Специальный репортаж

Сибирский гамбит

Трудовой спор между профкомом и администрацией филиала ООО "Мечел-Ремсервис" (г. Железногорск-Илимский), переросший в начале ноября в судебные разбирательства в Иркутском областном суде, стал самым громким делом Горно-металлургического профсоюза России в последние месяцы. Корреспондент "Солидарности" слетал в далекую Сибирь, побывал на заседании суда и разобрался на месте в причинах конфликта.

На фото слева направо: Юрий Анищенко, зампред Иркутской областной организации ГМПР; Владимир Большаков, председатель профкома "Коршуновский ГОК"; Елизавета Третьякова, председатель профкома "Мечел-Ремсервис"

РАЗДЕЛИТЕЛЬНЫЕ ПУТИ


Иркутск хорош. По-хозяйски и величаво раскинувшись по обе стороны Ангары, он являет собой отличную иллюстрацию слов Ломоносова "Богатство России Сибирью прирастать будет". Это можно понять, только побывав там, увидев своими глазами. Страна у нас действительно необъятная, а Иркутская область, по площади равная трем Франциям, одна из самых щедро одаренных природой - тут и золото, и железная руда, и лес, и нефть, и газ.

Неудивительно, что именно здесь 46 лет назад был основан огромный Коршуновский горно-обогатительный комбинат - крупнейшее предприятие за Уралом по добыче и переработке железной руды.

- В настоящий момент на комбинате работают примерно 3500 человек, - сообщил корреспонденту "Солидарности" председатель первичной организации ГМПР в ОАО "Коршуновский ГОК" Владимир Большаков. - Численность членов профсоюза на предприятии составляет более 80% от общего числа работающих.

Ремонтно-электромеханический цех (РЭМЦ), о котором преимущественно пойдет речь, еще совсем недавно входил в состав Коршуновского ГОКа. Сотрудники РЭМЦ занимаются ремонтом всего оборудования, задействованного в работе основного предприятия. Цех разбит на несколько ремонтных участков: сварочный и механический, ремонта горного оборудования, локомотивное и вагонное депо, электрозавод, колесный участок. Более двух лет назад решением собственника цех был "изъят" из структуры Коршуновского ГОКа и переведен в состав ООО "Мечел-Ремсервис", чьим филиалом РЭМЦ и стал.

Естественно, работники РЭМЦ сохранили свою профсоюзную организацию, подтвердили полномочия первички и как бы перевступили в профком ОАО "Коршуновский ГОК", но на этот раз в качестве отдельного структурного подразделения. Сейчас там трудятся около 500 человек, профсоюзное членство составляет более 80%.

ДЕЛАЙТЕ ВАШИ СТАВКИ

День 1 апреля 2010 года можно считать отсчетной точкой конфликта, который вылился в итоге в судебные прения. В филиале "Мечел-Ремсервиса" был заключен новый коллективный договор до 29 января 2012 года - с учетом "гоковских" льгот и соцгарантий, но с протоколом разногласий.

Тут следует понимать очень важную деталь. Коллективный договор между профкомом и администрацией филиала "Мечел-Ремсервиса" дублировал все положения по индексации окладов и заработной плате колдоговора, заключенного профкомом и администрацией ОАО "Коршуновский ГОК". И если на головном предприятии, несмотря на прения и трудовые споры, компромисс в начале 2011 года в итоге был достигнут и нормы колдоговора работодателем соблюдались, то в отдельном ремонтно-электромеханическом цехе - нет.

- Главное, что есть в дополнительном соглашении к колдоговору, - это ежеквартальная индексация окладной ставки с учетом роста потребительских цен не менее 2% по данным Росстата, - объяснил Владимир Большаков. - На сегодня оклад рабочих первого разряда, трудящихся в нормальных условиях, равен 3800 рублям. С 1 декабря ставка должна подняться до 4 тысяч, а с 1 января 2012 года - до 4330 рублей.

Однако начало 2011 года, по словам председателя профкома Коршуновского ГОКа, ознаменовалось тем, что руководство РЭМЦ просто не стало выполнять условия коллективного договора.

- Мы же договорились по Коршуновскому ГОКу, поэтому нужно было решать вопрос с повышением тарифной ставки и тут. Нам отвечали, что нет денег. Но это же не наши проблемы, - отметил Большаков.

Тарифная ставка в РЭМЦ была поднята только до 3000 рублей. 28 апреля была созвана конференция коллектива филиала "Мечел-Ремсервиса", в ходе которой работники потребовали индексации окладных ставок с сохранением соотношения между ними не менее 1 к 1,67. Все это закончилось трудовым спором и составлением 7 июня протокола разногласий в примирительной комиссии, работа которой закончилась ничем. После этого была попытка привлечь к разрешению конфликта посредника от трудового арбитража Нижнеилимского района, однако в связи с пропущенным сроком согласования кандидатуры посредника эта инициатива провалилась.

КЛЮЧЕВЫЕ КОНФЕРЕНЦИИ

В итоге, заручившись поддержкой коллектива, профком филиала "Мечел-Ремсервиса" принял решение о проведении 20 июля конференции с повесткой дня "О коллективных действиях в поддержку требований трудового коллектива". Проще говоря - о забастовке.

- Однако в назначенную дату, когда мы начали рассматривать вопрос по существу, никого из руководства филиала на конференции не было, - подчеркнул Большаков. - В связи с этим мы решили конференцию отложить до 26 августа, с сохранением полномочий делегатов этой конференции.

Увы, в ноябре это решение аукнется. В связи с тем, что за месяц - с июля по август - трое работников РЭМЦ уволились, представительный орган профкома филиала "Мечел-Ремсервиса" принял решение о том, что вместо 50 делегатов на августовской конференции их будет 47.

По словам председателя профкома Коршуновского ГОКа, из 47 делегатов на конференции 26 августа присутствовали 32, а значит, необходимый кворум (2/3) для принятия судьбоносного решения о забастовке был. При этом, что важно, на мероприятии присутствовали лично директор филиала "Мечел-Ремсервиса" Евгений Савельев и начальник РЭМЦ Сергей Осенков.

Восьмидневная забастовка была назначена на 4 октября 2011 года, предположительное количество участников - 200 человек. Одновременно был создан забастовочный комитет, состоящий из семи человек. О чем в специальном письме, по словам Большакова, были проинформированы директор филиала и мэр Нижнеилимского района.

Забастовка продлилась два дня. 4 октября конфликтующие стороны встретились для урегулирования вопросов, связанных с коллективным трудовым спором. На следующий день переговоры продолжились, после чего 6 октября забастовка была приостановлена. Основным достижением акции стало обещание генерального директора ООО "Мечел-Ремсервис" Вячеслава Шмыги повысить в РЭМЦ тарифную ставку 1-го разряда до 4330 с 1 января 2012 года. В остальном же стороны остались на своих позициях.

- Смысл забастовки был в том, чтобы показать работодателю, что мы готовы к активным действиям, - пояснил итоги октябрьской акции Владимир Большаков. - Тем более что забастовка только приостановлена, и мы можем продолжить ее в любой момент, не проходя длительных процедур согласования.

СУДИЛИЩЕ

На самом деле все вышеописанные события были затравкой к самому главному, голливудскому повороту сюжета. 28 сентября, за неделю до объявленной забастовки, администрация филиала "Мечел-Ремсервиса" обратилась с иском в Иркутский областной суд. "Считаем, действия первичной профсоюзной организации в ОАО "Коршуновский ГОК", выразившиеся в принятии решения о проведении забастовки, являются незаконными и необоснованными", - говорится в исковом заявлении.

Сторона работодателя поставила под сомнение легитимность проведения конференции от 26 августа, на которой, напомним, было принято решение о проведении забастовки с 4 октября. Корреспондент "Солидарности" побывал на втором (не считая двух предварительных) открытом судебном заседании по иску администрации филиала "Мечел-Ремсервиса". Перед началом мероприятия автор сфотографировал руководителя филиала Евгения Селиванова, за что получил устный упрек от директора по правовым вопросам ООО "Мечел-Ремсервис" Владимира Коленко:

- Все фото и вопросы только с моего разрешения!

- Но вы его, конечно же, не дадите?

- Конечно, нет!

На самом заседании Евгений Селиванов рассказал краткую историю своего присутствия на августовской конференции профкома, с которым, как показалось, так настойчиво пытается найти общий язык. Он заявил, что председатель конференции Елизавета Третьякова (она же - предпрофкома филиала "Мечел-Ремсервиса") после подсчета количества делегатов сказала, что их 30, а не 32, но "кворум все равно есть". Вместе с тем, с его слов, он сидел в первом ряду и не видел, каким именно образом у него за спиной делегаты от производственных участков РЭМЦ собирали кворум и сколько их было всего. Зато каждую названную при перекличке делегатов фамилию он аккуратно записывал, и в итоге у него набралось 30 фамилий, а не 32, как было по мнению профсоюзной стороны.

При этом была поставлена под сомнение сама возможность правильно сосчитать всех делегатов: дескать, конференц-зал РЭМЦ был "почти полным" (рассчитан на 80 человек), а значит, было сложно по простому поднятию руки определить, тот ли это был делегат или нет. Ведь мандатов у них не было.

Сама Елизавета Третьякова, будучи вызванной на заседание суда в качестве свидетеля, заявила, что знает всех делегатов в лицо, так как работает председателем профкома уже три года.

И господин Савельев, и примкнувший к нему начальник РЭМЦ Сергей Осенков (он тоже был вызван в качестве свидетеля со стороны истца) отметили, что даже они не могут знать всех работников пофамильно и в лицо. Забыли, наверное, что всех знать и не надо было, а только 47 человек, делегированных участковыми выборами.

Кстати, о 47-ми. Ирину Кислиденко, судью, рассматривавшую дело, озадачил один нюанс. Помните, после конференции 20 июля все полномочия делегатов, коих было 50, были пролонгированы до августовской конференции? По мнению представительницы Фемиды, утверждение 47 делегатов в августе нарушило квотирование делегатов по участкам цеха в соотношении 1:10, которое было принято в июле.

Ее также озадачило большое скопление людей в конференц-зале РЭМЦ, а еще отсутствие внятной регистрации делегатов посредством "фейс-контроля". Список фамилий, составленный Елизаветой Третьяковой без подписи и даты, ее не вдохновил. Ну и расхождения в показаниях по кворуму. Нельзя не отметить, что к расспросу председателя профкома филиала "Мечел-Ремсервиса" Ирина Кислиденко подошла с энтузиазмом.

В итоге судья заметила, что в окончательном протоколе конференции от 26 августа отсутствует фамилия ее председателя (Елизавета Третьякова), а значит, непонятно, на каком основании под документом стоит ее подпись...

КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР

Окончательное решение Иркутского областного суда корреспондент "Солидарности" узнал по прибытии в Москву, в день сдачи номера.

- Новости неутешительные, - сообщил председатель Иркутской областной организации профсоюза работников ГМПР Михаил Воробьев. - Было решено удовлетворить иск работодателя. При этом судья не огласила мотивировочную часть своего решения.

Если посмотреть, насколько оперативно дело было рассмотрено в суде (11, 14 и 15 ноября), без, как иной раз бывает, многомесячных задержек, то стоит признать, что сибирский гамбит стороне работодателя удался.

- Мы будем ждать судебной выписки с мотивировочной частью, а потом подадим кассацию в Верховный суд РФ, - пообещал Воробьев.

Наверное, окончательный вердикт Иркутского областного суда формально справедлив. Однако не стоит забывать, что за всем этим скрывается главное: борьба членов ГМПР за достойную жизнь людей, доверивших им право на отстаивание их интересов. Вся эта история, которая еще далеко не закончена, на самом деле говорит о том, что нельзя бояться.

Без борьбы нет победы - знакомо? Сторона работодателя преуспела в локальной схватке, однако вопросы об индексации ставок, заключении следующего коллективного договора, обеспечении льгот и так далее никто не снимал. Они как были, так и остались открытыми. И их руководству филиала "Мечел-Ремсервиса" все равно придется решать.

А "Солидарность" будет и дальше следить за развитием взаимоотношений членов Иркутской областной организации ГМПР и филиалом ООО "Мечел-Ремсервис".

Глеб САВИН

Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика