Специальный репортаж

Территория нищеты

Более 80 млн рублей задолжали работникам Сарапульского радиозавода

10 ноября 2010 года. Митинг заводчан в центре Сарапула

Чтобы купить сыну глазированный сырок, Наталье КУЗНЕЦОВОЙ приходится "прогуливаться" по четыре километра. Дело не в том, что магазина рядом нет. Просто если пользоваться автобусом, идущим от Сарапульского радиозавода, где работает Кузнецова, до ее дома - денег на сладкое сыну уже не останется. Как и прочие сотрудники этого предприятия, последнюю выплату в 2400 рублей она получила в конце сентября. Эти деньги - часть еще майской зарплаты. Обещания работодателя и правительства вскорости рассчитаться с заводчанами все никак не претворятся в конкретные действия, и расстроенным сотрудникам остается лишь писать письма президенту Республики Удмуртия ВОЛКОВУ, премьеру РФ ПУТИНУ... И выходить на акции протеста.

В том, что привело Сарапульский радиозавод в столь печальное состояние и где выход из создавшейся ситуации, на месте попытался разобраться корреспондент "Солидарности" Александр КЛЯШТОРИН.


ТИШИНА

После шумной центральной улицы города Сарапула (Республика Удмуртия) тишина при входе на территорию радиозавода кажется абсолютно полной, что особенно удивительно для предприятия, на котором, по документам, числится более 2000 работников.

- Тишина - это для любого завода нехорошо, - вздыхает председатель первичной профсоюзной организации предприятия Андрей Гуриков. - Когда цеха работают в полную силу или даже в треть своих возможностей, здесь постоянный гул стоит. Работают станки, вытяжки, люди переговариваются... А сейчас... Словно вымерло все.

По большому счету, все действительно "вымерло". Огромный, некогда весьма и весьма успешный завод лишен тепла и практически обесточен. Вода - только по определенной норме. Электричество - только аварийный блок, чтобы в случае пожара могла сработать сигнализация. Все отключено за многомесячные неуплаты. Впрочем, в общей задолженности предприятия свет и тепло не являются главными составляющими. Только по налогам долги завода - около 100 млн рублей. Не многим меньше и задолженность по зарплате - по данным профкома, на начало ноября она превысила 80 млн. Целиком зарплата не выплачивалась уже более полугода. Последние же деньги сотрудники предприятия получили в двадцатых числах сентября. По 2400 рублей на брата.

- С 2007 года у нас в связи с началом кризиса постепенно падали объемы производства, - разъясняет ситуацию предпрофкома. - Но ключевую роль сыграло неэффективное управление со стороны собственника ООО "Управляющая компания ФПГ Уральские заводы". За три года у нас сменилось пять гендиректоров. У каждого руководителя - свои цели, свой стиль управления... Я не могу сказать, что стояло в приоритетах у каждого из них, но в результате получилось неисполнение прошлогодних контрактов, до сих пор мы не можем закончить поставку продукции за прошлые годы для Минобороны. Нет оборотных средств - соответственно, не можем сделать комплектующие по заказу. А в конечном итоге - задолженность по зарплате более шести месяцев. Не говоря уже о том, что средняя зарплата за последние два года упала на 25%, если не больше.

Люди устали от постоянного безденежья, от безысходности и крайне туманных перспектив. Руководителю предприятия здесь уже никто не верит. Ни одно из его обещаний, по словам сотрудников, исполнено не было. Разочарованы люди и в региональной власти: более месяца назад, в начале октября, председатель правительства Республики Удмуртия Юрий Питкевич, выступая перед работниками предприятия, сказал много красивых слов о том, как вывести радиозавод из этой плачевной ситуации. Председатель правительства уехал. Денег так и не появилось. Вместо этого вновь зазвучали просьбы потерпеть еще немножко... Но терпеть работники СРЗ не стали.

10 ноября, буквально за день до моего приезда, более 1000 сотрудников предприятия вышли на митинг протеста на центральную площадь города. Несмотря на активные уговоры работодателя и представителей власти, отменять протестное мероприятие профком не стал. У людей накипело - необходимо было выплеснуть хотя бы часть эмоций. Сотрудники завода в очередной раз попытались донести до директора и собственника, что они думают относительно полугодовой задержки зарплаты и прочих негативных процессов, происходящих на предприятии. Кто-то даже стихи написал - как выяснилось, место творчеству остается даже в этой непростой ситуации. Оканчиваются они следующими словами:

"У кого просить подмоги?

К Путину нам падать в ноги?!

Помоги, о Боже мой,

И спаси завод родной!"

Письмо председателю правительства РФ с описанием ситуации и более чем девятью сотнями подписей действительно было направлено. На ответ, правда, люди не очень рассчитывают: сколько таких обращений уже отправлялись - все без толку.

ГЛАЗАМИ РАБОТНИКОВ

По пустым и темным подсобным помещениям мы проходим к начальнику литейно-механического цеха Алексею Новоселову. Он соглашается провести нас по своей вотчине - трем огромным помещениям, заполненным станками. На них до последнего времени производилась различная радиотехника для отечественных танков и прочих машин оборонной отрасли. Пока мы проходим по цехам, рассматривая технику, Новоселов рассказывает нам не только о особенностях производственного процесса, но и о том, по чьей вине, по его мнению, предприятие оказалось в столь плачевном положении.

- Тяжелая ситуация на нашем заводе сложилась из-за деятельности нашего собственника - ООО "Управляющая компания ФПГ Уральские заводы", или, точнее сказать, из-за бездеятельности. Мне кажется, вся ситуация возникла из-за необоснованного изымания средств из оборота предприятия.

Как и прочие сотрудники СРЗ, зарплату Алексей Новоселов не получал уже несколько месяцев. Но его печалит не только отсутствие средств, но и то, что десятки станков, работа которых могла бы поправить финансовое положение завода, изо дня в день пылятся в цехах без всякого прока.

- Ценнейшее, уникальное оборудование простаивает в бездействии! - жалуется он. - Обидно!

Еще критичнее оценивает ситуацию начальник сборочного производства № 91 Вячеслав Саешников.

- Начиная с 2007 года с приходом нового собственника на заводе стали твориться не совсем понятные для нас вещи. При полной оплате госконтрактов и договоров по кооперации денежных средств на предприятии катастрофически не хватает. На сегодняшний день, как вы сами видите, из-за неуплаты ограничены все энергоресурсы, на которых держится завод. На этот год у нас было договоров более чем на миллиард рублей. Все они были своевременно профинансированы. Основная масса - это договоры кооперации, по которым было перечислено от 60 до 100% предоплаты. По гособоронзаказам сумма авансирования разнится от 60 до 80%. Все эти деньги на заводе получены частично в 2009 году, частично в этом. На данный момент из поступивших госзаказов, которые проходят по моему подразделению, выполнен только один, остальные не выполнены ввиду отсутствия комплектации, материалов для изготовления деталей. По мнению рабочего коллектива, если не платятся налоги, долги по кредитам, заработная плата, если мы не платим ни за электроэнергию, ни за свет, ни за комплектацию - куда могут уходить деньги? Мое личное мнение: это вывод денежных средств со счетов предприятия в пользу собственника.

Жена Вячеслава также работает на СРЗ. Их дети учатся в школе, обучение в которой хоть каких-то денег, а все же требует. Что же остается?

- Спасает то, что родители у меня пенсионеры, живу со своей семьей за их счет, - разводит руками начальник сборочного производства некогда лучшего радиозавода страны.

У Натальи Кузнецовой, контролера 43-го отдела, ситуация и того хуже:

- Я работаю на этом заводе 34 года. Очень его люблю, на работу хожу с гордостью. Но последнее время мы живем совсем уж скудно. Я сейчас воспитываю сына. Он очень хорошо учится, хочет участвовать во всяких интеллектуальных играх, олимпиадах... Но участие в них стоит определенных денег. Пусть небольших, но я сыну сейчас даже 100 рублей выделить не могу! Та же ситуация и с бассейном. Мне ужасно обидно, что я не могу дать своему ребенку самореализоваться! Ладно олимпиада, ладно бассейн, но я даже ничего вкусного сыну купить не могу! Прихожу практически с пустыми руками (мы только молоко, масло, яйца и хлеб берем). "Мам, ты принесла чего-нибудь сладенького?" - спрашивает. - "Нет". - "А ты получила зарплату?" - "Нет". - "Когда получишь?" - "Не знаю". - "Купи мне хотя бы сырок глазированный". Пройду до дома пешком 4 километра и куплю ему на эти сэкономленные деньги сырок.

Жить, по словам Натальи, приходится на небольшую зарплату мужа. Но ее хватает лишь на самое необходимое. Квартплату и прочие коммунальные услуги оплачивать уже нечем. Требовать субсидию, как малоимущим, у семьи Кузнецовых не получается - одним из условий выдачи субсидий является отсутствие задолженности по квартплате. Такой вот замкнутый круг.

- В сентябре мне выдали за май и июнь что-то около 5 тысяч рублей. У меня трое детей, все школьники, им нужно хотя бы на обеды деньги выдавать! - буквально плачет коллега Натальи Кузнецовой. - Хорошо хоть муж работает не на этом предприятии. Но мы кредит взяли, когда была возможность. Чем его теперь выплачивать?! Сейчас на одну зарплату мы живем впятером, плюс кредит, квартира. Другим родители помогают, пенсионеры, а у нас только мама моя. Ей же тоже на что-то жить надо!

Работники предприятия не понимают, почему к ним так относятся. Ведь они не требуют баснословных сумм. Средняя зарплата на предприятии не превышает 10 тысяч рублей. Простые сотрудники, не причисленные к менеджменту и прочим управленцам, получают зачастую менее 7 тысяч. Люди согласны трудиться и за эти деньги - лишь бы выплачивали аккуратно. Но из-за непомерных задержек зарплаты заводчане поневоле задумываются о смене рода деятельности. За 2010 год предприятие покинули более 500 человек. Причем в первую очередь ушли уникальные специалисты, которых рады будут видеть на других оборонных предприятиях, и молодые сотрудники - их берут на работу с большей охотой. Остальные же хватаются за любые возможности. Но и этих возможностей что в Сарапуле, что в Ижевске не слишком много.

- Мы бы ушли - только вот куда? Я сегодня в магазин зашла, взяла поштучно по банану, мандаринке и яблочку. Смотрю - наш контролер за кассой сидит. Люди ищут хоть какие-то варианты.

ПЯТЬ ЗА ТРИ

По мнению как профкома, так и многих работников предприятия, нынешняя администрация завода не то чтобы сильно виновата в создавшейся ситуации. Генеральный директор Александр Черных взял на себя ответственность за ОАО "Сарапульский радиозавод" только в этом феврале, став пятым генеральным директором за последние три года. Большинство текущих неприятностей на предприятии возникли из круговерти начальства, несогласованности действий и совершенно невнятной позиции собственника. Тем не менее встреча с гендиректором немного прояснила нынешнее положение дел.

- В хорошее время директоров не меняют, - вздыхает Александр Черных. - Последние годы складывалась плачевная ситуация - поэтому и была постоянная смена руководителей. Другое дело, правильно ли она производилась. Когда смена происходит скоротечно и представляет собой форменную чехарду, это не улучшает картину, а еще более усугубляет. Наверняка были ошибки совета директоров в поспешности решений при назначении руководителей и при анализе работы завода. В 2010-й год завод уже вошел в критическом состоянии: с большими долгами по заработной плате, по невыплаченным налоговым платежам, по неисполненным договорам и контрактам, в том числе по гособоронзаказу за прошлый год. По сути дела, мы сегодня являемся кризисными управляющими.

На вопрос, куда ушли деньги от прошлогоднего заказа и аванс за текущий год, гендиректор ответил буквально следующее:

- Они ушли на текущую деятельность предприятия. В предыдущие периоды времени, когда накапливались проблемы, долги, съедались оборотные средства, происходили неправильные управленческие решения и так далее.

Черных пояснил: чтобы преодолеть этот кризис, предприятию необходимо 300 - 350 млн рублей. Однако банки, изучив кредитную историю завода, предоставлять какие-либо средства отказываются. Из-за долгов по налогам СРЗ Республика Удмуртия даже при всем желании не может выступить поручителем для подобного кредита. А что же собственник?

- Сам собственник вкладывать деньги в этот завод не готов, - сообщает руководитель предприятия. - Однако сейчас ведутся переговоры с несколькими стратегическими партнерами и с несколькими инвесторами для того, чтобы те вложили свои средства. Мы разработали план мероприятий по финансовому оздоровлению Сарапульского радиозавода на 2010 - 2015 годы. На сегодняшний день этот план согласован с советом директоров, и в том числе представлен в Минпромышленности РФ. Деньги, которые будут поступать, пойдут по трем направлениям. Первое - на материалы и покупные комплектующие, потому что все, в том числе рабочие, нам говорят, что главное - запустить производственный процесс, запустить работу завода. Второе - это заработная плата. И третье - это энергетические платежи для того, чтобы была электроэнергия, вода, тепло. Причем это абсолютно равноценные составляющие, это надо делать параллельно.

ВПЕРЕД НОГАМИ

Конкретной даты, когда же задолженность по зарплате будет погашена хотя бы частично, руководитель предприятия назвать не может. Судя по всему, откуда поступят средства, пока неясно. Придут откуда-нибудь - и ладно. Не придут... Сидеть людям без зарплаты еще несколько месяцев. Да что там, посидят... Привычные. В этой связи вспоминается слова еще одного работника СРЗ:

- Мы на этом заводе проработали по полвека. Многие даже ни разу не поменяли место работы! Так что платят - не платят - дело десятое. Отсюда - только вперед ногами! Молодежь только жалко.

Самое страшное слово, которое на Сарапульском радиозаводе стараются даже не произносить вслух, - "банкротство". Сейчас любые действия подобного рода в отношении предприятия приостановлены специальным постановлением правительства Республики Удмуртия. Там понимают, что если процедура банкротства будет начата, завод просто распродадут по кусочкам, а людей выставят на улицу.

По мнению многих экспертов, с которыми мне удалось переговорить, предприятия оборонной отрасли (равно как и нескольких других отраслей) ни в коем случае нельзя было отдавать в частные руки. Иначе получается следующее: государственное ведомство размещает на каком-нибудь абстрактном предприятии миллиардный заказ и делает 60% предоплаты. Собственник выводит львиную долю этих активов в непонятном направлении. Денег на закупку материалов для выполнения заказа нет, равно как и на другие выплаты. Надеясь на то, что в будущем собственник вернет средства на завод, руководство предприятия берет кредит. Но и эти деньги бесследно исчезают! В итоге копятся задолженности по налогам (недовольно государство), по зарплате (работники перекрывают железнодорожные трассы), по электроэнергии и теплу (завод отключают от коммуникаций). Собственник снимает генерального директора, ставит нового, тот берет еще один кредит... Даже если не касаться вопроса подрыва обороноспособности страны, картина вырисовывается далеко не самая радужная. Рычагов же давления на собственника фактически нет. Все взятки (как в прямом, так и в переносном смысле) с него гладки.

- Вся беда в том, что собственники меняются как перчатки, идет своеобразный передел собственности. Из-за этого в делах завода полный беспорядок, - считает Евгений Орлов, председатель федерации профсоюзов Республики Удмуртия. - Главное, что ни мы, профсоюзы, не можем надавить в этом вопросе, ни у депутатов наших не хватает воли осознать, что во всем мире за подобные дела отвечает собственник, а у нас - наемный работник и само предприятие. Как только дело дойдет до наказания - сразу же генерального увольняют и ставят нового. На самом же деле собственник должен отвечать своим имуществом, своими активоми. Сейчас бы забрали у него половину акций - все, завтра он бы нашел кредит, рассчитался, все что хочешь сделал бы. И, наверное, не куда-то уезжал, а работал бы на предприятии!

ВЛАСТЬ И НАДЗОР

Положением на Сарапульском радиозаводе обеспокоены многие государственные инстанции Республики Удмуртия. В том числе ситуацию отслеживает специально созданная рабочая группа Удмуртской республиканской прокуратуры по надзору за исполнением закона на особо режимных объектах.

О работе этой организации мне рассказал постоянный член рабочей группы, заместитель председателя Федерации профсоюзов Удмуртской Республики Сергей Шерстобит.

- Помимо представителя ФПРУ в состав комиссии входят руководитель госинспекции труда Удмуртской Республики, военный прокурор республики и представители спецпрокуратуры. В последнее время на заседания нашей рабочей группы регулярно вызываются руководители проблемных предприятий, в том числе гендиректор Сарапульского радиозавода Александр Черных. Заслушивается информация спецпрокуратуры, отчет работодателя - какова сумма долга, что было сделано за месяц и так далее. Таким образом формируется полная информация о ситуации на заводе. Перед руководителями предприятий ставятся задачи, необходимые к выполнению - если они не выполняются в срок, выписываются предостережения и представления. Инициировать заседания рабочей группы могут как прокуратура и трудинспекция, так и профсоюзная сторона.

Сергей Шерстобит считает, что подобная форма работы достаточно действенна - директорам исключительно неприятно постоянно ездить в прокуратуру, получать предписания и предупреждения. Для работодателей это является определенным стимулом следить за ситуацией на заводе и не доводить до задолженностей. Однако в данной ситуации задолженность носит затяжной характер, а значит, необходимо принятие более серьезных мер. Свою лепту в наказание нерадивого работодателя вносит, естественно, и государственная инспекция труда:

- Жалобы со стороны работников на генерального директора Александра Черных имеют системный характер. Они поступают в течение года, и сейчас их у нас около 600 - по невыплате зарплаты в срок, - рассказывает руководитель госинспекции труда в Удмуртской Республики Олег Украинский. - В отношении данного работодателя был принят весь набор мер, имеющихся в арсенале госинспекции труда. Это и информирование общественности, и работа совместно с Минтруда и профсоюзом по ситуации на заводе, и постоянные проверки (их по данному предприятию проведено более десяти). Неоднократно привлечены к административной ответственности как непосредственно работодатель, так и юридическое лицо, которое он представляет. На Александра Черных в следственные органы направлены документы, позволяющие возбудить уголовное дело. Кроме того, это длительное нарушение имеет системный характер, а значит, позволяет нам воспользоваться частью 2 ст. 5.27 Административного кодекса и дисквалифицировать гендиректора предприятия. Эта мера предполагает лишение права занимать любую руководящую должность, в том числе заниматься индивидуальной предпринимательской деятельностью, сроком до трех лет.

По словам Украинского, судебное заседание по данному делу состоялось 3 ноября, а значит, решения суда стоит ожидать со дня на день. Причем если гендиректора оправдают, трудинспекция намерена обжаловать решение во всех инстанциях вплоть до Верховного суда РФ. Только вот до собственника добраться так и не получается. Таковы законы Российской Федерации: за грехи бизнеса отвечают наемные работники - от простых сотрудников завода и заканчивая гендиректором.

Как бы там ни было, спасать Сарапульский радиозавод необходимо. И, за неимением хозяйской руки, эту миссию приходится брать на себя представителям государства.

Правительство Удмуртской Республики весьма заинтересовано в том, чтобы конфликт на СРЗ был урегулирован как можно скорее. Мало того, что люди уже организовали митинг (и если ситуация в ближайшее время не изменится, намерены прибегнуть к другим формам протеста), так еще и обращения в адрес президента Медведева и премьера Путина постоянно отправляются. Ответы на эти обращения, правда, либо не поступают вообще, либо приходят в виде стандартных бюрократических отписок... Но мало ли, вдруг да дойдет-таки до высших государственных чиновников, что ситуация действительно выходит из-под контроля.

Министр промышленности и энергетики Удмуртской Республики Олег Радионов рассказал "Солидарности" о том, какие выходы из создвшейся ситуации видит региональная власть. По его словам, правительство Удмуртской Республики, и министерство в частности, ограничены в решении данного вопроса, поскольку ОАО "Сарапульский радиозавод" является частной собственностью, а не госпредприятием. Тем не менее, есть несколько рычагов, позволяющих сдвинуть дело с мертвой точки.

- Мы рассматривали вопрос по выделению республиканской гарантии на получение предприятием кредита, но по российскому законодательству это невозможно, так как завод имеет задолженности по налогам. В тоже время предприятие имеет дебиторскую задолженность со стороны Минобороны РФ в размере 83 млн рублей, сейчас министерство активно занимается тем, чтобы эта задолженность была погашена в ближайшее время.

Впрочем, погашение задолженности по зарплате и прочим долгам - лишь первые шаги по выводу предприятия из кризиса. По словам министра, основная стратегическая задача, которая сейчас решается, - это вхождение СРЗ в ОАО "Концерн "Авиаприборостроение", куда уже входит более 35 предприятий, связанных с приборостроением в области гражданской, военной и космической авиации. У концерна много заказов на средства связи, и финансирование проводится в достаточном объеме. Представители концерна уже посещали предприятие, и оно показалось им весьма интересным как по разработкам, так и по технологическому оснащению. Концерн же, в свою очередь, мог бы помочь заводу с оборотными средствами. Осталось лишь решить вопрос перехода собственности от "Уральских заводов".

- Руководители концерна проводят переговоры с гендиректором этого предприятия, - говорит Радионов. - Надеемся, что данный вопрос будет решен. По крайней мере, на сегодняшний день интересы правительства, собственника и завода совпадают.

Что ж, складывается впечатление, что вхождение Сарапульского радиозавода в "Концерн "Авиаприборостроение" - действительно разумный выход. Только вот в череде бесконечных согласований и нынешние, и будущие собственники могут снова забыть о тех, кто, невзирая ни на что, до сих пор работает на предприятии.

Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика