В гостях у "Солидарности"

Северные проблемы

Наша газета продолжает серию интервью с членами межфракционной депутатской группы “Солидарность”
по взаимодействию с профсоюзным движением. Сегодня мы беседуем с Валентиной ПИВНЕНКО, председателем Комитета Госдумы РФ по проблемам Севера и Дальнего Востока.


- Валентина Николаевна, расскажите о своей работе в профсоюзах. И как у вас сейчас складываются взаимоотношения с профсоюзами?

- Я пришла в профсоюз прямо с производства: работала в Петрозаводском леспромхозе начальником отдела труда и зарплаты и неожиданно была избрана секретарем Карельского обкома профсоюза работников местной промышленности и коммунально-бытовых предприятий. Потом я была заведующей отделом производственной работы и зарплаты Совета профсоюзов Карелии. Перестройка затронула и профсоюзы, и я тогда была избрана председателем Совета профсоюзов РК. Очень пригодились опыт ведения переговоров и разрешения конфликтов, опыт работы с людьми, с трудовыми коллективами. А в 1994 году я была избрана депутатом Законодательного собрания Карелии...

Официально я рассталась с профсоюзами в том же 1994 году, но отношения - и неформальные, и деловые - остались. Деловые встречи с профактивом Петрозаводска и районов Карелии стали традиционными. Передо мной ставят задачи, вносят предложения, дают заключения на законопроекты - по сути, профсоюзы являются соавторами законодательных инициатив. И работу в группе “Солидарность”, в которой я состою с самого начала, считаю очень важной, потому что те предложения, которые вносятся депутатами Госдумы, здесь получают серьезную экспертную оценку. И я, как депутат, использую наработки ФНПР и группы “Солидарность”.

- Каковы важнейшие направления работы вашего комитета?

- Работа комитета по проблемам Севера и Дальнего Востока затрагивает интересы 27 сложнейших территорий. На Севере трудились несколько поколений людей, которые сейчас переселились в другие регионы. Эти люди создали у себя общественные объединения северян (например, даже в Краснодарском крае), контактируют с нашим комитетом, а следовательно, и с Госдумой.

Мы также активно сотрудничаем с профсоюзами. Вот в Госдуму прошлого созыва неоднократно вносились проекты законов об отмене госгарантий и компенсаций, или о прекращении финансирования из федерального бюджета. Но мы при взаимодействии с группой “Солидарность” и ФНПР отразили эти атаки. Мы не призывали профсоюзы к акциям протеста, а больше работали с ФНПР, чтобы была проведена профсоюзная экспертиза этих законопроектов, и позиция профсоюзов была бы высказана в тех формах, которые профсоюзы сами сочтут приемлемыми. Поддержка ФНПР помогла принять в итоге здравое решение.

Очень важно, что работа группы “Солидарность” поддерживается партией “Единая Россия”. Председатель Госдумы дал добро на создание депутатской группы “Север России”, и она работает уже второй созыв, тесно взаимодействуя с группой “Солидарность”. Сейчас очень важно, чтобы было принято политическое решение: нужен ли Север как направление государственной работы. И весной “Единая Россия” обсудила позицию партии по социально-экономическому развитию Севера и выработала программу действий. Тогда же проблемы госполитики в отношении Севера были рассмотрены президиумом Госсовета в Салехарде, а президент РФ провел большое совещание по развитию коренных малочисленных народов.
Нам очень непросто работать в маленьком комитете - всего шесть депутатов (плюс более сорока - в межфракционной группе “Север России”). В комитете изъявили желание работать и работают только депутаты-”единороссы”. И депутатская группа “Север России” практически состоит из представителей фракции “Единой России”. Получается, что другим фракциям или не интересны проблемы Севера, или некогда этим заниматься. А ведь в Госдуме депутаты-северяне входят и в другие фракции - и “одномандатники”, и “списочники”. Это к вопросу о том, что такое “северное лобби” в Думе... Зато хватает желающих критиковать, а то и предоставлять недостоверную информацию - это легко делать. Но по регламенту Госдумы, для того чтобы провести решение, получить официальное заключение, выступить с законодательной инициативой, необходимо тесно сотрудничать с профильным комитетом.
И когда началась работа по внесенному правительством РФ 122-му закону (более известному как “закон о монетизации льгот”), то именно благодаря поддержке “Единой России” и профсоюзов нам удалось коренным образом изменить предложения правительства. Ведь первоначально в проекте закона говорилось о том, что федеральное правительство берет на себя госгарантии и компенсации северянам только для “федеральных” работников, а для остальных госгарантии и компенсации устанавливает либо сам работодатель, либо местные или региональные органы власти. Причем в том виде, в каком сами посчитают нужным. То есть, как в коллективном договоре прописано. И тогда государственные гарантии для северян могли быть, а могли и отсутствовать, и это же касалось бы районного коэффициента к зарплате, процентной надбавки, дополнительного отпуска и других компенсаций. Для нас было важным не допустить этого. Работа шла очень трудно, и сначала наши предложения были отвергнуты. Но нам удалось эту ситуацию переломить и сохранить в законе все те нормы права, которые существовали.

- Тем не менее “законом о монетизации льгот” уже просто людей пугают...

- Да, критиков этого закона достаточно. Стараются наши “доброжелатели”, обращаются к населению, говорят, будто мы потеряли все социальные гарантии для северян, что законодательство изменилось так, что теперь нет правил по льготному пенсионному обеспечению... К нам уже поступают жалобы от профсоюзов на работодателей, которые не очень-то хотят применять государственные гарантии и компенсации для северян, оценивая 122-й как закон, который отказался от ряда форм правовой поддержки Севера. И некоторые СМИ при помощи некоторых профлидеров пытаются показать, что наш комитет провалил все северное направление. Это совершенно неправильная информация. Да, проблемы есть. Но почему-то наши “доброжелатели” не хотят обратить внимание на то, что сохранены “северные” нормы Трудового кодекса. Более того, при обсуждении монетизации Госдума приняла отдельное постановление, в котором прописана необходимость внесения нового проекта закона о госгарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях. Чем мы сейчас и занимаемся.
Профсоюзам надо разъяснять работникам, что теперь межбюджетные отношения иные, полномочия между уровнями власти определены четко, уже нет того диктата, что был раньше, в том числе в трудовых отношениях. Профсоюзам дано очень большое поле для маневра на местном и региональном уровнях и на уровне работодателей. И теперь очень многое зависит от того, как договорятся правительство, профсоюзы и союз работодателей в этом “треугольнике”. И уже от этих договоренностей можно выходить на законодательный уровень, чтобы закрепить федеральным законом ту или иную договоренность, которая касается социально-трудовых отношений в России в целом и которая должна быть обязательной и для работодателей любого уровня. И следует так организовывать переговорный процесс на уровне региона, чтобы закреплять в коллективных договорах нормы, связанные с условиями оплаты труда и применением госгарантий и компенсаций, особенно для северных территорий.

- Каковы основные болевые точки, с которыми вам приходится сталкиваться как председателю комитета?

- Предстоит большая работа по корректировке северного законодательства. В первую очередь речь идет о районировании Севера, новой карте отнесения регионов к северным территориям. Ранее внесенные предложения правительства вызвали огромное недовольство населения, поток обращений трудовых коллективов, профсоюзов.

Главное сейчас - не допустить необдуманных, непросчитанных решений. Поэтому наш комитет решил взять на себя инициативу по законодательному закреплению списка регионов России, которые имеют статус территорий Крайнего Севера. И не по какому-то волевому решению, а на основе научно обоснованной методики, которая базируется на серьезных научных разработках институтов и научных центров с использованим опыта и наработок специалистов-практиков. При комитете создана рабочая группа, которая занимается методикой районирования Севера РФ. Результат мы хотим оформить в виде проекта трех федеральных законов о районировании Севера РФ, о госгарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих там. Работа будет завершена к концу года. С учетом материалов, которые мы получим, и обсуждений, в которых будут активно участвовать профсоюзы, вопрос будет рассматриваться на заседании генсовета “Единой России”. А мы, получив политическое заключение по нашим наработкам, будем выходить в Госдуму с законопроектами.

- Что еще удалось сделать для решения проблем Севера?

- По большому счету, в последние годы в стране по нашим проблемам работали только два рабочих органа - два профильных комитета в Госдуме и Совете федерации. Благодаря им “северный завоз” получил финансовую поддержку - и в части досрочного завоза топлива, и по другим жизненно важным позициям. В последний год более 9 миллиардов рублей выделено на компенсацию тарифов на электроэнергию, и на Севере они в разы ниже, чем на материке. Выделяются средства на жилищные субсидии для переселения граждан. Раньше это очень мало финансировалось, где-то на 800 миллионов рублей, но на будущий год поддержка вырастет на 24%. Финансировалась программа “Дети Севера”, и мы боремся за жизнь этой программы. Финансировались дополнительно поездки детей к месту отдыха и лечения. Правда, мы очень удивлены тем, что в проекте бюджета-2005 средства на ряд программ сокращены, и пытаемся доказать, что это неправильно.
- Как вы полагаете, в последние годы государственная политика в отношении Севера была адекватной? Или ее не было вовсе?

- Я считаю, что все последние годы никакой северной политики не было. А ведь проблемы Севера - это не проблемы отдельно взятого региона, который сам их и решает: вся группа регионов взаимосвязана. Надеюсь, поручения, данные президентом после президиума Госсовета и совещания в Салехарде, должны войти в рамки государственной политики. Мы хотим, чтобы итогом нашей работы стало не просто решение локальных проблем, а выстраивание государственной политики на Севере. Нужна концепция, может быть, государственная доктрина или Северный кодекс. Ведь Север России - не только кладовая природных ресурсов, не только важнейшая бюджетная, экспортная и валютная составляющая. Север - это и взаимодействие всех регионов России. Потому что он - фактически основа нашей экономики, источник жизни, здоровья и экологической чистоты, безопасности государства.

Вадим БАРАБАНОВ
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика