центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+

Трудовой конфликт

Забастовка на “АВТОВАЗе”: мифы и реальность


Забастовка рабочих ОАО “АВТОВАЗ” обещала быть, по заявлениям СМИ, одним из самых ярких и значительных событий в рабочем движении лета 2007-го... Но таковой не стала. Руководство предприятия проигнорировало требования забастовщиков о повышении зарплаты, пообещав подсчитать убытки и наказать виновных. Профсоюзные организации “АВТОВАЗа” - профкомы АСМ и “Единство” - от ответственности за проведенную акцию отказались. Зарплата рабочих завода увеличилась лишь на 9,8% - согласно договоренности, достигнутой профкомом АСМ с руководством предприятия.

В СМИ дается разнообразная трактовка событий на “АВТОВАЗе”. Корреспондент “Солидарности” Наталья КОЧЕМИНА была на предприятии в момент забастовки. Результаты ее общения с работниками, представителями руководства и профсоюзных организаций завода “Солидарность” предоставляет читателям.

НА “ШАШКЕ”

“Шашкой” на АВТОВАЗе называют цеха, где идет работа на конвейере. Просто пол там такой, словно доска для популярной игры. 1 августа в послеобеденное время работников “шашечного” подразделения, а именно цеха 45-2, у конвейера было мало. Забастовка началась ровно в 11.45.

Иду вдоль конвейера. Прямо на глазах он начинает двигаться все медленнее, что и неудивительно: на протяжении 20 метров встречаю только двух работниц. Остальные либо курят за столами рядом с плавно текущими по конвейеру машинами, либо вышли на улицу перед зданием завода. На забастовку.

Работники столпились около второй вставки (так называется вход на завод), ждали представителей руководства. В итоге те появились, но прежде к прекратившим работу людям вышли представители профсоюза “Единство” - его глава Петр Золотарев, активист-рабочий Афанасьев и депутат Госдумы Анатолий Иванов - основатель профсоюза “Единство” на “АВТОВАЗе”. Позже, в беседе с корреспондентом “Солидарности”, они отрицали свою причастность к организации забастовки. Однако в редакцию передана видеозапись собрания, состоявшегося буквально за полчаса до начала акции. В обеденный перерыв, в столовой, где работники обсуждали выходить или не выходить на забастовку, перед ними выступали те же представители “Единства” и депутат. Цитирую последнего: “Если вы сейчас выйдете на забастовку, то это будет правильно и хорошо”. Иначе как призывом к протестным действиям данный спич не назовешь.

Между тем легитимной состоявшаяся акция тоже не была. И по словам председателя профкома профсоюза АСМ Николая Карагина, о беседе с которым расскажу позже, имело место самовольное прекращение работы. Значит, наказания не миновать. Правда, и Золотарев, и Карагин пообещали вступиться за участников протеста, но удастся ли им защитить людей?

Скажу сразу: среди участников акции в основном женщины и молодые парни. Люди объяснили, что разряды, по которым работают в бастующих цехах, низкие, 3 - 4. Возможности повысить разряд даже после 10 лет работы нет. Потому и зарплаты невысоки, и идти работать на конвейер желающих немного. Вот и остаются женщины да молодежь...

- Мы получаем 7 тысяч рублей, - сказали мне участницы митинга. - А ведь с нами живут дети. Родители престарелые. Ребенок сейчас больше меня ест, растет. Ему одеваться надо, каждый сезон - одежду. Сейчас все платное, даже школа. Мы посчитали количество кузовов, которые мы выпускаем за 22 рабочих дня, и их стоимость и разделили на приблизительное количество рабочих, задействованных в производстве. Выходит, что зарплата у нас в среднем должна быть 48 тысяч. Мы же требуем 25.

- Зарплата не ахти. С надбавками, премиями выходит 7 - 8 тысяч, - поддерживает женщин молодой рабочий. - Мы работаем слесарями, 3-й разряд. Повысить его никак невозможно. Я работаю 5 лет, а кто-то уже и по 20 лет, и все равно имеют 3-й разряд. То есть нет стимула. Образование у меня среднеспециальное по 4-му разряду, но меня по нему не приняли. На больничный сейчас не уйдешь: стаж маленький, оплачивают только 30 - 40%. Поучиться дальше можно. На заводе даже оплачивают, но я не учусь. Обучение все равно платное, а лишних денег нет.

Поддержать бастующих вышли люди и из других цехов.

- Мы контролеры. У нас зарплата - 5 - 6 тысяч, и это с учетом работы в выходные, - рассказала мне пожилая женщина. - А молодежь получает вообще копейки, половину от нашего заработка. Все бегут с завода.

По официальной информации, представленной в большинстве СМИ, средняя зарплата на заводе - около 14 тысяч рублей. Но ориентироваться на данную цифру не стоит. Согласно расчетным листам, которые корреспонденту “Солидарности” предоставили сами рабочие, на руки (за вычетом налогов, пенсионных отчислений и профвзносов) люди действительно получают в основном 7 - 8 тысяч. По словам бастующих, прожиточный минимум в городе - около 4,5 тысячи рублей, квартплата за стандартную “двушку” - около 2,5, а цены в магазинах от столичных отличаются мало (по собственным наблюдениям).

Периодически подхожу к конвейеру. В цехе душно, и сложно выдержать более 10 минут. На первой линии работников становится все меньше, и скорость движения полусобранных машин замедляется. Если идти вдоль конвейера, то движение его практически не заметно. Тем временем к бастующим выходит директор сборочно-кузовного производства (куда входит и забастовавший цех) Шендяпин. Люди собираются вокруг начальника, требуют показать его расчетку: какова зарплата? Тот в ответ просит возобновить работу. В общем - разговор безрезультатный. Сразу после визита начальника активисты профсоюза “Единство” объясняют работникам, как писать объяснительные по поводу их отсутствия на рабочем месте. Смысл объяснительной таков: мол, 1 августа был на забастовке, организованной профсоюзом “Единство”. И что тогда считать правдой, если в беседе с корреспондентом “Солидарности” лидер “Единства” Петр Золотарев назвал участие профсоюза в забастовке чисто консультативным?

Время близится к окончанию работы смены “А”. Конвейер так и не был остановлен. Правда, по словам работников, часть машин идет недоукомплектованной - выпадают операции, которые должны выполнять бастующие.

ДИАЛОГИ БЕЗРЕЗУЛЬТАТНЫЕ

Из представителей наиболее многочисленной организации профсоюза АСМ нахожу только председателя профкома сборочно-кузовного производства (СКП) Михаила Зубова.

- Я солидарен с людьми в том, что уровень зарплаты сегодня не высок, но я не согласен с подобным методом действий, - заявил он. - Работники обратились изначально 16 июня в адрес руководства профкома. Им были установлены сроки и даны ответы, что вопрос повышения зарплаты требует длительной проработки. И мы планировали это начать с проведением колдоговорных конференций, оформить это как постановление конференции с последующим обсуждением на согласительной комиссии. К сожалению, ситуация развернулась несколько по-иному. И сегодня надо подумать, как предостеречь администрацию от резких действий, что вполне возможно.

О количестве участников забастовки предпрофкома СКП сказал:

- На главном конвейере два цеха. В цехе (45-3) - 1800 работников, в 45-2 - порядка 2,5 тысячи. Последнюю цифру надо разделить на 6 (порядка 400 человек) - это две смены, в каждой смене по три метки. Если никого нет, это не значит, что все не работают. Кто-то и хотел работать, но вынужден стоять из-за того, что перед ним операция не сделана, и ему свою операцию делать невозможно. Поэтому сложно судить о количестве отказавшихся от работы.
А к бастующим тем временем вышли два зама директора СКП: по производству - Владимир Чечеткин и по персоналу - Владимир Новиков.

- Идет массовая некомплектная сборка, - пояснил Чечеткин ситуацию на конвейере. - Ладно, можно потом эти машины собрать, но это не говорит о том, что мы их продадим. Сегодня 94 тысячи автомобилей стоит. - И по поводу забастовки: - Закон предусматривает, если это забастовка, то должен быть создан забастовочный комитет. Уведомления о забастовке не было.
Интересуюсь, для чего представители руководства вышли к бастующим. Ведь пообещать повышения зарплаты они не могут. Не тот уровень.

- Мы должны решить вопрос о работе, когда они вернутся на рабочие места, - ответили замы. - Потому что каждый несобранный автомобиль - это железо, которое осталось на заводе, его придется очень много дорабатывать. - И в отношении ответных действий руководства: - Мы выдали во все коллективы ответы. Предпринимаем все действия в рамках собственных полномочий, в том числе по сбалансированию зарплаты среди отдельных категорий работников. В этом году около 20 млн рублей дополнительно израсходовано на эти задачи. Эта работа ведется планомерно, и об этом мы уведомили все трудовые коллективы. У нас существует единая схема решения вопроса зарплаты - это колдоговор. Сейчас во всех цехах ведутся собрания, конференции, готовится материал к конференции производства. Мы изменяем систему премирования. Это находится в сфере нашей деятельности, полномочий производства. Плюс будет в одном - нужные элементы для предприятия, подразделения будут стимулироваться в большей степени, незначительные - в меньшей. Условия труда меняются. За условия труда у нас доплата. На сегодня в сборочно-кузовном производстве не достает порядка 200 человек. Это меньше 1%. Текучка приличная. Она увеличилась в этом году.

Но ведь зарплата у людей действительно низкая, - замечаю я, и получаю ответ г-на Новикова: - Средний разряд по конвейерам - 3 и 4. Но у нас есть и цеха с высокими разрядами (ремонтные). Там и квалификация совсем другая, и работа. Для рабочих мест на конвейере характерна интенсивность, привязка к конвейеру. Но все это компенсируется доплатами. И та работа оплачивается несколько иначе. Все получают в соответствии с их рабочим местом, с той работой, которую они выполняют.

ИТОГ АКЦИИ

Забастовка, начавшаяся в 11.45, завершилась в половине четвертого, то есть продлилась до конца работы смены “А”. Следующая смена приступила к работе без опозданий. Была приостановка и в цехе “Мотор-3”. Правда, только на полчаса. Как рассказала сотрудница цеха, активистка профсоюза АСМ, работники с утра узнали, что главный конвейер встанет.

- Решили на свой страх и риск тоже остановиться хотя бы на час. Не получилось, - говорит женщина. - Мы простояли полчаса. Подбежали начальник цеха, начальник корпуса, начальник участка, начали спрашивать с нас объяснительные, записывать фамилии. Как только это началось, люди рассосались, осталась только наша бригада 311. Остальные начали работать. Нас поддерживали несколько бригад, но не весь цех. Некоторые отказались сразу, потому что побоялись, что уволят. Ко мне подошел один человек из нашей бригады и предложил все это прекратить, так как окажется, что отвечать будем только мы. В бригаде у нас 19 человек, но многие отсутствуют - отпуск. Потом подошел начцеха и сказал: “Давайте сойдемся на том, что все погорячились, вы сделали ошибку, наказан не будет никто.” Сегодня мне рассказывали, что, когда люди шли в столовую, их тащили за руки: идите, посмотрите, главный конвейер работает. А буквально вчера перед обедом нам принесли листки, что повысили процент за профмастерство. Было 8%, стало 12%.

По официальным данным, всего бастовало 100 работников. Об этом мне сообщил председатель комитета профсоюза АСМ Николай Карагин. А то, что людей перед входом в цех 45-2 было гораздо больше, объяснил тем, что присутствовало много сочувствующих, пришедших поддержать бастующих в свое нерабочее время. Активисты профсоюзов “Единство” и АСМ, участвовавшие в забастовке, говорили о значительно большем количестве работников, покинувших конвейер 1 августа. По словам Петра Золотарева, рабочие уполномочили его вести переговоры с руководством о выполнении их требований и о судьбе участников акции. Как сообщили сами рабочие, есть приказ руководства: уволить по человеку из каждой бастовавшей бригады.

Поскольку большинство людей, предоставивших мне информацию как о забастовке, так и о ее последствиях (поскольку законные процедуры для выхода на акцию соблюдены не были), отказались назвать свое имя, я попыталась получить комментарий в руководстве предприятия. Обратилась в пресс-службу, где получила ответ, что все начальство уже отбыло в столицу, и говорить со мной некому. По факсу отправила вопросы на адрес пресс-службы, но ни одного четкого ответа не получила. За отсутствием таковых, предлагаю текст полученного ответа:

“В настоящее время по поручению руководства ОАО “АВТОВАЗ” происходит уточнение экономического ущерба, который был нанесен предприятию во время отказа от работы некоторых работников предприятия. Также рассматривается вопрос о привлечении отказавшихся от работы к ответственности, в соответствии с Трудовым кодексом РФ.

На данный момент мы не располагаем официальной информацией о числе участников акции, перечне подразделений, которые ее поддержали, а также о конкретных мерах воздействия, которые будут применены к нарушителям трудового законодательства.

В этой связи вся интересующая вас информация будет предоставлена вам сразу после ее официального обнародования.

Что касается вопросов, связанных с повышением зарплаты, то они на “АВТОВАЗе” решаются в рамках трудового законодательства и действующего коллективного договора. Для сведения сообщаем вам, что в 2007 году на предприятии дважды проводилась индексация заработной платы. Общее повышение зарплаты с начала года составило 9,8%, что соответствует уровню инфляции в Российской Федерации.

Начальник пресс-центра В.Г. Арцыков”

Кстати, один из профактивистов профсоюза “Единство” Антон Вечкунин был арестован накануне забастовки. По словам самого Антона, его арестовали, когда он возвращался с работы: “Меня сначала двое суток “пасли” у дома, потом я увидел подозрительное лицо в раздевалке, думал, что просто ведется наблюдение, как это уже происходило с рабочим Афанасьевым, за которым следили на работе”. Еще один работник Александр Дзюбан был задержан службой безопасности предприятия при попытке внести на завод листовки с требованиями рабочих.

О ЗАРПЛАТЕ И УСЛОВИЯХ ТРУДА

Пора рассказать, чего же требовали забастовавшие. Во-первых, уже указанного повышения зарплаты до 25 тысяч рублей. И цифра эта взята не с потолка. С такими обещаниями члены партии “Единая Россия” вышли на выборы, состоявшиеся в марте. С той разницей, что “ЕР” обещала довести зарплату до этого уровня к... 2010 году. Согласитесь - разница. Остальные требования корреспонденту “Солидарности” предоставила член профсоюза АСМ, работница цеха “Мотор-3”. Среди них - независимая экспертиза аттестации рабочих мест, доплата за работу на конвейере, за нарушение температурного режима, за выслугу...

Но в отношении данных требований у рабочих разных подразделений нет однозначного мнения. Вот что рассказала Людмила Никулица, председатель цехкома профсоюза АСМ цеха 14-1 кузнечного производства, водитель погрузчика:

- Зарплата действительно не оплачивает того труда, тех физических затрат людей за 8 часов работы. На конвейере еще можно дышать. Придите в кузницу, где выстроены ниткой пресса, которые штампуют горячую заготовку! У нас люди даже воздух подключают и ставят шланг позади себя, чтобы хотя бы обдувало. В цехе есть система вентиляции, но ей уже более 35 лет. Она изнашивается, выходят из строя электродвигатели. Если раньше при этом электрик шел на склад и брал новый электродвигатель, то сейчас ему не на что менять. Нет и запчастей, на это нет денег. У нас зарплата немного больше, так как есть возможность переработки - мы штампуем еще детали не только на конвейер, но и на сборку детали, есть коммерческие заказы. А без переработки человек будет получать “грязными” 6 тысяч. Молодой кузнец начинает работать по 3-му разряду, у него около 6 тысяч.

- Мы понимаем, что не дадут нам сейчас 25 тысяч. Даже 20 не дадут, - продолжает Людмила. - Во-первых, надо, чтобы автомобили
подорожали. А если они подорожают, кто их будет брать? Тут надо другие выходы искать. Вы удивитесь, но я считаю, что нам не надо повышать зарплату, как это ни парадоксально. С 1 июля нам проиндексировали зарплату, а в июне подорожали продукты. Такая тенденция у нас всегда. Два года назад мы добились увеличения тарифов и окладов на 30%. И тут же все в городе подорожало. Поэтому нам надо обращаться в правительство, чтобы они это ценообразование контролировали. У нас хлеб в городе подорожал на 15,5%. Раньше дарницкий стоил 9.50, сейчас - 14. Яйца резко подорожали к Новому году - стали 25 - 26 рублей. Молодая картошка - 30 рублей за кг. Сахар был около 600 рублей мешок, а сейчас уже за 800... Поэтому я считаю, что пока не будет твердой ценовой политики, хотя бы в области, повышать зарплату не надо. Повышения можно добиваться из прибыли завода. Например, в виде премий, которые наш профком выбивает.

Двое профактивистов АСМ, работников цеха “Мотор-3”, тоже считают, что зарплату повышать не стоит. Хоть мало, зато цены не вырастут. А Денис Иванов, начальник бюро подготовки кадров в Центре по работе с персоналом, а также член молодежной группы профкома АСМ, считает заводские зарплаты вполне нормальными. Он сообщил, что зарплата молодого ИТР составляет с премией порядка 9 - 10 тысяч. “Для города это нормально”, - констатирует Денис, однако признается, что сам, получая от 10 до 15 тысяч, вынужден искать подработку за заводскими стенами после смены на заводе. А минимальный доход, говорит он, для нормальной, без лишней экономии жизни семьи из трех человек в Тольятти составляет 25 тысяч в месяц.

КТО СРАБОТАЛ РЕЖИССЕРОМ

Теперь несколько слов об организаторах состоявшегося протеста. Есть несколько мнений. Первое - что зачинщиками были не просто рабочие. Об этом мне сообщил председатель профкома АСМ Николай Карагин:

- Это не были стихийные действия. Это было кем-то спланировано, подготовлено и даже профинансировано. Ходили конкретные люди по цехам, уговаривали. Активисты профсоюза “Единство” занимались подстрекательством. Но забастовкой эту акцию назвать нельзя, потому что конвейер работал, и другие подразделения завода тоже работали. Это, скорее всего, будет трактоваться не как забастовка, а как отказ отдельных людей от работы. Хотя все преподносилось как забастовка. Но это специально спланированная акция для того, чтобы, может быть, кому-то заработать политический капитал на будущее, кому-то о себе заявить или падающий авторитет приподнять. Потому что интересно ведет себя профсоюз “Единство”. Их год практически не было слышно. В последнее время в городских конференциях его лидеры не участвуют, и у них падает численность. В лучшие годы она у них была около 5 тысяч, сейчас - 750 - 800. Забастовка у них не удалась, но для себя они пиар сделали хороший. Мы встречались с людьми, объясняли, что их действия будут незаконными, рассказывали, что сделал профком за последнее полугодие, какие прогнозы на будущее. Но все безрезультатно.

Как я уже писала, лидер профсоюза “Единство” Петр Золотарев от лавров режиссера состоявшейся акции отказался:

- Наш профсоюз сразу заявлял, что мы не являемся организаторами забастовки, а помогаем работникам реализовать свое право на забастовку. Собрание провели в обеденный перерыв и сказали, что они приступают к забастовке, и попросили представителей профсоюза быть представителями трудового коллектива при переговорах и назвали меня. Я согласился.

Сами участники забастовки говорят что, профсоюз “Единство” их организовал. А активисты обоих действующих на заводе профсоюзов, с которыми я встретилась на следующий после забастовки день, сообщили о том, что стачкома как такового не было - люди просто дошли до ручки и решили выйти на акцию. И принадлежность к любому профсоюзу в данном случае роли не играет. Это я могу подтвердить. Среди участников акции, с которыми мне удалось пообщаться во время командировки, были как члены АСМ, так и члены “Единства”. Были и вовсе “безыдейные”, не вступившие ни в один из профсоюзов.

- Тут дело не в политике, - объяснили мне забастовщики. - Нам просто не на что жить, поэтому и вышли на акцию.

С ПОЗИЦИИ ПРОФКОМА

В адрес профкома АСМ во время забастовки рабочие высказывались очень неоднозначно. С одной стороны, люди ждали, что Карагин к ним выйдет, ведь большинство работников состоят именно в этом профсоюзе. С другой стороны - кляли колдоговор и профком, не поддержавший протестующих.

- Зачем мне все эти льготы, - заявил электрик цеха 48-8 Роман, который пришел поддержать бастующих в нерабочее время. - У меня 10 тысяч зарплата. Конечно, недостаточно. Я не пользуюсь льготами. За 8 лет работы я не был ни в одном санатории. Из профсоюза вышел, потому что не ощущаю его работы. Они помогают приезжим, добиваются места в общежитии, а мне нужна квартира. Добиваются маршрута на дачу - я туда не езжу. Давайте заводом заниматься. Были бесплатные проездные. Сейчас 50% оплачивает завод, кому-то - 30%. Были проездные на все маршруты, сделали только на “вазовские”. Но галочка осталась: есть льготные проездные. А смысл их?

Однако женщины - участницы забастовки, когда я начала говорить с ними конкретно по имеющимся позициям колдоговора, признали, что льготы важны и нужны. Допустим, оплата за месячное пребывание ребенка в детском саду в Тольятти стоит 5 - 9 тысяч. При мне активист профсоюза “Единство” уточнил по телефону стоимость оплаты в детском саду “АВТОВАЗа” - 750 рублей. И это не единственная льгота. Есть льготы по проезду, действительно - только на работу и домой; льготы на питание (работники рассказали, что кормят в заводской столовой отлично).

Николай Карагин подробно рассказал, каких улучшений смог добиться профсоюз за последнее полугодие:

- На демонстрации 1 Мая мы заявляли, что если не будет подвижек по ряду вопросов, мы выйдем на коллективный трудовой спор. И подвижки произошли. Во-первых, нам удалось добиться отмены понижающего коэффициента на 0,725 и переход на 100% индексации зарплаты ежеквартально по итогам 2-го квартала, хотя прежде речь шла о 100% индексации по итогам 3-го квартала. Далее - добились мы и подписания договора с Акционерной страховой компанией “Асковаз” по добровольному медстрахованию. Там такая схема: какую-то часть платит сам работник (1 - 1,5 тысячи в год). Большую часть доплачивает завод. Мы, как профсоюз членам профсоюза компенсируем 160 рублей. Работнику по этому полису может быть оплачено 30 тысяч рублей, он может пройти лечение в любом стационаре города. Подписан договор с негосударственным Пенсионным фондом “АВТОВАЗа”, потому что очень многие работники являются участниками. Были проблемы по продажам автомобилей работникам завода по программе 50/50. 50% сразу, а на остальное рассрочка на 2 года.

- Предложение повысить зарплату до 25 тысяч одномоментно - очень сложное, - продолжает Николай Михайлович. - В своих предложениях руководству на 2008 год мы обозначили и повышение минимального уровня оплаты труда низкооплачиваемым категориям работников - 1, 2, 3, 4 разряды, тем, кто на окладах. В том числе - предложение об упреждающем повышении ставок и окладов на предполагаемый процент инфляции, чтобы, когда с 1 января повышаются тарифы на услуги ЖКХ, мы могли уже в январе повысить оплату труда на предполагаемый процент и тем самым компенсировать рост стоимости услуг. Сейчас ведь с 1 января тарифы повышаются, а мы только с 1 апреля повышаем тарифы и оклады. Вроде бы понимание нашли, надеемся на будущий год это отрегулируем.

Но ведь зарплата реально низкая, заметила я, и получила ответ:

- Многие работники пишут заявление в бухгалтерию о вычитании из зарплаты оплаты услуг ЖКХ, телефона, кредита или того же автомобиля. И об этом забывают: видят, сколько они получили в аванс, сколько в получку - это как бы их чистая зарплата. Надо смотреть, сколько времени человек отработал, ведь иногда сказывается работа в предыдущем месяце. Я же не говорю, что у нас не низкая зарплата. По некоторым категориям вообще надо принимать более существенные решения. Проблема в том, что мы находимся в рамках того бюджета завода, который зарабатываем.

- А не получается ли, что, входя в ситуацию с заводом, за бортом оставляются нужды и чаяния работников?

- Проблема не в том, что мы входим в положение руководителей. Просто, ведя переговоры по колдоговору, мы получаем полную информацию по экономическому положению завода, проверяем ее. И мы не должны принимать таких решений, которые бы приводили к остановке завода, прекращению его деятельности. Потому что Тольятти очень сильно зависит от “АВТОВАЗа”, множество людей завязано на “АВТОВАЗ”. У нас 105 тысяч работников, а вместе с семьями будет 350 тысяч. Плюс поставщики - в Тольятти это больше 20 предприятий, и это еще тысяч 100. То есть больше половины города зависит от завода. И подвергать всех этих людей риску остаться без работы в случае остановки завода мы не имеем права.

По итогам 1 полугодия мы были вынуждены снизить план производства - тяжело шли продажи. Соответственно меньше поступает средств, а при этом затраты на покупку материалов, комплектующих растут. Хотя наши службы не допускают большого роста. Плюс подорожание той же электроэнергии. Затраты завода увеличиваются. Мы обязаны это учитывать. Когда все проанализировали, просчитали мероприятия по снижению затрат, которые у нас в этот год запланированы, то нашли возможность обеспечить индексацию тарифных ставок и окладов на 4,6%. (Очень хотелось получить эти расчеты, однако мне их не предоставили. - Прим. Н.К.). Это не нанесет ущерба заводу. И мы все равно предлагаем искать разные варианты повышения зарплаты для категорий низкооплачиваемых рабочих. В том числе - дополнительные мероприятия по снижению затрат, по экономии. Речь не идет о сокращении численности, мы против массовых увольнений. Хотя как вариант это может быть. Но мы стараемся не допускать таких вещей, понимая, что люди, выброшенные на улицу в огромном количестве, не смогут найти работу в нашем городе. И еще мы предлагаем пересмотреть структуру управления завода и постараться и там снизить затраты. Потому что, на наш взгляд, есть подразделения, которые дублируют функции друг друга или слишком многочисленные. Есть обещание руководства завода, сделанное публично, что в этом году индексация тарифных ставок и окладов будет больше инфляции. Цифра была названа где-то около 19% в целом за год. А на 9,8% уже проиндексировали. Надеемся, что это обещание будет выполнено. Повышение будет, скорее всего, поквартально.

- По информации из Интернета, завод собирается сократить количество работающих процентов на 5. Так ли это?

- В прошлом году мы получали официальное уведомление о возможном сокращении на 4700 человек. По факту уволили по сокращению штата 68 человек, и то при согласии этих работников. В этом году мы получили уведомление о возможном сокращении на 1,5 тысячи человек. Тоже договорились, что только за счет естественной убыли, за счет текучести: увольнение на пенсию и т.д. По итогам полугодия только 43 человека уволены по сокращению штата, и тоже с их согласия.

- Как мне стало известно, на следующий день после забастовки в профком поступило обращение от работников двух цехов. Они предлагают поддержать их требования, а в противном случае обещают выйти из профсоюза.

- Есть обращение цехов “Мотор-3”, 46-1, 46-6, 45-2. Оформлены они интересно. В самом заявлении нет подписей, подписи прилагаются. Я не знаю, знали ли люди, что их подписи будут прикладываться именно к этому письму. Но не это главное. Они просят начать процедуру коллективного трудового спора. С цехом “Мотор-3” я встречался, говорил, что я, как представитель профкома “АВТОВАЗа”, представляю интересы всех работников завода. И принимать решение о коллективном трудовом споре только на основании ваших претензий не имею права. ТК предписывает порядок действия в этих случаях, с проведением конференции, при голосовании за начало процедуры коллективного трудового спора более 2/3 участвующих в конференции. От других подразделений таких заявлений не поступало. На заводе 600 цехов. Я им также сказал, что сейчас у нас проходит конференция по колдоговору, будет и полугодовая заводская конференция по колдоговору, где будут присутствовать представители высшего звена “АВТОВАЗа”. Там будет возможность высказать все предложения, замечания. До конца августа во всех подразделениях должны пройти конференции.

- Последнее повышение зарплаты реально ощутимо для работника?

- Давайте посчитаем. Самая маленькая зарплата - 6 тысяч плюс 300 рублей в месяц добавка. Но на эти 300 рублей “накручивается” профмастерство, премиальные. И в чистом виде эта сумма может превратиться в 400 - 450 рублей. Умножим это на шесть предстоящих месяцев - 2700 рублей.
2010-04-26 18:47:04


Комментарии: