Top.Mail.Ru
Свободное время

Цирк made in China

В Москву приехала акробатическая труппа из провинции Шаньдун

Мы привыкли, что если китайское - значит, ширпотреб низкого качества. Однако в Китае делают не только куртки и кроссовки, там делают и знаменитый шелк, оттуда пришло конфуцианство, и там же происходит непонятный для всех взлет экономики. Китайский цирк - это одно из достижений мировой культуры, сродни египетским пирамидам, только постарше их лет эдак на пятьсот.

Музыка Баха используется в качестве рингтона на мобильном, Ромео и Джульетта - наркоманы, от Пушкина осталось несколько пошлых стишков, суриковская “Боярыня Морозова” - материал для фотошопа... и только китайский традиционный цирк остался традиционным цирком, а не превратился в какой-нибудь постмодернистский мюзикл. Возможно, потому, что для всех за пределами Китая он и так экзотичен до невозможности. Сложно было бы придумать что-то более необычное, более щекочущее нервы и завораживающее. Одного того, что циркачи работают здесь без страховки, уже достаточно. Поэтому нет ничего удивительного в том, что на представления, которые акробатическая труппа провинции Шаньдун дает во время гастролей в Москве, все билеты раскуплены заранее, все места заняты. И, как в старые добрые времена, перед входом то там, то здесь толкались страждущие, бросаясь в толпу с вопросами о лишнем билетике.

Сколько китайцев поместится на одном велосипеде

Программа “Чудеса Желтой реки” идет в Театре Эстрады почти месяц: с 15 июля по 9 августа, однако зал не вмещает всех желающих увидеть китайское чудо. Что любопытно, очень много взрослых без детей, хотя для русского человека это непривычно. Как это? Цирк - это ведь детское развлечение! Красный нос, широкие желтые штаны, сладкая вата, говорящие попугаи и тигры, прыгающие сквозь огненные кольца. Ничего этого в китайском цирке нет. Никаких клоунов. Никаких животных. Только люди: акробаты, гимнасты, воздушные гимнасты, жонглеры...

Правильнее было бы назвать его даже не цирком, а акробатическим театром. У каждого номера своя философия. Нас не просто развлекают, нас просят задуматься. Например, знаменитая китайская тарелочка - вращающееся на длинной палочке блюдце - это солнце. А артист - посредник между светилом и людьми, удерживающий до четырех “солнц” на палочках. И не вина китайцев, что мы их далеко не всегда понимаем, что мы с ними говорим и думаем на разных языках. Впрочем, акробатические прыжки через развевающийся красный флаг, кажется, ввел зрителей в некоторое оцепенение. Эта аллегория нам хорошо известна. Правда, руководитель труппы уверял меня потом, что никакого политического подтекста в номере нет, просто красный и желтый - традиционные китайские цвета (именно они представлены на флаге КНР), и “красный - это значит красивый”. Сделаем вид, что поверили ему.

Китайский цирк не признает страховку. Вообще. Мастерство оттачивается до автоматизма, номер шлифуется до совершенства годами, падение практически исключено. Более того, часто в номере задействованы многочисленные группы, и падая, один артист может увлечь за собой и других. Так, например, девушка едет на велосипеде по кругу, а к ней непрерывно подсаживаются другие участники номера. В итоге на одном велосипеде помещаются, наверное, человек пятнадцать, если не двадцать! Я могла бы пошутить, что для китайцев это привычно: такое число людей на такой маленькой территории заставит и бОльшим количеством умещаться на велосипедах, но не буду. Потому что это действительно очень сложно сделать. И что будет, если девушка, которая крутит педали, вдруг потеряет равновесие - страшно даже представить.

Есть номера и попроще. Попроще - в том смысле, что если у кого-то что-то не получится, ничего, кроме самолюбия, не пострадает. Взять хотя бы номер со шляпами. Опять же пятнадцать-двадцать артистов, на каждом по три шляпы. Вы бы видели, что они этими шляпами вытворяют! Они не просто ими жонглируют, делая при этом всевозможные сальто, они, перебрасываясь шляпами, строят в воздухе целый рисунок. Есть замок из песка, а этот замок из воздуха. Одновременно парит такое количество шляп, и вместе они создают такой рисунок, что уже забываешь, что это дело рук человеческих, и как завороженный смотришь на с одной стороны бесцельное, а с другой - такое четкое и продуманное движение. Упади одна шляпа - рухнет все. Но шляпа не падает.

Духовное и материальное

Вообще, все номера с виду кажутся очень простыми. И в этом заслуга постоянных улыбок на лицах артистов и их воздушной пластики. Кажется, что костей у них нет вообще, а тело подчиняется любым, даже самым нелепым и замысловатым приказам разума. Но за этим стоят, конечно же, годы и годы занятий ушу, цигун и прочими китайскими премудростями. Западная пресса пишет об ужасах воспитания гуттаперчевых мальчиков, которых отнимают у родителей чуть ли не с самого рождения. Однако же артисты, которых я видела, не выглядели измученными и несчастными.

Как мне рассказал руководитель труппы Яо Цзянго, дети начинают заниматься в цирке с 8 - 12 лет. Все 30 китайских провинций имеют свои государственные цирки и, соответственно, школы. Обучение в таких школах длится шесть лет, после чего выпускника могут взять в труппу. И попасть туда не так-то просто. Мало быть способным и натренированным физически, руководители труппы оценивают как внешние данные (лицо, рост, телосложение), так и умственные (претендент должен понимать, что и зачем он делает, учитывается и знание таких дисциплин, как математика). Конкуренция очень большая.

Быть артистом цирка в Китае - очень почетно. И зарабатывают они немало. В Китае артисты делятся на четыре категории. Высшая - это, по-нашему, народный артист. Низшая - выпускник школы. К какой категории относится артист, определяет специальная комиссия. По категории и зарплата. Для каждой тариф свой, и устанавливается он государством. 1000 долларов в месяц - для высшей, для низшей - около 400, но это “домашние” расценки. На гастролях платят больше. Так, по словам Яо Цзянго, каждый циркач его труппы за выступления в Москве получит дополнительно 2000 долларов (а всего в труппе 30 человек). Казалось бы, не такие большие деньги для народного артиста, наши Пугачева или Киркоров получают в разы больше, но не забывайте, что в Китае и цены другие, и система другая. Там можно на 1 доллар купить 4 кг мяса, 5 кг фруктов...

Век артиста цирка недолог: в 35 лет, плюс-минус три-четыре года, он отправляется на пенсию. Впрочем, и в России акробаты и гимнасты довольно рано уходят со сцены. У пенсионера есть все шансы стать тренером, руководителем труппы. Так, к примеру, в свое время поступил и Яо Цзянго. Он рассказал, что был в Москве еще артистом в 1986 году, а вот теперь - впервые - привез сюда и свою труппу. Кажется, приемом русских он доволен, хотя говорит об этом довольно сдержанно. Публика с восторгом встречает каждый номер, оценивая аплодисментами высочайший уровень артистов, отмеченных, между прочим, высшими цирковыми наградами: премиями “Золотой клоун” и “Золотой лев”.

Несмотря на очень плотный график работы (выступления проходят ежедневно, а то и по два раза в день) и тренировки за два часа перед каждым выступлением, артисты смогли выделить один день на экскурсию по Москве. С утра до ночи они гуляли по городу, посетили мавзолей Ленина, Красную площадь, Воробьевы горы, Парк Победы - всего, пожалуй, и не перечислить. “Москва очень красивый город”, - отметил Яо Цзянго.

Юлия РЫЖЕНКОВА
Фото Николая ФЕДОРОВА
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте



Новости СМИ2


Киномеханика