных цехов. Люди пожелали остаться неизвестными, и понятно: работать-то на комбинате хочется, а узнают фамилию - нервы потреплют, а то и уволят. Ведь многих набирали на работу по срочным трудовым договорам на семь месяцев. Почему на семь, если директор уверяет, что “комбинат заработал всерьез и надолго”? Нет ответа.

- Мы не были сокращены, поэтому на нас не давили. А кто вновь устраивается, так начальникам цехов передают заявления о вступлении в профсоюз и говорят: “Проработай”, - шепотом говорит мне женщина из очистного цеха. - Условия труда очень ухудшились: молока нет и, наверное, не будет, спецодежду не выдают, талоны на спецпитание не дают - столовой вообще нет, носим еду с собой. А у нас вредное производство. Муж на ТЭЦ работает, на угле. Им даже респиратора не дают! Нет вагончиков - работники должны сидеть все 12 часов смены в бульдозере. Ни в туалет, ни поесть... По зарплате - это вообще! Если работник 4-го разряда был уволен по сокращению, то его принимают только по 2-му. По какому праву? Директор разряд ему не давал, и он не имеет права его снимать. Снимают разряды вплоть до “ученика”! У человека 4-й разряд, а берут его учеником, и получает он как ученик, но работу делает 4-го разряда. Директор вообще сказал, что примет новый колдоговор и посадит нас на сдельщину...
Разговаривать, по словам работников, с директором бесполезно. Мало того, и страшно. Несколько человек из разных цехов мне говорили, что директор приходит с проверками, и если увидит, что работник ест, то бьет посуду, переворачивает его миску.

- А сколько он стульев переломал! Под обед якобы определенное время есть, а мы не в то время едим! Но у нас в лаборатории работа вообще без обеда. Через 20 минут у меня анализ - я побежала, сделала его, через 5 минут у меня другой анализ. Мы имеем право есть в любое свободное время. Сколько у нас было директоров - такого еще не было!


ГЕНДИРЕКТОР VS ПРОФСОЮЗ

Отчетно-выборная профсоюзная конференция в ДК началась с объявления председателя профкома, что в зале присутствуют два не члена профсоюза: гендиректор и директор по персоналу. Поскольку мероприятие это было чисто профсоюзное, Шендрик поставил вопрос о присутствии директора и его зама на голосование. 36 делегатов проголосовали за присутствие, 56 против, после чего председатель профкома попросил гендиректора Константина Прошкина удалиться. Тот возразил:

- Я, как руководитель вверенного мне предприятия, считаю себя обязанным быть на любых общественных мероприятиях, которые проводятся в городе. И вы меня отсюда можете вывести только в присутствии милиции. Вызывайте!

Вызвали. Приехавшие милиционеры, узнав, кого им предстоит выдворять, позвонили своему руководству для консультации. После чего сказали, что Прошкин общественный порядок не нарушает, и выводить из зала они его не будут. И уехали. В зале послышались предложения самим уйти, перенести конференцию на другой день и т.п. Прошкин сидел. Прошло больше часа - директора просили удалиться с профсоюзного собрания. Иногда просили грубо. Не уходил. Дабы не срывать конференцию, решили еще раз проголосовать. Многие, видимо, плюнули уже на его присутствие (не самим же силой выводить его из зала!), и с перевесом в один голос директору было разрешено остаться.

На конференции обсуждали животрепещущие вопросы - само существование профорганизации на БЦБК. Говорили, что если в ближайшее время взносы так и не начнут поступать, а долги директор так и не вернет, то профкому не на что будет жить. Говорили о том, как “теряются” заявления, как начальники “работают” с людьми, чтобы они выходили из профсоюза. И что в этом году придется заключать новый колдоговор. Если же на предприятии будет меньше половины членов профсоюза - генеральный может создать совет трудового коллектива и заключить такой колдоговор, какой ему угодно. Константин Прошкин все это внимательно слушал. Потом дошло дело до обсуждения кандидатур на должность предпрофкома. Все делегаты были настроены только на Шендрика, альтернатив не было. После долгого обсуждения конференция проголосовала за перенос выборов председателя на 14 дней, как предусмотрено уставом. За это время каждому предцехкома необходимо провести консультации в своем коллективе и выйти на новую конференцию 10 марта уже с конкретными предложениями.

После конференции слово для выступления было дано генеральному директору (раз уж он остался). Людей волновал один вопрос: почему бухгалтерия не перечисляет 1% профсоюзных взносов, если люди лично написали заявления с такой просьбой. Вот что ответил директор:

- Мне важно иметь рядом коллегу и помощника по работе в лице председателя первичной профсоюзной организации. Для чего мне это нужно? Для того чтобы мы вместе с председателем решали и социальные вопросы, которые сегодня решаются из рук вон плохо. Нужно решать спортивные вопросы. Сегодня в Байкальске есть спортзал, бассейн, все есть - народу нет. (Крики из зала: дорого! Денег нет! Вы кого в этом укоряете?) И вот эту работу нам нужно восстанавливать. (То есть, по мнению генерального директора, предпрофкома должен заниматься исключительно спортом и не лезть ни во что больше. - Ю.Р.)

Что касается уплаты членских взносов... - продолжил директор. - Я, как руководитель, к любой общественной организации отношусь нейтрально. Организаций общественных много: есть организация любителей пива, есть - любителей животных, есть профсоюзная и т.д. Если мы хотим единства, то вот эта чистка рядов - заплати лично из своего кармана 1% - очень важна. Именно на этом этапе познается преданность тому делу, которому вы служите. (Слушать о чистке и укреплении профсоюзных рядов из уст не члена профсоюза, а работодателя, который пытается этот профсоюз уничтожить, - очень странно. - Ю.Р.) Ведь вы же каждый написали заявление, что, вступая в ряды профсоюза, обязуетесь выплачивать членские взносы. И когда администрация комбината берет на себя эту обязанность, то за это ей нужно просто говорить спасибо. (Вообще-то, это обязанность работодателя, закрепленная в ТК. - Ю.Р.) Вы можете обращаться хоть в Верховный суд. Но если этого не захочет работодатель, то взносы через кассу комбината выплачиваться никогда не будут! (Да вы что! Почитайте ст. 377 ТК РФ, а также ст. 28 закона о профсоюзах. - Ю.Р.)

Но не это главное. Главное, что нам придется поработать над формированием коллективного договора образца 2010 года. (Вот это-то и страшно, с учетом того, сколько уже было попыток отменить колдоговор. - Ю.Р.) И здесь мы должны взвесить все наши реальные возможности. Все социальные льготы и выплаты формируются от прибыли.

Кто-то из зала воскликнул: “Нам постоянно говорят, что у БЦБК нет прибыли, но мы же видим, сколько на рынке стоит целлюлоза - и сколько мы ее производим!”

Директор смерил рабочего взглядом и процедил:

- Чтобы разбираться в финансовых вопросах, даже высшего образования маловато. Нужно еще среднее соображение.

После чего рабочие потянулись на выход - им все было ясно. Для того чтобы понять, что в городе пытаются внедрить феодальные порядки и уничтожить любое сопротивление, даже высшего образования не надо. Достаточно среднего соображения.

Юлия РЫЖЕНКОВА
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика