Специальный репортаж

Пьеса в четырех действиях

В Архангельском театре драмы актеры протестуют против политики нового руководства

Трудовые отношения в театральном коллективе - вопрос особый. Если со стороны руководства к работникам начинаются необоснованные претензии, увольнения и угрозы, актеры всегда реагируют бурно. После смены и.о. директора в Архангельском театре драмы главный режиссер и большая часть труппы стеной встали за старого руководителя, отказываясь подчиняться новому, приехавшему из Москвы по назначению губернатора. Люди считают, что новый начальник не приносит театру ничего, кроме проблем, а его приход - лишь попытка своеобразного рейдерского захвата театра, в который за последние годы было вложено почти 2 млрд рублей.

В хитросплетениях театральной "игры" разбирался корреспондент "Солидарности".


ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ:

РАЗГОВОР В ГРИМЕРКЕ


Почти 10 лет в здании Архангельского театра драмы имени М.В. Ломоносова длился капитальный ремонт. Все эти годы труппа не унывала, давая спектакли на малой сцене. Конечно, на ней не особо разгуляешься, но не бросать же зрителей, верных театру архангелогородцев. Да и себе надо было как-то добывать кусок хлеба насущного.

За годы ремонта строительство неоднократно затягивалось, денег постоянно не хватало, возникала нужда в дополнительном финансировании... В итоге на реконструкцию ушло более 1,5 млрд рублей. Впрочем, на эти деньги из театра сделали настоящую конфетку. Внешний вид, внутреннее убранство, оборудование по последнему слову техники - в общем, один из самых современных сценических комплексов на просторах России. В прошлом году длительное ожидание закончилось. Актерам, наконец, позволили выйти на новую сцену, порадовать зрителей обновленным репертуаром (за год было 8 премьер!), разнообразием спектаклей, чудесной обстановкой... Только вот счастья ни новое здание, ни удачно отыгранный сезон артистам не принесли. Несколько месяцев назад по приглашению губернатора Архангельской области Ильи Михальчука указом сверху в театр поставили нового руководителя, который по сей день не может найти общий язык с большей частью творческого коллектива.

Когда дело зашло слишком далеко, представитель трудового коллектива позвонил в редакцию газеты "Солидарность" и попросил прислать корреспондента. Местная пресса о конфликте почти не пишет - как считают люди, тема находится под запретом.

Мой первый разговор с председателем профкома театра актером Михаилом Андреевым и его коллегами по "актерской службе" очень символично происходит в одном из наиболее почитаемых артистами всех мастей помещений. В гримерке.

- Нового руководителя театра назначило Министерство культуры по протекции губернатора Архангельской области. Для этого пришлось изменить устав нашего учреждения, причем устав фактически был изменен за один день, тогда как обычно со всеми согласованиями эта процедура занимает несколько недель! - рассказывает мне предысторию происходящего председатель профкома. - В уставе был изменен порядок назначения руководителей театра и и.о. директора театра. До этого и.о. директора назначал директор учреждения на время своей болезни или отсутствия, в новой версии - и.о. директора назначает Министерство культуры Архангельской области. Основываясь на новом уставе, заместителя директора по творчеству Александра Дунаева, исполняющего на тот момент обязанности директора, сместили с должности, а новым руководителем поставили человека из Москвы, который даже никогда не работал в театре, - Леонида Дзюника. Произошло все это где-то в середине мая.

По информации коллектива (да и сам Дзюник этого не скрывает), театральная деятельность нового директора до этого момента сводилась лишь к ролям в нескольких спектаклях. Назначение же его на новую должность оправдывается долгой работой в шоу-бизнесе: концертный директор группы "Тату", концертный директор группы "Smash!!", генеральный директор компании "Филипп Киркоров Продакшн". Вот и к театральной деятельности новый руководитель подошел с той же меркой. Как поясняют актеры, его первые приказы, непосредственно касающиеся творчества, просто-таки поразили коллектив. Так, все спектакли необходимо было урезать до 2 часов 40 минут, а некоторые, невзирая на несоответствие декораций, перенести с малой сцены на основную. Конечно, такие изменения артисты восприняли в штыки и скрывать это от и.о. директора не стали. Поняв, что работники театра его не принимают и хотят вернуть старых руководителей, Дзюник решил прибегнуть к угрозам:

- Перед премьерой спектакля "За двумя зайцами" Леонид Алексеевич заявил, что если мы будем выступать против него и что-то предпринимать, он нас всех уволит, - сообщает Михаил Андреев. - Это заявление вызвало грандиозный резонанс среди артистов, и после спектакля ведущая актриса Людмила Бынова и режиссер-постановщик спектакля Александр Горбань сказали залу о своем недоверии к новому руководителю. Бурными аплодисментами их поддержала вся труппа. Только словами новый начальник не ограничился. В начале июня и.о. директора издал приказ о сокращении заместителя директора Акулова, заведующей литературной частью Самойлович и юриста театра Чедромцевой (двое из них - члены профкома). Однако эти сокращения на тот момент никак не были согласованы с профкомом. Согласованием директор озаботился лишь в конце августа, но закономерно получил от меня отрицательное мотивированное мнение - во-первых, все сроки уже вышли, во-вторых, людям не были предложены вакантные должности.

Как рассказали мне Михаил Андреев и председатель областного комитета профсоюза работников культуры Архангельской области Светлана Манушкина, после назначения Дзюника трудовой коллектив несколько раз устраивал собрания, на которые был приглашен и и.о. директора. Люди хотели узнать о дальнейшей перспективе работы в театре, обсудить создавшуюся ситуацию... Леонид Дзюник приглашения коллектива игнорировал, посетив лишь встречу работников театра с губернатором области. На этой встрече губернатор всячески выгораживал своего ставленника, обвиняя прошлое руководство в нецелевом расходовании средств. И.о. директора при этом перед собравшимися так и не выступил.

- Второго сентября общее собрание трудового коллектива театра, наконец, состоялось, - говорит предпрофкома. - Директор выступил и рассказал о некоторых творческих планах на год. Так, оказалось, что все планы спектаклей без ведома главного режиссера уже расписаны и роли на них распределены. В этом году нас ждет всего 4 премьеры (в прошлом было 8), и режиссеры на них приглашены со стороны. Дзюника попросили остаться и далее обсудить с людьми происходящий конфликт, но тот покинул зал собрания. После этого работники театра пришли к тому, что необходимо начать процедуру коллективного трудового спора. В частности, люди потребовали от руководителя отмены всех приказов об увольнении, проведения конкурса на должность директора театра по всем правилам старого устава, отмены всех приказов по творческой составляющей, не согласованных с главным режиссером. Эти и другие требования были выставлены и.о. директора официально.

Необходимо отметить, что многие актеры театра (в том числе и председатель профкома) не являются коренными жителями Архангельска, а прибыли по приглашению режиссеров. Квартиры им оплачивает работодатель, то есть администрация театра. С некоторых пор сложности начали возникать в этой немаловажной области актерской жизни.

- Через несколько часов после собрания мне позвонил хозяин квартиры и сказал, что с ним связалось руководство театра и заявило, что договор по оплате квартиры с ним продлевать не будут. Поэтому, если я не договорюсь с руководством, мне стоит подумать о выселении, - рассказывает Михаил Андреев о новых проблемах. - В тот же день на встрече с представителем областного Министерства культуры я рассказал об этом факте. Мне пообещали решить вопрос. 3 сентября я пришел в театр, и мы имели довольно неприятный разговор с Леонидом Дзюником, в котором он, в довольно-таки издевательском тоне, заявил мне, что так как у театра нет денег, квартира мне оплачиваться более не будет. Я вышел, сообщил об этом коллективу. Мы уже собрались идти в приемную губернатора - бастовать, но тут мне перезвонил хозяин квартиры и объявил, что ему только что позвонили из театра и сказали, что оплата скоро поступит и договор будет продлен. Видимо, звонок из министерства чуть запоздал.

Проблемы с оплатой квартиры существуют не только у предпрофкома. На схожие конфликты с хозяевами съемного жилья пожаловались мне и другие актеры. Недовольные хозяева грозят прекратить сотрудничество с жильцами и просят их собирать вещи. Те, конечно, понимают, что хозяева по-своему правы, но идти-то актерам некуда - зарплаты еле-еле хватит на аренду однокомнатной квартиры. А дальше придется с голоду помирать.

Частенько в речи недовольных новым руководством актеров проскальзывает, что все происходящее есть не что иное, как попытка рейдерского захвата театра. Артисты считают, что после того как в театр были вложены сотни миллионов рублей, он стал лакомым куском для самых разных группировок.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ:

ИНТРИГИ, ИНТРИГИ


Я никогда не думал, что атмосфера конфликта может ощущаться в какой-либо организации столь явно. Но, видимо, театральная обстановка, призванная усиливать все эмоции, в том числе и не самые приятные, играет свою роль и на этот раз. Везде чувствуется какая-то напряженность, скованность. Некоторые работники ходят по зданию, стараясь говорить не слишком громко и вообще не привлекать к себе внимание. Из каких-то кабинетов, наоборот, раздаются громкие возгласы. Театр полнится спорами и слухами, которые в том числе касаются и возможных репрессий со стороны исполняющего обязанности директора.

Нина Самойлович работает в театре уже более 30 лет. Ее заслуги признает весь творческий коллектив без исключения. По словам нескольких артистов, она является настоящей хранительницей традиций Архангельского театра драмы. И почему-то именно с ней новое руководство театра решило поступить весьма некрасиво: уволить сотрудницу, сократив должность завлита.

- Это надо додуматься сокращать должность заведующего литературной частью театра! - возмущается Нина Борисовна. - Завлит - это же мозг театра, его суть! Без завлита ни один нормальный театр не работает! При этом новый руководитель сперва относился ко мне вроде как нормально... А потом заявил, что изменил ко мне отношение. Якобы из-за того, что я сидела на одном из собраний рядом с госпожой Быновой, ведущей артисткой, которая у нас весьма активно выступала против него. Мне заявили, что моя должность будет сокращена и что я покину театр. Главного режиссера, который фактически является моим начальником, даже не спросили, хотя с ним у нас как раз полная гармония и взаимопонимание! Сначала никаких других должностей мне не предложили. А недавно сказали, что я могу остаться работать в театре в качестве дворника или пожарника. Издевательство просто! Господин Дзюник ссылается на то, что у театра большие долги. Но моя зарплата в 9 тысяч рублей особой погоды не сделает... Зато у исполняющего обязанности директора теперь 4 зама!

Уже через несколько часов мне стало известно, что Нину Борисовну решили-таки уволить, несмотря на отрицательное мотивированное мнение профорганизации. Михаил Андреев сообщил, что по вопросу восстановления Самойлович в ближайшие дни будет подано заявление в суд.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ:

"ЗОЛОТОЙ ПАРАШЮТ"


Ожидая в приемной Леонида Дзюника конца совещания, разговариваю с главным экономистом Любовью Сентемовой, недавно назначенной на должность заместителя директора, а также являющейся членом профкома . Она также полностью поддерживает нового руководителя, считая, что правда отнюдь не на стороне экс-директора и его команды.

- Бывшее руководство пытается всеми путями удержаться в театре, - рассказывает она мне. - А у нас сейчас очень сложная финансовая ситуация. У нас проходили проверки контрольно-ревизионной инспекции и налоговой инспекции. Долгов - 10 миллионов рублей. Четвертый квартал у нас практически без копейки денег. Не знаем, как будем выдавать заработную плату. Коллективу бастовать и выдвигать какие-то требования, мол, почему в прошлом году было 8 новых спектаклей, а в этом только 4, сегодня нельзя! У нас просто нет финансовой возможности ставить дополнительные спектакли, неся огромные расходы. Нам нужно продержаться, как-то отработать на старых спектаклях. Выжить!

По мнению Сентемовой, бывшее руководство тратило деньги крайне нерационально. В основном средства уходили на заработную плату "верхушке" и выплату гонораров режиссерам. Что же касается возмущения творческого коллектива...

- Театр - такая структура... Сижу на собрании, говорю с ведущей артисткой о том, что все неправильно, актеры зарабатывают по 7 тысяч в месяц, а главный режиссер - по 200 тысяч. Спрашиваю: "Вы же все это понимаете, зачем тогда поднимаете руку?". А она отвечает: "Я же белой вороной в коллективе буду, если не подниму!" Я не понимаю, какие претензии могут быть к Леониду Дзюнику?! Он же совсем недолго с нами работает! Ничего плохого сделать не успел.

Привожу в пример ситуацию с увольнением Нины Самойлович. Как разъяснила главный экономист, должность завлита посчитала нужным убрать контрольно-ревизионная инспекция. Директор предлагал Самойлович несколько вакансий (советника, секретаря-референта), но она отказалась. Правда, все эти должности предлагались лишь на словах.

- Она заняла неправильную позицию: "Я уйду, я уволюсь, потом буду восстанавливаться!" Зачем становится в позу? Всегда надо находить консенсус с руководством! Ведь директора тоже можно понять - он отвечает за финансовое благополучие театра! Мы должны работать для архангелогородцев, а у нас какие-то бесконечные склоки. Нехорошо.

Совещание, наконец, заканчивается, и я встречаюсь непосредственно с и.о. директора. Его точка зрения на происходящие события кардинально отличается от профкомовской.

- Кого я незаконно уволил? - удивляется Леонид Дзюник. - Приказ по юристу отозван - она продолжает работать. В отношении приказа Нины Борисовны произошли некоторые процессуальные нарушения. Но мы их уже разрешили. Я не знал, что она член профсоюза, и председатель профкома меня об этом не уведомил, хотя знал об ожидаемом сокращении ее должности. Как только я об этом узнал, я послал ему запрос на мотивированное мнение. Ответ поступил, но, на мой взгляд, он немотивированный. С сегодняшнего дня Нина Борисовна уволена. От предложенных должностей она отказалась. Других вакантных должностей у меня для нее нет. На собрании 2 сентября как таковых обоснованных претензий ко мне высказано не было. Сказали, что я вмешиваюсь в творческую деятельность театра. То есть то, что я выпустил приказы о начале работы над спектаклями в соответствии с тем планом, который нам предоставило Министерство культуры, - это вмешательство в творческую деятельность. Боже упаси! Никогда в жизни я не собирался рассказывать актерам, как им играть, а режиссерам, как им ставить. Тем не менее, я руководитель театра и должен думать о финансовой стороне его деятельности. Я не знаю, откуда брались деньги в прошлом году, но в этом за театром долга 10 миллионов.

Насчет якобы неоплаченных квартир и.о. директора совершенно официально заявил, что всем актерам, которые приглашены в Архангельский театр драмы для работы и задействованы в репертуаре, квартиры как снимали, так и будут снимать. Никому из актеров в съеме квартиры отказано не было и не будет. Что же касается нездорового ажиотажа вокруг персоны, Дзюник винит в этом бывшего и.о. директора театра и главного режиссера.

- Виной всему два человека, которые на сегодняшний день отстранены от тех денег, которые они имели, - заявляет Леонид Дзюник. - Проблемы театра, проблемы актеров их никогда не интересовали. А интересовала только одна единственная проблема. Это проблема собственного кармана. У Дунаева и Орлова заключены с театром договоры, по которым, в случае их увольнения работодателем либо в случае их увольнения по собственному желанию, театр должен выплатить им по десять миллионов рублей отступных!

Что ж, получив от и.о. директора на руки контракт главного режиссера, действительно убеждаюсь в точности озвученных Леонидом Дзюником цифр. Смотрим: условия оплаты труда работника, пункт 3.1. Дословно: "За выполнение трудовых обязанностей Работнику устанавливается вознаграждение в размере 115 000 рублей (оклад по 17 разряду, районный коэффициент 20%, персональная надбавка 1606%)". Сумма несколько удивляет даже меня, столичного корреспондента. При этом пункт 3.7: "За постановку спектаклей оплата производится по отдельным договорам гражданско-правового характера. Сумма по договорам определяется по договоренности сторон". То есть явно предполагаются дополнительные выплаты.

А вот и самое интересное. Положение, на котором наиболее акцентирует внимание общественности новое руководство. Трудовой договор Петра Орлова, раздел 9 "Гарантии и компенсации", пункт 9.2: "В случае увольнения Работника (как по инициативе Работодателя, так и по собственному желанию), Работнику выплачивается денежная компенсация в размере 10 000 000 (Десяти миллионов) рублей в день увольнения". Точно такой же пункт имеется и в трудовом договоре Александра Дунаева.

Все больше хочется встретиться с главным режиссером и задать несколько щекотливых вопросов уже ему. Тот с радостью соглашается на встречу.

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ:

ЗА ЧАШКОЙ КОФЕ


Обладатель огромной зарплаты и "золотого парашюта", любимец труппы, Петр Орлов встречается со мной вечером, в одном из архангельских кафе. Очень хочется выяснить, в чем секрет? Почему, несмотря на объявленную заоблачную зарплату, люди хотят работать под его руководством и стоят за него горой. Не могу сдержать любопытства и одним из первых задаю вопрос про пресловутые десять миллионов отступных. К чему они и зачем?

- Этот пункт в контракте прежде всего не для моего личного обогащения, а для защиты коллектива и театра. Иначе я бы после начала конфликта попросту забрал эти деньги и уехал домой в Москву, - объясняет главный режиссер Архангельского драматического театра имени Ломоносова. - Если бы этого пункта не было, меня бы уже давно выкинули из театра.

Впрочем, по словам Орлова, как только на должность директора будет назначен вменяемый человек, устраивающий коллектив и действительно разбирающийся в театральной деятельности, он вполне готов пересмотреть условия контракта, вовсе убрав десятимиллионный пункт. А вот как оправдывается большая заработная плата главного режиссера:

- Да, у меня хорошая зарплата. Но это нормальный для меня контракт! Из областного бюджета я беру 5 тысяч рублей - остальное мне платит театр, потому что мои спектакли окупаются! Я московский, востребованный режиссер и работать за копейки не буду. Но цель моя - чтобы все актеры получали много, а не в том, чтобы разорить театр. Кстати, оглашая мою зарплату коллективу, господин Дзюник, видимо, надеялся шокировать труппу и настроить людей против меня. Ему это не удалось.

Отходя от темы "отступных", интересуюсь у Орлова судьбой других 10 миллионов, а именно задолженностью театра.

- В связи с тем, что было запущено в эксплуатацию реконструированное здание, и в связи с тем, что театр начал новый этап жизни, мы начали жить достаточно широко. Я посчитал, что новая сцена требует больших форм. Исполняющий на тот момент обязанности директора театра Александр Дунаев меня в этом полностью поддержал. Мы стали делать очень дорогие, по-настоящему зрелищные спектакли. Актеры тоже были рады подобным изменениям. Мы показали ряд премьер, пригласили ряд известных режиссеров - Романа Виктюка, Александра Горбаня. На этот сезон я позвал Роберта Стуруа - ставить "Ревизора". У зрителя нововведения стали пользоваться нечеловеческой популярностью! Билетная книжка продавалась вся! Минимальный доход с одного сыгранного спектакля у нас - 300 000! И все это начало окупаться! Мы доказали, что наш театр - экономически и творчески успешное предприятие. То, что нам инкриминируют, на самом деле не что иное, как вложенные в товар деньги. Это декорации к новым спектаклям, это костюмы, это гонорары режиссерам! Все это требует больших денег... Но и отдача большая! Прибыль приходила огромная, мы ее пускали в ход, на новые постановки. Зарплата актеров, кстати, выросла в два раза и даже больше! Так вот, наши долги - это своеобразный товар, лежащий на складе. Несколько месяцев активной работы, спектаклей, и никаких долгов бы и в помине не было!

Сегодня, на наш взгляд, происходит рейдерский захват. Кое-кто увидел, что театр - прибыльное предприятие, которое можно использовать в своих целях. Был смещен один руководитель, назначен другой. Человек совершенно не театральный. Его назначение произошло без какого-либо согласования с главным режиссером или коллективом. Строго говоря, Леонид Дзюник был насильно нам навязан и себя никоим образом с хорошей стороны не показал. Не наладил контакта почти ни с кем в труппе. В мое отсутствие, без моего ведома пригласил работать в театр нескольких посторонних режиссеров, выбрал пьесы, которые должны быть поставлены в новом сезоне, и сделал распределение актеров на эти пьесы! Какие вопросы тогда творческие, если не эти?!

Особенно же Петра Орлова "порадовала" реакция представителей областной власти на возмущение коллектива:

- Вице-губернатор Сергей Молчанский говорил мне буквально следующие слова: "Можете бастовать сколько угодно. Хоть вешайтесь! Разгоним и наберем новых в Москве".

Такой вот, что называется, административный ресурс.

ЗАНАВЕС

Большая часть театрального коллектива, председатель профкома, главный режиссер и прочие работники театра намерены решать все возникшие вопросы по закону. Законным путем намерено идти и новое руководство. На сегодняшний день в Архангельском театре драмы официально начат трудовой спор и создана примирительная комиссия. Впрочем, в данном случае шансов решить дело миром довольно мало. Слишком многие артисты не желают видеть Леонида Дзюника директором, но и тот не намерен оставлять объект, вверенный ему, по его словам, губернатором. Тем временем многие актеры заявляют, что намерены идти до конца. Если все примирительные меры не приведут к завершению конфликта, они готовы выйти на забастовку.

Закончить эту своеобразную "театральную постановку" хотелось бы вполне закономерной репликой недоумения со стороны главного режиссера театра Петра Орлова:

- За этот сезон помимо битком набитых залов, замечательной прибыли и хорошей работы я получил от губернатора Архангельской области Михальчука адрес (письменное поздравление - прим. А.К.), в котором говорилось, что я поднял театр на новую ступень и что я замечательный режиссер. На закрытии сезона мне была вручена грамота за лучший спектакль сезона. На собрании с коллективом губернатор говорил, что я обязательно буду работать здесь и дальше. Лично вице-премьеру Российской Федерации Алексею Кудрину Илья Михальчук, поглаживая меня по левой коленке (в хорошем смысле этой фразы), сказал, что Орлов - талантливый режиссер и обязательно будет руководить этим театром. На что Кудрин сказал мне: "Вы должны здесь быть, как Олег Табаков - во МХАТе". Только вот у Табакова в театре вся власть. А я здесь, получается, теперь никто. Если я такой хороший, зачем об меня ноги-то вытирать?! Ну где здесь логика?!

Александр КЛЯШТОРИН
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика