Top.Mail.Ru
Свободное время

Учимся летать

Раздается команда “Пошел!”, и ты, не рассуждая, прыгаешь за борт самолета. Времени на раздумья нет - сзади подпирает следующий... Страх, свист, счет, хлопок... И вот уже ты паришь над землей... Корреспондент “Солидарности” выяснил, сколько времени, денег и нервов можно потратить на первый прыжок с парашютом и сколько удовольствия можно получить от этого приключения.


Долго думать насчет всяких условностей не хотелось. Поэтому критериев выбора первого летного опыта было два: средняя цена прыжка и относительная близость к Москве. Авиационный клуб “Аэроклассика” в деревне Ватулино подошел под оба условия. Если ехать на электричке, то приходится добираться аж на трех перекладных - электричка с Белорусского вокзала до станции Тучково, далее маршрутка до города Рузы, а оттуда уже рейсовый автобус либо такси до места назначения. Путь в одну сторону займет около трех часов и обойдется примерно в 150 рублей. Впрочем, если ехать автобусом от Москвы сразу до Рузы, получится несколько проще и даже немного дешевле. Встать придется рано - в 10.30 утра надо быть на месте. Причем прыжки производятся только по выходным и праздникам.

В качестве тренера нам был выделен инструктор Юрий. Обучение можно условно разбить на три части: чисто теоретическое, теоретико-практическое и практико-теоретическое. Общее время обучения - четыре-пять часов.
Итак, началась теоретическая часть обучения. Юрий расстилает перед нами парашют. Другой, но в запакованном виде, стоит рядышком. Он рассказывает о парашютной системе и ее особенностях. Далее описываются устройство парашюта, действия, производимые с ним парашютистом, и прочее.

Второй этап проходил в самолете (Ан-2), стоящем на земле. Сперва инструктор показывает, что нужно делать при высадке, а затем все участники группы подготовки самостоятельно тренируются в выпрыгивании, группировке, счете (свободный полет проходит в течении трех секунд) и выдергивании абстрактного пока кольца. После он рассказывает о нестандартных случаях, которые могут произойти с парашютируемым. Вот после этого рассказа большая доля желания прыгать куда-то неожиданно испаряется. Вместо нее приходят мысли о доме и семье.

Затем - заполнение анкеты и осмотр доктора. И подписание заявлений о том, что мы не пьяны и не имеем проблем со здоровьем, могущих помешать удачному завершению прыжка (давление, старые травмы черепа, мозга, опорно-двигательного аппарата и т.п.).

Оплата прыжка производится именно после этого этапа. 10 минут полета, 3 секунды падения и 2 минуты парения стоят 1200 рублей. Плюс придется оставить еще 600 в залог за оборудование. Если потерять парашютное кольцо (после, естественно, приземления), “спишут” 200 рублей. Примерно такие же расценки за не ко времени открытую “запаску” и подобные действия.

Последний этап - тренировка посадки. Далее снаряжение подгоняют, дают последние напутствия, и первая группа счастливчиков направляется к самолету вместе с пилотом и выпускающим (человеком, который будет помогать выпрыгнуть из самолета). Именно здесь, на борту, наступает самый ужас. Видишь бледные лица попутчиков, натянуто улыбающиеся по совету выпускающего. Слышишь шуточки разной степени идиотичности, думаешь: “Господи, да что ж это мне дома не сиделось?!”... И вдруг неожиданно звучит команда: “Руки в кольца!” Высота 600 - 800 м. Выпускающий открывает дверь, и первый из группы (честь ему и хвала) прыгает за борт... Я шел третьим.

Просто невозможно описать ощущения, возникающие сразу после “выхода” за дверь самолета... Я камнем лечу вниз (не забывая, впрочем, о верной группировке), судорожно сжимая рукой парашютное кольцо, которое в этот миг кажется дороже любых сокровищ. “Пятьсот двадцать один, пятьсот двадцать два, пятьсот двадцать три”, - с последним счетом руки с силой рвут заветное колечко. Раздается хлопок, и меня дергает вверх. Я поднимаю голову и убеждаюсь - парашют раскрылся правильно и полностью. Камень с души падает куда-то вниз, за ним опускается и взгляд. Передо мной расстилается Ватулино, за деревней виднеются еще какие-то поселения, поля, реки - словом, все то, чем так богата наша подмосковная природа. И, конечно, все это разноцветное, яркое великолепие обильно “приправлено” лесом... Со всех сторон начинают слышаться крики. Оглядываюсь по сторонам - кто-то уже подлетает к матушке-земле, другие только-только “раскрылись” и ловят первые мгновения осознанного полета. Минута. Полет нормальный... Тут-то отпускает окончательно, и начинаешь уже задумываться о посадке. Стропами управления слегка корректирую полет так, чтобы не унесло в сторону. Внимательно слежу за товарищами по полету, которые уже сели или собираются это сделать, дабы не “осчастливить” их собственным телом. Земля тем временем все приближается. Группируюсь для посадки. Земля. Вновь перевожу дух - вроде цел, но тут ветер подхватывает еще не опустившийся парашют и пытается нести меня по полю. Уже даже не обращая внимания на правила, подтягиваю какую-то деталь вниз (из головы все вылетело) и, привстав на дрожащих ногах, начинаю снимать парашют. Сел. Оглядываюсь в поисках своих... Собираю парашют и направляюсь к ближайшему ко мне человеку. Дружной компанией медленно тащимся в сторону базы, делясь впечатлениями о первом прыжке. Впечатлений масса, и пересказывать все не имеет никакого смысла.

К сожалению, на 30 человек, прыгнувших за три захода, обнаружились одни порванные связки и одна сломанная нога. Тем не менее вопроса “А будет ли второй раз?” ни у кого из нас не возникло: будет. Наверное, это сродни наркотику. После того как человек побывал в небе и вернулся целым и невредимым, его влечет туда с еще большей силой.

Александр КЛЯШТОРИН
Фото Николая ФЕДОРОВА
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте



Новости СМИ2


Киномеханика