Специальный репортаж

Слезы и целлюлоза

Как на Архангельском ЦБК с первичкой воюют

Профактивисты Архангельского целлюлозно-бумажного комбината обеспокоены: руководство выдавливает первичку с производства. Виной тому - настойчивость, с которой профком взялся требовать с работодателя исполнения коллективного договора. Обстоятельства конфликта на месте выяснял корреспондент "Солидарности".

- Куда приехали? На "Архбум"? Я на нем проработал шесть лет. Правду у начальства искать бесполезно, - поделился со мной личным опытом таксист по дороге из аэропорта в гостиницу. Хорошо начинается командировка, подумал я.

С Архангельского целлюлозно-бумажного комбината в газету от областного профсоюза работников лесных отраслей пришел сигнал: работодатель не исполняет коллективный договор и оказывает при этом жесткое давление на профсоюзную организацию.

МЕСТО ДЕЙСТВИЯ

"Солидарность" решила разобраться в ситуации на месте - и отправила меня на комбинат, который находится в городе-спутнике Архангельска, Новодвинске. Уже на дальних подступах к городу поражаешься масштабам АЦБК - ни дать ни взять, полноценный город в городе. За семьдесят лет своего существования (основано предприятие было перед войной, в 1940 году) комбинат, специализирующийся на производстве целлюлозы, картона, упаковочной бумаги и тетрадей, успел стать одним из лидеров отрасли.

Казалось бы, на богатом лесами русском Севере производств схожего профиля немало. В одном только Архангельске работают два ЦБК - наш "герой" и комбинат в Соломбале. Но АЦБК при этом остается одним из крупнейших. И еще не так давно, говорят архангелогородцы, работать на нем считалось удачей.

По словам председателя архангельского обкома профсоюза работников лесных отраслей Александра Савкина, если сравнивать АЦБК с другими предприятиями отрасли, то зарплата на нем весьма неплоха.

- В лесопромышленном комплексе России, - рассказал Савкин, - Архангельский ЦБК занимает второе или третье место по уровню заработной платы, уступая только Сыктывкарскому ЛПК (Сыктывкарских комплекс - один из крупнейших российский производителей офисной бумаги. - А.Ц.).

Впрочем, не так все просто. По официальным данным, средняя зарплата на предприятии составляет порядка 27 тысяч рублей. Однако реальные заработки рабочих гораздо ниже - это отметил и Александр Савкин.

- По рабочим специальностям у нас "чистыми" выходит тысяч пятнадцать-шестнадцать, - рассказал один из работников. - Живем от зарплаты до зарплаты.

А цены здесь немалые: десяток яиц, рассказали мне люди, стоит 35 рублей, молоко - около 30 рублей за литр, батон хлеба - двадцать с лишним, колбаса - больше двухсот за кило. "Коммуналка" за стандартную двухкомнатную квартиру - около шести тысяч.

- Занимаем друг у друга, подрабатываем, - говорит еще один работник. - Я вот еще работаю на такси и воду развожу. И там за четыре часа в день получаю те же деньги, что и здесь.

Но зарплата - это еще полбеды. С недавнего времени на предприятии стало нелегко жить членам профсоюза. На них, рассказали работники, оказывается давление, вплоть до угрозы увольнения.

Читатель, наверное, уже заметил, что, цитируя высказывания работников, мы не называем их имен. Люди боятся - большинство моих респондентов просили их в тексте не упоминать.

НА НОВЕНЬКОГО


Обстановка стала накаляться после того, как в декабре 2009 года на смену продержавшемуся три срока прежнему руководителю местной первички был избран новый председатель - Доротея Черногоренко. Новое руководство первички принялось за свои обязанности с энтузиазмом, и вскоре дело дошло до конфронтации.

- Проблема у нас возникла в связи с тем, что мы предложили работодателю обсудить выполнение действующего колдоговора. Больше всего людей волновало, когда же им повысят зарплату, - рассказала лидер профкома.

Стоит кратко дать предысторию вопроса. В 2009 году из-за кризиса около 25% работников завода попало под сокращение - однако объемы производства на комбинате остались прежними. Многим сотрудникам пришлось выходить на дополнительные работы, и работодатель пообещал повысить зарплату. Однако этого так и не случилось.

- Мы спрашивали работодателя, когда же нам все-таки повысят заработную плату, и он говорил, что это случится, когда прекратятся выплаты всем уволенным по сокращению, - рассказывает Черногоренко. - Выплаты продолжались до середины прошлого года. В прошлом году у нас первое повышение было в начале года на 5% - но это только называется повышением, фактически это индексация заработной платы.

Полноценного повышения зарплаты не произошло и после, хотя люди на него очень рассчитывали: даже если оставить в стороне обещания руководства, в юбилейном для предприятия 2010 году людей стоило бы как следует простимулировать, считают в профсоюзе. Тем более что в коллективном договоре АЦБК сказано: сторона работодателя обязуется "ежеквартально рассматривать вопросы повышения тарифов и окладов с учетом финансового состояния комбината".

А финансовое состояние, по словам профсоюзной стороны, после кризиса ощутимо поправилось. Как рассказала Доротея Черногоренко, обычно прибыль комбината колеблется в районе миллиарда рублей, но в 2010 году она была в два с половиной раза выше. Однако вместо обещанного повышения людей вновь ждала очередная пятипроцентная индексация в апреле и маленькие премии ветеранам предприятия. Такое поведение руководства мало кому из работников пришлось по душе.

- Народ даже стал выходить из профсоюза, - признается предпрофкома. - Говорят: "Почему вы нас на митинг не выводите, ничего не требуете? Давайте что-то делать!" Я об этом директора ставила в известность, предлагала: давайте собрание собирать, надо как-то снимать напряжение, надо что-то людям объяснять. Но в собрании нам отказывали, обещая, что будут работать с каждым индивидуально.

Между тем к декабрю, по словам главы профкома, ситуация стала накаляться. От работников теплоснабжения комбината, которое, к слову, обслуживает и город, поступил сигнал, что они готовы остановить работу. Еле удалось их отговорить, - вспоминает Черногоренко.

Первичка написала письмо в администрацию с предложением вступить в коллективные переговоры по вопросам заработной платы, и параллельно для подтверждения своих позиций решила провести анкетирование людей на производстве (работникам предлагалось ответить, готовы ли они начать коллективный трудовой спор и какими средствами готовы поддержать требования профсоюза).

Однако переговорный процесс начал тормозиться, сбору и распространению анкет руководство стало препятствовать. Мало того - начальники на местах начали выдавливать людей из профсоюза.

ПРЕССИНГ

- Первый звонок у нас поступил из бухгалтерии, - говорит работница-управленец, назовем ее Икс. - С приказами, с устными распоряжениями руководители подходили к членам профсоюза и требовали их написать заявление о выходе из профсоюза под угрозой увольнения. Кто-то согласился, кто-то нет. Одних запугивали, другим предлагали деньги.

- У нас члены профсоюза в кассе взаимопомощи состоят, - говорит Икс. - Чтобы выйти из профсоюза, они должны обязательно выплатить всю взятую в кассе сумму. И были случаи, что им предлагали: я тебе дам деньги, плати и выходи.

Бить, говорят люди, стараются по наиболее уязвимым позициям.

- У нас в основном идут угрозы в адрес технологов, - говорит профактивист Игрек, - так как им есть что терять. Рабочим в этом смысле проще - они и так на самом дне. К ним никто и не подходит.

Говорят, что порою доходит до ситуаций и вовсе анекдотических:

- Нам поступило сообщение от работников лесной биржи, - рассказала Доротея Черногоренко. - Что у них вышло распоряжение, подписанное начальником производства: "В случае появления посторонних, пьяных, бомжей и членов профсоюза следует вызывать группу быстрого реагирования".

Самого распоряжения председатель профкома, правда, не видела - оно быстро исчезло.

Началось наступление и на саму организацию. Работодатель (цитируем со слов Александра Савкина) назвал его "правовым урегулированием отношений с профсоюзом".

- Они говорят, что ничего нам не должны, что мы сами должны себя финансировать, и по закону, и по колдоговору, - сетует председатель первички.

14 марта работодатель уведомил первичку о том, что прекращает перечислять профвзносы работников - дескать, срок хранения первичных документов по удержаниям из зарплаты истек - и сослался на статью 155 "Перечня типовых управленческих документов..." от 2001 года. Таким образом, работникам, желающим выплачивать взносы, необходимо оказалось писать повторные заявления.

Дальше - больше. С 1 апреля, уведомил директор первичку очередным письмом, администрация решила прекратить все виды удержаний в пользу профсоюза, не связанные с членскими взносами, "в связи с тем, что на работодателя законодательством не возложена обязанность производить удержания из заработной платы по личным заявлениям работников, и в связи с отсутствием письменных соглашений с первичной организацией".

- Формально работодатель прав, - комментирует ситуацию Савкин, - но почему-то 6 лет до этого он нормально все удерживал без каких-либо документов. И именно сейчас вспомнил, что документов никаких нет и что он имеет право прекратить это удержание.

Процитированные письма я листаю за чашкой чая в помещении профкома. Интернета там нет - администрация недавно отказалась обеспечивать профкому доступ к Сети, хотя, по колдоговору, обязана обеспечивать первичку средствами связи.

- Теперь разве что попросят из этого помещения, - усмехается председатель.

Ответ на вопрос, зачем это делается, у многих членов профсоюза свой.

- Если профсоюзная организация сократится и окажется неполномочна представлять трудовой коллектив, - объясняет мне активист Зет, - работодатель сможет внести свои изменения в наш колдоговор. Генеральный директор уже неоднократно предлагал убрать социальные гарантии из договора - и поднять заработную плату. Но чего бы администрация нам ни обещала, своих обещаний она пока не исполнила...

...НЕ ДАЕТ ОТВЕТА

Генеральный директор Владимир Белоглазов - руководитель, который отлично знает производство, на комбинате уже десятилетия. Так отрекомендовала мне своего оппонента Доротея Черногоренко. По мнению председателя первички, лучшего директора комбината, при всех сложностях с ним, сейчас вряд ли можно было бы найти.

После такой неожиданно положительной характеристики я начал думать, что, может быть, не все так однозначно, как говорят в профсоюзе, - и обратился к генеральному директору за комментарием.

Секретарь Любовь Владимировна встретила меня почти ласково. "Это очень хорошо, что вы звоните", - сказала она. Однако в итоге меня ждало разочарование:

- Владимир Иванович ответил кратко: эти вопросы мы оставляем без комментариев.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

- Вначале мы пытались этот конфликт как-то притушить, потому что у нас обком достаточно конфликтный, - говорит Александр Савкин. - Уже и так о нас слава идет, что мы то здесь воюем, то там. Но одно дело война на небольших предприятиях, а другое дело - здесь, на втором по численности в нашей областной организации.

Однако, говорит глава обкома, поскольку переговоры с руководством ни к чему не привели, решили ориентироваться на первичку, которая решительна в своем намерении защищать права профсоюза.

Правда, это будет непросто.

- Здесь такой конфликт, который в юридическом поле разрешить пока по всем фронтам трудно.

Так, например, очень нелегко будет разобраться с давлением на работников, поскольку осуществляется оно неофициально, а слова, как выразился глава организации, к делу не пришьешь.

Пока что в распоряжении профсоюза всего одна улика. Какой-то неосторожный начальник решил обратиться к мастерам письменно: "Кто хочет выйти из профсоюза, бланки заявлений прилагаются. Указывать причину выхода не обязательно. Заполненные бланки можно сдать мне", - и подпись. Копию этого письма Доротея Черногоренко уже отнесла в прокуратуру.

Не исключено, что профсоюзу придется прибегать и к активным действиям.

- В принципе, мы готовы запускать полный спектр действий, вплоть до проведения пикета или митинга возле заводоуправления под рабочим названием "Руки прочь от профсоюза". Благо у нас есть опыт проведения силовых акций, привлечения политических структур для разрешения конфликтов. Возможно, сказал Александр Савкин, и объявление кампании солидарности.

Предыдущая кампания солидарности, развернутая обкомом Рослеспрофсоюза (в поддержку требований работников ОАО "Светлозерсклес"), закончилась победой - внимательный читатель "Солидарности" должен об этом помнить, потому что шла она через нашу газету.

Александр ЦВЕТКОВ

Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

12:00 от 09.04.2011
Ваше имяСергей
А что опаснее для профсоюза - "немилость" работодателя, или "бегство" членов профорганизации?

Из слов А.Савкина забастовка не входит в "полный спектр действий",слабовато для работника обкома, однако.

Интересно, что означают его слова "Благо у нас есть опыт проведения силовых акций...",хотелось бы поподробней....
23:02 от 12.04.2011
1.Думаю, опаснее бегство, так как меньше 50%-меньше прав при коллпереговорах, меньше финансов-меньше возможностей противостоять при немилости.
2. Под силовыми акциями имеются ввиду пикеты, акции солидарности.

Новости СМИ2


Киномеханика