Специальный репортаж

Автобусное стояние

Вторая неделя нальчикской забастовки: детали

На момент написания статьи уже полторы недели прошло с начала стихийной "автобусной забастовки" в Нальчике: водители отказались выходить на маршруты из-за проблем с заработной платой и неприемлемых условий труда. Несмотря на то, что часть претензий протестующих уже удовлетворена, они отказываются выходить на работу до увольнения директора. О ситуации в подробностях - в материале "Солидарности".

ПРОЛОГ


С 10 января водители городских и междугородных маршрутов Нальчика не выходят на работу, требуя отставки директора. Среди претензий - низкий размер зарплат, завышенные планы по выручке, откровенно устаревший подвижной состав, на котором водителям приходится работать, отсутствие запчастей, качество топлива, завышенные требования по плану выручки и плохие условия труда - работать зимой приходится в неотапливаемых боксах. На момент написания статьи, несмотря на то, что долг перед рабочими погасили и ликвидировали часть других "болевых точек", забастовка не прекращена: пока не будет уволен директор Гиса Тавкешев, водители отказываются садиться за руль и обсуждать компромиссы.

Республиканский комитет профсоюза работников автотранспорта и дорожного хозяйства к забастовке отнесся критически - та была объявлена стихийно, без предварительного уведомления и с нарушением российского законодательства. А "Солидарность" отправилась разбираться в ситуации на месте.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

- Это в Москве можно так чего-то добиваться, а здесь чего добьешься? - задается вопросом таксист, везущий меня на место событий.

Бастующая автоколонна расположилась на дальнем краю Нальчика. Отсюда на маршрут выходят (вернее, выходили) городские и междугородные автобусы, относящиеся к МУП "НальчикАвтобусТранс", в которое недавно объединили несколько городских транспортных предприятий. Уже с утра в открытых воротах толпа из нескольких десятков человек.

- Подходите сюда, газета с Москвы приехала!

Впрочем, к журналистам здесь привыкли. Правда, вспоминают больше с неодобрением:

- Приезжали наши, местные, с телевидения, так в итоге показали в эфире новенькие автобусы - мол, как здесь все замечательно! - возмущаются шоферы. - Только вот телеканал "Мир" нас поддержал, но показали только один раз. А сейчас мы вас на наше кладбище сводим - только все фотографируйте!

Меня ведут к шеренге новеньких на вид японских микроавтобусов. Но у одного нет колес, у другого - стекла, у третьего - фар, четвертый и вовсе полуразобран...

- До чего довели парк городской - по три года всего машинам... Но запчастей нет. Так и получается: что-то сломалось - с одного снимешь, на другой поставишь. Это разве хозяин?

Сразу несколько вергилиев вызываются показать мне плачевное состояние, в которое, по мнению протестующих, вверг предприятие нынешний директор Гиса Тавкешев. Первым делом отправляемся в боксы, где обслуживаются автобусы. Между машинами - буржуйка, чуть поодаль - склад ДСП и деревянного лома, на растопку.

- У нас двадцать первый век на дворе, нанотехнологии, а тут дровами топим! - возмущаются шоферы.

- У нас котельная отапливала полностью гараж и еще соседний дом, - вторят им другие. - Тавкешев пришел - котельную порезали. Вот слесаря палки и ищут, чтобы погреться. А бухгалтерию-то отапливают!

Кое-где, конечно, поставили батареи - но эффект зимой в больших помещениях от "комнатного" отопления, жалуются водители, никакой: Кабардино-Балкария, конечно, республика южная, но зимой здесь все-таки не Сочи... Кроме того, недавно на предприятии за долги отключали свет.

А мы идем дальше - в цех, где стоят и обслуживаются междугородные автобусы. Здесь я вижу несколько новых машин, но в основном шоферы в дальние рейсы из Нальчика ездят на "Икарусах" времен советско-венгерской дружбы. Один из них заведен и работает вхолостую - от выхлопов уже через пару минут мне становится нехорошо.

Наш разговор с шоферами постепенно переходит на другие темы - в частности, на заработную плату.

- Я получаю восемь-девять тысяч за двадцать рабочих дней, - говорит один.

- А я - вообще пять триста! - вторит ему другой.

Правда, это без учета премиальных с продажи билетов. К тому же, у междугородников, городских водителей и ремонтников зарплаты разные. В среднем "по больнице" выходит, по их словам, тысяч по десять-двенадцать. Но эту зарплату, говорят мне, регулярно задерживают.

- По ремонтной зоне мы ходили и правдами-неправдами свои деньги получали, - рассказывают слесаря. - Перед Новым годом мы уже угрожали остановить работу - хотя сейчас слесарям никто не должен.

Погасили и задолженность водителям. Сейчас, по словам главы рескома профсоюза работников автотранспорта и дорожного хозяйства Анны Головатенко, деньги не выплачены только итээровцам - всего около 170 тысяч рублей. Правда, водители склонны иронизировать:

- Когда мы встали, показали нам фокус: свет включили, деньги дали.

История с задержками длится давно - в середине минувшего года по результатам обращения водителей предприятие проверяла прокуратура:

- В августе мы проводили проверку на предприятии, - рассказывает первый заместитель прокурора Нальчика Алексей Вовк. - Факт задолженностей по зарплате был подтвержден, и Гиса Тавкешев был привлечен к административной ответственности.

Сейчас, после начала забастовки, предприятие вновь проверяется...

ИНТЕРМЕДИЯ: БЭКГРАУНД

- У вас там, в Москве, жить интересно, наверное, - три сельских пацана слегка угрожающего вида усмехаются, сидя в салоне видавшей виды машины; из колонок доносится голос Тимура Муцураева, культового среди местной молодежи чеченского барда-"ваххабита". - А у нас в республике жить весело. Вот мы - что у других отберем, тому и рады. Работы нет, денег нет, ..., скука, в общем. Весь здешний ваххабизм отсюда.

Кабардино-Балкария, напомним, регион дотационный. Вроде бы, если верить победным реляциям республиканских властей, безработица в республике падает завидными темпами - чуть не на 20% за минувший год. Но все равно ее уровень для России крайне высок: если верить Госкомстату, в конце минувшего года работу здесь не мог найти каждый десятый. Люди на улице же утверждают, что реальная цифра выше раза этак в два. Да и "средняя зарплата", которая в прошлом году здесь составляла 12, а с нынешнего января 14 тысяч - цифра довольно абстрактная: зарплаты по 6 - 8 тысяч здесь вполне обычны.

Для мужского населения палочкой-выручалочкой в Нальчике, как и на всем Кавказе, является как раз шоферский труд - кто идет в маршруточники, кто таксовать:

- Здесь, в Нальчике, скоро пробки будут, как в Москве: все, кто может, покупают себе хоть плохонький автомобиль и на нем зарабатывают. А вариант для женщин - купить место на рынке и торговать, - поясняет мне профработник со стажем Галина Грибова.

Подрабатывают в такси и многие водители, тем более что некоторые из них приехали в Нальчик из села, и им приходится тянуть на себе еще и съем жилья. (Снять однокомнатную квартиру в городе стоит в месяц около 7 тысяч рублей).

А ведь в обилии частных перевозчиков кроется, кстати, одна из причин бедственного положения автотранспортных предприятий: муниципальный транспорт, говорят нальчане, и так-то работая в убыток, попросту не выдерживает конкуренции...

Частники также помогли отчасти сгладить эффект от забастовки. Тяжело пришлось прежде всего жителям горных балкарских сел, с которыми и раньше сообщение было слабоватым - по автобусу в день на несколько аулов, для жителей которых это был единственный, кроме частных авто, способ связи с городом. "Газели", пущенные взамен бастующих "ПАЗиков", с меньшей вместительностью, едва ли смогли спасти ситуацию...

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

...И снова проходная автоколонны, через час после моего первого визита. Бастующие водители обступили заместителя главы Нальчика Игоря Кладько, который приехал убеждать их выйти на работу. Диалога явно не выходит. Требование водителей - снять директора, но город этот вариант рассматривать отказывается. В свою очередь, без этого водители не хотят ничего слышать ни о каких принимаемых мерах...

Разговор ни к чему не приводит, и я удаляюсь в административное помещение, где собирается комиссия во главе с Кладько, созванная, чтобы урегулировать конфликт.

Самого директора на месте нет - уехал в командировку в Ставрополь, договариваться о предоставлении городу дополнительного транспорта на замену не вышедшему на маршруты. ("Злые языки" из водителей, правда, говорят, что уже после этого директора видели на улицах города.) Его обязанности исполняет заместитель Альберт Бирмамитов. Его я спрашиваю, что мешает наладить элементарные условия в рабочих помещениях.

- Боксы, о которых вы говорите, принадлежат не недавно объединенному "НальчикАвтобусТрансу", у которого своих помещений сейчас там просто нет, а предприятию-банкроту "Нальчикское объединение пассажирского транспорта", - разъясняет мне Бирмамитов сложные имущественные отношения на автобазе. - "НальчикАвтобусТранс" пользуется ими по договоренности с его арбитражным управляющим. По мере возможности мы там перекрыли крышу и сделали хотя бы частичное отопление. Для того чтобы провести отопление как следует, требуются серьезные вложения. Но мы не знаем, останутся ли у нас эти помещения или будут проданы. Сейчас решается вопрос об их приобретении. Кроме того, уже заказываются недостающие запчасти.

За последние годы, объясняют в руководстве причину бедственного положения "НальчикАвтобусТранса", предприятию задолжал круглую сумму - 37 млн рублей - республиканский Минфин, не перечисливший деньги на оплату проезда льготников. Сейчас деньги все-таки стали поступать - в распоряжении предприятия оказалось около 14 млн рублей.

- Прорабатывается вопрос введения на предприятии внешнего наблюдения, - говорит Игорь Кладько, - и предложения по финансовому оздоровлению...

- Проблемы накапливались годами: здесь сменился не один директор, и не один раз оно банкротилось, менялись формы собственности, - говорит глава рескома профсоюза Анна Головатенко. - Решить все в один миг просто невозможно.

ГДЕ ПРОФСОЮЗ?

- Профсоюз должен действовать в рамках правового поля, - объясняет мне Головатенко позицию рескома, не поддержавшего забастовку. - Бастовать они стали вне закона, не уведомив никого заранее. Мы предлагаем людям создать рабочую группу и гарантируем им, что, если начнутся притеснения, будем разбираться по каждому человеку отдельно. Но разговора по существу у нас не выходит, - сетует председатель рескома. - Часть водителей, кстати, согласны выйти на работу - им, похоже, просто не дают другие...

- Что же вы не оформили забастовку, как полагается? - спрашиваю я водителей на следующий день.

- А как полагается? Мы, когда вышли, всех оповестили, и власти, и профсоюз, - и вправду демонстрируют бастующие полное незнание российского забастовочного законодательства. - Накипело у нас. К тому же мы водители, мы всех прав не знаем - мы знаем свои автобусы, а этим юристы должны заниматься. А где наш профком - не знаем мы такого.

- А вы-то - члены профсоюза? Взносы платите? - спрашиваю я.

- Так как в советское время заявления подавали, так и платим.

На заседании комиссии прозвучало предложение провести собрание трудового коллектива с целью избрать на предприятии новый состав профкома - чтобы у бастующих появился, наконец, лидер, с которым можно было бы говорить по существу.

Впрочем, параллельно с этим глава комиссии огласил и другую задачу - "законными средствами" прекратить забастовку. Собственно, уже в день моего приезда среди протестующих ходили распечатанные уведомления о расторжении трудовых договоров "по статье" в случае невыхода на работу, правда, пока не заполненные.

Еще об одном тревожном "звоночке" корреспондент "Солидарности" узнал, ненароком услышав в коридоре городской прокуратуры разговор работницы-управленца "НальчикАвтобусТранса":

- На нас уже давят, - говорила она. - Если с ними не разберемся, то того и гляди к нам с проверкой придут.

Впрочем, первый заместитель прокурора города, чьи слова уже цитировались нами в статье, Алексей Вовк, сообщил "Солидарности", что о рассылаемых уведомлениях ему ничего не известно.

КОМУ ВЫГОДНО?

Некоторые из моих респондентов поделились подозрениями, что такая принципиальность водителей, которые не хотят идти на диалог, пока не снимут директора, вызвана "политическими причинами". Кто-то, дескать, пользуется бастующими, чтобы Тавкешев ушел. Естественно, когда я задал этот вопрос водителям, они долго смеялись.

- Это они сами выдумывают, потому что он в депутаты баллотируется от известной партии... - говорят они мне.

- Водители просто доведены, но как правильно поступить, не знают, - высказывает, пожалуй, самую здравую точку зрения профработник Галина Грибова. - Беда в том, что с ними никто не хочет говорить и работать. Если бы у руководства был нормальный контакт с коллективом, ничего этого не было бы. А так - людей держат, извините, за быдло.

КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР

24 января стало известно, что водители "НальчикАвтобусТранс" все же вышли на работу. Как сообщила "Солидарности" предрескома отраслевого профсоюза Анна Головатенко, они согласились создать рабочую группу по урегулированию сложившейся на предприятии ситуации. Впрочем, по информации СМИ, в случае неудовлетворения требований протестующих забастовка может возобновиться с 20 марта.

Александр ЦВЕТКОВ

Комментарий

Виктор МОХНАЧЕВ, председатель профсоюза работников автотранспорта и дорожного хозяйства РФ:


- Для нас эти события были неожиданностью. Но после получения информации об акции протеста мы подготовили телеграмму в адрес главы администрации Нальчика, в которой выразили обеспокоенность ситуацией и поддержку требований водителей об установлении справедливого финансирования городских пассажирских перевозок и погашении задолженности по заработной плате.

Я не удивляюсь, что водители автобусов в Нальчике дошли до забастовки. Взять хотя бы задолженности. Заработная плата у них и так невысока - в среднем по предприятию 11 400 рублей. Это значительно ниже, чем в среднем по нашей отрасли. Но это неудивительно: тариф перевозки на их городском транспорте - 10 рублей - куда ниже себестоимости (17 рублей 30 копеек). Мы неоднократно требовали, чтобы тарифы за проезд соизмерялись с себестоимостью провоза, но эти требования пока оставались без ответа. ЦК на протяжении несколько лет добивается, чтобы были разработаны методические рекомендации по установлению тарифов, но и этого сделано не было. Поэтому везде и всюду наши предприятия остаются убыточными.

Я абсолютно убежден, что ответственность за ситуацию, которая сложилась в Нальчике, лежит на городских чиновниках, которые должны были вникнуть в накопившиеся на предприятии проблемы. В частности, тот подвижной состав, который там используется, эксплуатировать нельзя.

Но, конечно, ситуация должна разрешаться в рамках правового поля. Странно, что забастовочный комитет отказался провести согласительные процедуры - это позволило бы решить многие вопросы, не прибегая к забастовке. Я не думаю, что одна лишь забастовка была причиной того, что были быстро ликвидированы задолженности перед работниками. Требование отставки генерального директора я считаю необоснованным: ведь, в частности, при таких долгах, которые накопились перед предприятием, едва ли он мог что-то сделать.

Я считаю, что меры, которые уже приняты руководством, все-таки послужат тому, что общий язык будет найден. Но, к сожалению, если транспортная политика, которая сейчас ведется в Нальчике, будет продолжаться, то возможен и второй тур протестов. И тогда мало никому не покажется.

Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика