В гостях у "Солидарности"

С думой - о шахтерах

“Солидарность” продолжает серию интервью с членами межфракционной депутатской группы “Солидарность” по взаимодействию с профсоюзным движением. Сегодня мы беседуем с Сергеем НЕВЕРОВЫМ, членом комитета Госдумы по труду и социальной политике. Поскольку Сергей Иванович - депутат от шахтерского региона (Кузбасса), в парламенте он занимается в основном проблемами своих избирателей: шахтеров, металлургов, химиков...

ПРОФСОЮЗНОЕ ПРОШЛОЕ


- Сергей Иванович, ваша политическая биография началась в рядах профсоюзов...

- Да, практически все, что произошло в моей жизни в последние десятилетия, связано с профсоюзами. Моя профсоюзная деятельность начинается с 1989 года, с периода активных выступлений шахтеров в СССР. Я работал тогда механиком участка на шахте. В то время как раз началась смена прежних профсоюзных “формаций” на предприятиях, и меня избрали председателем профкома шахты. Тогда же началось бурное развитие именно шахтерских профсоюзов, и в 1991 году был создан Российский независимый профсоюз угольной промышленности, сформированы исполнительные органы. Я вошел в эти структуры, был одним из участников подготовки первого в России отраслевого тарифного соглашения угольщиков с правительством страны.

Мы всегда старались добиваться вхождения представителей наших профсоюзов в органы исполнительной и законодательной власти разных уровней, активно участвовали в выборах в городские и областные представительные органы. И в 1999 году, когда я был избран в Госдуму третьего созыва, меня по Новокузнецкому одномандатному избирательному округу выдвинул профсоюз угольщиков, поддержали профорганизации Кузбасса. Отмечу, что создание межфракционной депутатской группы “Солидарность” в Госдуме - большое завоевание профсоюзов, ведь сегодня очень многие депутаты, принимая социально значимые законы, исходят и из их профсоюзной оценки. ФНПР дает серьезные аналитические заключения по законопроектам, и этими заключениями мы можем оперировать, доказывая свою точку зрения.

СОЦИАЛЬНОЕ НАСТОЯЩЕЕ

- Каковы приоритеты вашей деятельности в парламенте?

- Я - председатель подкомитета по трудовым отношениям, занятости и вопросам заработной платы. Все это непосредственно связано с изменением трудового законодательства. Большая работа идет над поправками к Трудовому кодексу, готовим их ко второму чтению. Полагаю, мы выбрали правильную тактику, когда в течение года после принятия ТК не вносили никаких изменений в трудовое законодательство, а отслеживали правоприменительную практику в регионах, привлекали специалистов из научных кругов и практиков из судебных инстанций, чтобы вычленить те шероховатости, которые остались в ТК. Потом мы собрали замечания и создали рабочую группу в Госдуме, председателем которой является Андрей Исаев.

Напомню, что в первом чтении уже внесены поправки в 139 статей Трудового кодекса. Сейчас мы рассматриваем ряд уточняющих поправок. В этой работе большое содействие нам оказывает ФНПР. Согласование позиций идет очень тяжело. Правительство по-прежнему стремится уйти от какого-либо регулирования и передать спорные позиции только на уровень отношений между работодателем и работником, с чем мы не согласны. Ведь в России рынок труда как таковой отсутствует, и поэтому реального регулирования пока тоже нет. Нет элементарных социальных норм. У нас сегодня в провинции возникают огромные проблемы при передвижении людей даже на 70 километров - нет транспорта, нормальных дорог... И люди привязаны к месту и не могут передвинуться на несколько километров, чтобы решить проблему трудоустройства.

ПРАВОВОЕ БУДУЩЕЕ

- Какого рода эти поправки к Трудовому кодексу - в основном технические?

- Есть ряд существенных поправок. Вот пример. В статье 256 Трудового кодекса есть одна некорректно записанная норма: при уходе на пенсию на льготных условиях в общий и непрерывный трудовой стаж не включается время, проведенное в декретном отпуске по уходу за ребенком. А в соответствии с пенсионным законодательством этот период входит в трудовой стаж. Однако многие исполнители на местах, в тех же отделениях Пенсионного фонда, делают ссылку на 256-ю статью ТК и говорят: “Эти полтора года мы вам в трудовой стаж не включим”. А установленного судебного прецедента на этот счет пока нет, отсюда разночтения: в одном регионе примут такое решение, в другом могут решить иначе.

Сейчас работаем над созданием нового документа - Трудового процессуального кодекса, который должен регламентировать разрешение трудовых споров, а также все моменты досудебного разбирательства, вопросы реализации тех или иных норм трудового законодательства. В связи с этим намечается создание судов “трудовой юстиции” - чтобы избавить суды общей юрисдикции от разрешения трудовых споров. Тогда люди будут заниматься этим профессионально, работники не будут годами ждать решения своих жизненно важных проблем. Ведь эти вопросы должны рассматриваться практически моментально, а подчас суды затягивают рассмотрение дел, и процессы идут месяцами... В следующем году, полагаю, мы окончательно подготовим законопроект и внесем его на рассмотрение Думы.

Очень важный для меня документ - законопроект о профессиональных пенсионных системах, который будет рассматриваться во втором чтении в конце ноября. Этот закон должен разрешить одну очень существенную проблему пенсионеров первого и второго списков - работавших в особо опасных условиях. Ведь в моем избирательном округе преимущественно эта категория пенсионеров: шахтеры, металлурги, химики.

С правительством у нас принципиальное разногласие в одном. Человек, который работает в особо опасных условиях, уходит на пенсию досрочно - в 50 лет. Позиция правительства такова: с 50 до 60 лет, до обычного срока выхода на пенсию, он должен получать именно ту сумму, которую составляют его отчисления в профессиональную пенсионную систему. Она по сегодняшним расчетам не будет превышать 1,5 - 2 тысячи рублей. А при достижении 60 лет и выходе на пенсию на общих основаниях он теряет право на эти деньги и начинает получать пенсию на общих основаниях, то есть те же 1,5 - 2 тысячи.

Ну не может же металлург у печи или шахтер под землей вкалывать 45 лет, а потом получать две тысячи “на общих основаниях”! Он должен выходить на пенсию в 50 лет и в связи с тем, что делал дополнительные отчисления, должен получать и эту сумму, и ту. Его пенсия, соответственно, должна быть выше. В советские времена средняя пенсия шахтеров, металлургов и других подобных категорий работников была на 46% выше средней пенсии по стране - именно за особо опасные условия труда. Это главный закон, которые мы будем рассматривать в эту сессию.

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

- Как бы вы оценили государственную политику с точки зрения интересов региона и тех отраслей, которые вы, как представитель Кузбасса, отстаиваете? В чем основные проблемы?

- Хочу заметить, что в Кузбассе выстроена весьма конструктивная социальная структура. Кузбасс с 1998 года живет практически без социальных субсидий. У нас нет забастовок, нет акций протеста, потому что проблемы решаются в рамках трехсторонних соглашений: профсоюзы, администрация, работодатели. Если и случаются стихийные протесты против каких-то действий собственника, то областная администрация очень активно на это реагирует. На крупных предприятиях акций протеста нет, потому что люди знают: власть эффективно решает такие вопросы, есть и профсоюзы, куда можно обратиться...

Сегодня практически все металлургические и угольные предприятия региона рентабельны - этого никогда не было во времена Советского Союза. Несчастные случаи, к сожалению, происходят, тем не менее огромные средства тратятся на охрану труда благодаря соглашениям, подписанным на областном уровне. И зарплату мы существенно увеличиваем: два года назад подняли до 10 тысяч, сейчас - 11 тысяч, а на 2005 год поставили задачу достичь уровня в 30 тысяч рублей. И это позиция и руководства региона, и профсоюзов.

Что касается бюджетников, отмечу, что сейчас региональный бюджет на 37% формируется за счет подоходного налога. И если сегодня зарплата промышленного сектора будет так высока, то это позволит региональной власти увеличивать в первую очередь зарплату бюджетникам. Да, этого нельзя сделать во всех регионах, но стремиться к этому нужно. Надо отходить от иждивенческой позиции, которую мы наблюдаем у руководства некоторых областей и республик.

Какие основные проблемы сегодня в угольных регионах? Это проблемы с получением лицензий, с открытием новых предприятий. Больной вопрос - снос шахт на “отработанных” территориях, денег на это выделяется все меньше и меньше. Со сносом шахт связаны проблемы ветхого жилья, вопросы переселения. Ведь шахты были градообразующими предприятиями, теперь же они закрыты - а вопросы не решены. И федеральный бюджет мало уделяет внимания этим задачам. Ну а в связи с тем, что меняется принцип разграничения полномочий между регионами и федеральным центром, нас тревожит, что все эти проблемы останутся на регионах. Однако это федеральная проблема, и ее надо решать на общегосударственном уровне. Но если федеральный бюджет будет выделять столько же средств на реструктуризацию, что и сейчас, то понадобится еще 30 лет, чтобы ее закончить. Государственная политика должна быть доведена до логического завершения.

Вадим БАРАБАНОВ
Алексей ЧЕБОТАРЕВ
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика