Специальный репортаж

“Негры” при ракетах

В конце апреля в России появился наконец профсоюз гражданского персонала Вооруженных сил. Событие, в общем-то, экстраординарное, учитывая, что, по профсоюзной статистике, сейчас едва не каждый второй в структуре ВС - гражданский. И это не только обслуживающий персонал, но и высококлассные специалисты, которые до сих пор остаются по отношению к военным в неравном положении.

На днях нам позвонили из подмосковной части ракетных войск стратегического назначения с просьбой о помощи: тамошние гражданские служащие неожиданно лишились большинства надбавок к своей и без того скромной заработной плате. О гражданском персонале войск стратегического назначения, оказавшемся на обочине военной реформы, - в репортаже корреспондента "Солидарности"
Александра ЦВЕТКОВА.

СЭКОНОМИЛИ


Поселок Молодежный - закрытое административно-территориальное образование (ЗАТО) при одном из подмосковных объектов ракетных войск стратегического назначения. КПП со скучающими солдатами, бэтээр на постаменте - не то для страху, не то для красоты - да бетонные плиты поперек дороги. Впрочем, пропуска выписывают без особых вопросов - спрашивают только, к кому мы идем. А направляемся мы в гости к Александру Радову и Валерию Роскову, бывшим военным, а сейчас "гэпэ", которые и взвалили на себя борьбу за права гражданских специалистов.

Они обрисовали - в общих чертах - положение дел. Местная воинская часть - стратегический узел связи, на 80% укомплектованный гражданским персоналом - радиооператорами, механиками. Часть из них - бывшие военные. Гражданские работники несут полноценное боевое дежурство в укрепленных сооружениях, подготовленных к автономному существованию на случай ядерного удара - со всеми вытекающими последствиями вроде отсутствия света и принудительной вентиляции, изоляции от внешнего мира, по двенадцать часов за смену. Больше мы написать не можем, да и сами люди стараются не сказать лишнего: сооружения-то секретные.

Оклад при этом у гражданского персонала мизерный - в среднем чуть больше пяти тысяч. Но до последнего времени за работу в таких условиях полагались хоть и небольшие, но дополнительные деньги - 15-процентная надбавка за несение боевого дежурства, такая же - за работу с секретными данными; за труд "в сооружениях", которые, в случае чего, попадают под удар в первую очередь, - 35% и 12% за вредные условия труда. Плюс еще квартальные, премиальные. Итого, говорят активисты, люди могли в месяц заработать четырнадцать тысяч, что, по их словам, было "терпимо". Все эти надбавки были зафиксированы в коллективном договоре, который гражданский персонал заключил с командованием на срок до конца 2011 года.

Впрочем, надбавки за вредность работники не видели уже три года - в воинской части никак не могли провести аттестацию рабочих мест, а нынешней зимой все и вовсе изменилось к худшему. После того как часть, при которой располагается Молодежный, было решено слить с другой частью (на военном языке эта процедура зовется "организационно-штатные мероприятия"), большая часть надбавок "исчезла".

- Сперва поползли слухи о слиянии, - говорит Александр Радов. - Ни командование, ни профсоюз сперва ничего не никому не говорили. Но наконец Валерию Викторовичу удалось выйти на командира, и тогда уже решили провести собрание коллектива.

На собрании, которое состоялось 18 февраля, вновь назначенный командир части Юрий Красноборов объявил, что ему "поступило указание" выплачивать зарплату гражданскому персоналу согласно приказу министра обороны двухлетней давности, в котором вышеуказанные надбавки - за работу в "фортификации" и за боевые дежурства - не предусмотрены.

Меж тем условия труда не изменились: боевое дежурство никто не отменит, да и в "сооружениях" легче дышать не стало.

- У нас люди всегда работали на совесть, - рассказывает нам оператор с двадцатилетним стажем Анастасия Гаврилюк. - Мы даже больные стараемся выходить, чтоб поддержать остающихся работать: в смене очень мало человек. В итоге трудишься за двоих, а то и за четверых.

Конечно, ни о каких вознаграждениях за дополнительную работу речи не идет (прямое нарушение ТК - напоминает Александр Радов). По его словам, даже квартальных премий "гражданские" уже несколько лет не видели - при том, что военнослужащие на тех же объектах премиями поощряются.

Люди недоумевают:

- К нам относятся, как к обслуге, - негодует Гаврилюк. - Наша профессия - радиооператор - всегда считалась престижной, но сейчас нас, как говорится, "опустили ниже плинтуса", даже уборщики больше получают, чем мы.

И действительно, сейчас, после того как надбавки были срезаны, гражданские специалисты - иные из них отдали дежурствам в бункерах полжизни - стали получать всего по 7 - 10 тысяч.

При ценах на продукты, равных московским, и немаленькой квартплате выкручиваться приходится по-разному: где в долг взять, где подработать. Хорошо, некоторых выручают мужья, а некоторых - пенсия.

- Ожидаешь от государства большего, - сетует электромеханик с многолетним, как и у Анастасии, стажем Марина Архипова. - По сравнению с другими специалистами мы получаем немного, так что была надежда, что денег у нас хотя бы не станет меньше.

СРЕДА ОБИТАНИЯ

Поговорив с работниками, мы, ведомые Росковым и Радовым, отправились в поселок.

Не то чтобы корреспондентам "Солидарности" часто приходилось бывать в закрытых городках, но Молодежный показался неуловимо типичным. Выкрашенный блестящей краской Ильич перед мертвым зданием офицерского клуба, тесные пятиэтажки рядками. Развалилась на солнышке с велосипедами местная пацанва (детей в городе много - значит, не все так плохо), спешат куда-то с сумками усталые женщины. Из примет "новой жизни" - несколько свежих домов, благоустроенный детсад и красивое новое здание администрации из нежно-розового кирпича (жители шутят: "В Москве Белый дом, а у нас Розовый").

Насколько удалось узнать у местных, квартирами в Молодежном обеспечены далеко не все - немалая часть как военных, так и гражданских вынуждены ютиться в общежитиях. В одну из таких "общаг" (а их мы в поселке насчитали четыре) нам удалось попасть.

Снаружи общежитие выглядит симпатично - "хрущевская" коробка была недавно отремонтирована и "закатана" в блестящую облицовку. Но едва мы зашли внутрь, стало ясно, что здание сдано в эксплуатацию недоделанным, а весь ремонт держится на чьем-то честном слове. Свежеположенная штукатурка отваливается, в душевых - плесень и склад старой мебели, в тесной кухне работает всего одна конфорка - на ней кипятится ведро с водой: две недели поселок живет без горячей воды, отключенной за долги, накопленные военной частью.

- Наше замечательное ОАО "Славянка" (компания, выигравшая недавно тендер на управление жилфондом Минобороны - А. Ц.) - якобы приняло общежитие, но оно, как видите, в реальности не готово, - говорят жильцы. - К тому же к нам приходят ежемесячно счета за уборку, хотя убирать приходится самим (общежития в Молодежном - гостиничного типа, и в них - чисто теоретически - должны присутствовать горничные).

Раньше - рассказывают люди - было, конечно, еще хуже: гнилой пол, протекающие трубы и крысы. Даже этот "чудо-ремонт" сделали лишь после того, как снимать сюжет о здешней жизни прибыла съемочная группа с федерального телеканала. Материал, кстати, в эфир так и не пустили: говорят, позвонили с самого верху, сказали, "не стоит".

- У нас не самое плохое общежитие, есть куда похуже, - заверил нас один из жильцов, молодой парень, работающий в части механиком (служил здесь срочную, потом остался по контракту, потом перешел в гражданские). Мы проверять не стали - пошли дальше.

А люди продолжали жаловаться на существующие в городе проблемы. По их словам, в поселке серьезно возрос уровень криминала - после того, как некоторое время назад в результате укрупнения местных милицейских подразделений из Молодежного вывели опорный пункт милиции.

После этого в спокойном ранее городке, где все друг друга знают, появились места, где не стоит ходить по ночам.

Оно и немудрено, ведь никаких возможностей для досуга, особенно для молодежи, в закрытом поселке не водится. За культурной жизнью надо ехать в близлежащий Наро-Фоминск или в Москву. В Москве есть и перспективы для молодых жителей городка, а в часть идти работать на нынешних условиях никто особенно не хочет.

- Если бы нормально платили и не было бы проблем с жильем, все было бы нормально, - сказал нам парень из общежития, не захотевший назваться, - люди шли бы работать. Всего у нас молодых гражданских в части - около семи человек.

Судя по механикам и радиооператорам, с которыми мне удалость пообщаться, портрет "беспогонного" защитника Отечества, который несет дежурство в Молодежном, таков: усталая женщина предпенсионного возраста. До поры до времени безропотная.

- Это у нас поколение такое, ответственно относится к делу, - говорит Анастасия Гаврилюк.

- Мы прекрасно понимаем, что командир у нас сам человек подневольный, что на него тоже давление оказывается. Мы же не враги им, одно дело делаем, - говорят работницы, - но они нас понимать не хотят.

Кстати, командир напрямую зарплатами и не заведует - ими уже несколько месяцев занимается отдельный территориально-финансовый орган. Что, естественно, лишь запутывает ситуацию: к кому обращаться, когда работодатель - одна организация, а деньги платит вторая?

ХОД ДЕЛА

Валерий Росков, избранный председателем Совета представителей трудового коллектива и председателем комиссии по трудовым спорам, меж тем времени зря не теряет - обращается с проблемами своей части в различные инстанции, дошел даже до администрации президента.

Писал он, естественно, и в Минобороны. Однако там на запросы Роскова заявили, что "решение об установлении объемов бюджетных ассигнований, направляемых на дополнительное материальное стимулирование работников, является правом, а не обязанностью министра обороны Российской Федерации".

А вот прокуратура, которой, правда, на рассмотрение запросов Роскова потребовалась почти два месяца, признала по крайней мере, что руководство части допустило ряд нарушений трудового законодательства. Так, нарушением Трудового кодекса было признано то, что работников никто не вовремя не уведомил о предстоящих изменениях коллективного договора и о причинах, которые эти изменения обусловили.

"В свою очередь, - заключили в прокуратуре, - это привело к ущемлению прав граждан - лиц ГП воинской части. Поскольку вопрос о их согласии продолжать трудовые отношения с работодателем в измененных условиях исследован не был".

Однако вопрос о законности и обоснованности отмены надбавок пока так и висит в воздухе.

ДИАЛОГ ПО-АРМЕЙСКИ

Конечно, наш визит едва ли можно назвать удачным без общения с армейским руководством. Однако, увы, Юрий Красноборов встретиться с нами то ли не смог, то ли не захотел, сославшись на занятость.

Впрочем, самое интересное случилось позже. Когда мы уже собирались уезжать, Валерию Роскову позвонили, поинтересовавшись, не сошел ли он с ума, пригласив журналистов, и пригрозили вызовом полиции. Очевидно, весть о том, что некие подозрительные личности гуляют по поселку и пристают к людям с расспросами, быстро дошла "куда надо".

Впрочем, на жилую зону городка юрисдикция командования не распространяется, и никаких проблем в итоге не возникло. Правда, возникли они позже у женщины-вахтера - как мне потом рассказали Росков и Радов, ее обещают уволить.

КСТАТИ, ГДЕ ЗДЕСЬ ПРОФСОЮЗ?

- Мы с Росковым оба члены профсоюза, взносы платим, - говорит Александр Радов, - однако все чаще задумываемся, зачем: себя все равно приходится защищать самим.

- Мы поддерживаем их письмами и доложили об их проблеме в ЦК профсоюза, - заверила нас глава профсоюзного комитета Центрального узла связи Людмила Брусникова (профсоюз в Молодежном входит в состав этой организации).

Однако когда мы позвонили на прошлой неделе главе вновь созданного профсоюза гражданского персонала ВС Николаю Бойко, тот сказал, что не в курсе происходящего в Молодежном. Председатель, впрочем, пообещал нам поставить дело на контроль, поручив это своему заместителю Виктору Благову.

Тот, в свою очередь, сказал нам, что работа над проблемой уже идет, однако назвать конкретные сроки пока отказался.

- Необходимо время для решения вопросов секретности и боевых дежурств. Такие вещи в Минобороны за два дня не решают, - сказал он.

Впрочем, по словам зампреда, с министерством ЦК пока не связывался.

ЧТО БУДЕТ?

Заявленный срок прокурорской проверки ситуации в Молодежном истек 7 июня, за день до нашего визита. Прокуратура обязалась дополнительно уведомить активистов о ее результатах и мерах реагирования, но на момент выхода этого номера газеты уведомления все еще не было.

Сдаваться, впрочем, никто не собирается, хотя и начальство твердо стоит на своем: его позиция, со слов работников, сводится сейчас к словам "вас здесь никто не держит".

Правда, можно представить себе, что будет, если разозленные радиооператоры и механики все вдруг воспользуются советом и разом уволятся, парализовав таким образом важный узел связи.

...Да ничего, может быть, и не будет? Брешью в ракетном щите больше, брешью меньше?..

Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

тамара
16:10 от 28.01.2012
почему в нашем справедливом го-ве народ должен отстаиватьсвое причитающееся ему через суды позор и срам для государства
09:13 от 30.06.2011
Олег
Я сам живу в посёлке не первый год. Статья очень мягкая. Командование - бестолковые люди. Последние несколько лет должность командира используется исключительно для трамплина выше. Глава администрации Вовка-прапорщик - лизоблюд ещё тот. Люди сами виноваты - очень много молчат и прощают этим уродам.
Лет пять назад был один грамотный, принципиальный и честный Офицер, но и его выжили. А народ за него не вступился.
13:13 от 15.06.2011
Безобразие и позорище! Пользуются честностью и надежностью сотрудников. Специалисты уйдут, а Минобороны своей раскормленой Ж.... будет брешь затыкать!
14:34 от 15.06.2011
Игорь
И ещё эти уроды пользуются безисходностью людей.
Новости СМИ2


Киномеханика