В гостях у "Солидарности"

Вивальди для двоих

Фортепьянный дуэт “Клавираум”, созданный в 2004 году, своим дебютом
на московской сцене в 2006-м произвел фурор. Уникальность дуэта - в необычности исполнения: классические произведения, написанные авторами для оркестров, молодые музыканты играют в собственном переложении на два рояля, да к тому же без нот.

О ДЕТСТВЕ И УЧЕБЕ


Михаил Раленко: Я родился в Геленджике. Наверное, поэтому у меня такой южный характер (смеется)... Мне как-то, еще совсем маленькому, подарили детское пианино, - ну помните, такие игрушки продавались. И я практически сразу же подобрал на нем мелодию, только вот какую - уже не помню. С этого момента и началась моя любовь к музыке. Родители, как это только заметили, сразу же наняли мне педагога. Потом - Геленджикская школа искусств, множество концертов по области. Затем амбиции возросли, и мне захотелось, как говорится, “покорить Москву”. Поступил в училище при Московской консерватории, попал в класс замечательного педагога Галины Егиазаровой, которая дала мне настоящую “московскую” школу игры. Далее - Гнесинка, где я окончил два факультета параллельно - фортепианный и композиторский. И именно благодаря своим учителям я до сих пор считаю, пианист за роялем должен подчинять техническое ремесло замыслам самой музыки. Должен уметь передать не только звучащие ноты, но, главное, дух произведения, мысли и настроение композитора.

Лиля Валиева: У меня с музыкальным образованием было все немножко сложнее... Я родилась в семье военного летчика, и поэтому мы очень часто переезжали из города в город. Так что Москва стала для меня уже шестым местом проживания. Любовь к музыке у меня зародилась в самом детстве. Доходило до того, что родители, когда я подросла и поступила в школу музыки при Челябинском музыкальном колледже, даже прогоняли меня от рояля - чтобы отдохнула. Затем было довольно легкое поступление в сам колледж... А потом, когда я поехала на международные мастер-классы в Тамбов, познакомилась со своим будущим учителем, профессором Гнесинской академии Александром Александровым. Он меня и “сосватал” в Москву, и я сразу же перевелась в колледж имени Шнитке, чтобы потом поступить в Гнесинку на кафедру к Александрову.

Мне всегда, я бы сказала, с детства, было важно внимательное и бережное отношение к музыкальному тексту. Но укоренилось во мне это до конца благодаря школе моего учителя Александрова. Я стараюсь максимально понять замысел композитора и воплотить его в своем исполнении, донести его до слушателя. К сожалению, Александра Александровича вскоре после окончания мной Гнесинки не стало, поэтому аспирантуру я заканчиваю сейчас в классе Веры Носиной.

- Кстати, а настолько ли ваш был этот выбор - музыка? Я вот помню, в детстве в “музыкалку” по принуждению ходил...

Лиля: Меня никто не гонял... Моя старшая сестра занималась в музыкальной школе, а мне постоянно хотелось узнать, что ж она там делает такое, - ведь и я тоже хочу!.. Так что я иду с музыкой по жизни.

Михаил: Я вот даже как-то и не задумывался над этим. Дома я, в отличие от многих, занимался по 15 - 20 минут и особой тяжести не чувствовал. В основном мне хватало занятий с преподавателем в музыкальной школе, - значит, такой хороший педагог был. А дилемма действительно была: какое-то время задумывался - а не заняться ли программированием, но все же музыка взяла верх над техникой.

КАК ПОЯВИЛСЯ ДУЭТ

- Расскажите, как вы познакомились? Как создавался ваш дуэт?

Лиля: Познакомились мы давно, в 1997 году, и почти сразу сдружились. А идея играть вместе пришла позже - спустя семь лет. Наверное, все началось с того, что Миша помогал мне сдать государственный экзамен в Гнесинке, где я тогда играла третий концерт Рахманинова, он за вторым роялем исполнял партию оркестра. В общем, он творчески подошел к своей роли.

Михаил: Об этом я расскажу. Я сделал свою транскрипцию партии оркестра, более полную. И заметьте, то была не обработка, а, скажем так, более точное переложение партии оркестра “на рояль”. Это и стало, наверное, толчком к тому, чтобы мы решились создать собственную программу, уникальную, такую, чтобы кроме нас ее никто не играл. Конечно же, есть разная симфоническая музыка, переложенная для двух роялей, но вот то, что мы сделали, еще никто не делал. А нам очень нравится именно эта музыка, и хочется исполнять ее на любимом инструменте.

- Дуэтом, наверное, вы уже много конкурсов выиграли?

Михаил: К сожалению, мы вдвоем пока в принципе не можем участвовать ни в каких конкурсах, так как наша программа уникальна. А всевозможные состязания предусматривают жесткую обязаловку. Есть программа, которую надо сыграть, и кто будет лучше, тот и станет победителем. У нас же подход к музыке более творческий, не спортивный.

- А личными достижениями не похвастаетесь?

Михаил: Наверное, самой большой своей победой я считаю работу с Театром имени Маяковского. И, конечно же, то, что для этого театра я написал музыку к спектаклю “Не о соловьях” режиссера Татьяны Ахрамковой. К сожалению, спектакль долго на сцене не продержался, так как репертуар менялся. Но для меня это была возможность реализовать себя как композитора, почувствовать свои силы. Кроме того, играл на фортепьяно в таких спектаклях, как “Круг”, “Нора, или Кукольный дом”, “Театральный романс”, да и много еще в каких.

Лиля: В последние годы я заняла первую премию на международном конкурсе в Ворзеле, стала лауреатом фестиваля “Мерано Фест”, куда со всего мира съезжаются ведущие музыкальные профессоры, под руководством которых проходят мастер-классы. Ну и, конечно же, мы с Мишей вдвоем стали лауреатами международного фестиваля в Рузе. Это, если не считать полных залов и довольных нашей игрой слушателей, первое наше совместное достижение.

- А как часто вас приглашают на подобные фестивали?

Михаил: Вы знаете, интерес к нашему творчеству довольно большой. Нас постоянно приглашают с концертами как в города России, так и за рубеж. Но так как наш дуэт еще сравнительно молод, интерес проявляется только сейчас. Нас радует то, что наше появление получило резонанс как среди публики, так и среди музыкантов. Очень приятно слышать то, что от наших концертов у людей остаются приятные впечатления.

КУРЬЕЗЫ В ЖИЗНИ И НА СЦЕНЕ

- Наверняка на ваших концертах случались курьезные ситуации?

Михаил: На одном из концертов мы как всегда, вышли, поклонились, сели за рояль, начали играть и вдруг поняли, что рояли совершенно расстроены! Самое смешное, что за двадцать минут до начала концерта они были в полном порядке! Это, естественно, вызвало у нас шок. Выходить из ситуации надо было, и мы решили продолжать играть как ни в чем ни бывало. А что было делать - ну вот такой инструмент... Но самым приятным моментом для нас в этой ситуации стала реакция зрителей. После концерта к нам подходили и слушатели, и профессионалы, которые, конечно же, заметили, что с инструментом что-то не так, и благодарили нас за великолепно отыгранный концерт. Они говорили, что, как показалось им из зала, наша музыка стала от этого только лучше! (Смеется.) Это радует еще и потому, что, значит, наше мастерство игры (ох, и неудобно же мне про себя такое говорить...) значительно перехлестывало технические неурядицы.

Лиля: Мне запомнился, наверное, чисто женский случай. Дело было зимой, на улице - около 30 градусов мороза, а в зале, в котором нам предстояло играть концерт, было не намного теплее. Мы приехали с концертными костюмами, а играть пришлось чуть ли не в перчатках, - очень тяжело, помню, было. Даже программу пришлось значительно сокращать, а то бы перемерзли все наши слушатели. Не отогрело бы их, думаю, даже “Лето” из “Времен года” Антонио Вивальди.

Михаил: А еще был весьма забавный случай во время концерта. В перерывах между композициями какая-то женщина говорила постоянно: “О боже мой!” Да так громко, на весь зал, что нам даже стало интересно, что же такое происходит. После концерта мы узнали, что была очень большая любительница Вивальди, но она никак не могла представить, что те же “Времена года” можно играть в исполнении двух роялей и без оркестра. Вот в такое шоковое состояние может привести людей музыка в нашем исполнении...

- Наверное, соседи часто на вас жалуются: вам приходится много репетировать...

Лиля: Ну как вам сказать, не то чтобы очень... Хотя, надо признать, что, действительно, есть у нас одна вредная соседка, которая, если мы задерживаемся с музицированием после 9 часов вечера, сразу же начинает нам стучать по батарее... Так что рады, что наконец-то настала весна... (Смеется.)

- А причем же здесь весна?

Михаил: У нее окна на козырек над подъездом выходят. А его коты для себя облюбовали. Такие концерты часа в три ночи дают - уму непостижимо. Вот теперь пусть им по батарее постучит!..

В принципе, у нас проблем с соседями нет: стараемся не задерживаться с репетициями вечером, да и с утра не играем - мы “совы”. Так что молодец, что позвонил после 10 утра, мог бы что-нибудь неадекватное услышать в свой адрес. (Смеется.)

О ПЛАНАХ И УВЛЕЧЕНИЯХ

- Расскажите, пожалуйста, о вашей нынешней программе.

Лиля: Это произведения Антонио Вивальди “Времена года” - все 12 пьес известного музыкального цикла. Уникальность состоит в том, что произведение было написано для камерного оркестра и солирующей скрипки, а мы играем его на двух роялях.

Вторым крупным произведением в нашей программе является симфоническая кантата Карла Орфа “Кармина бурана”. По замыслу автора, для ее исполнения должен был быть большой оркестр, три хора - мужской, женский и детский... И опять же, мы играем это в собственном переложении на два рояля. “Соревноваться” с симфоническим звучанием этих произведений было бы, по меньшей мере, глупо, мы просто решили взглянуть на них по-новому. Есть идея автора, она заложена в музыке, и он хотел ее передать через симфонический оркестр, а мы воплощаем ее с помощью двух роялей. Конечно, есть люди, которые сравнивают с оркестровым звучанием, и в принципе это правильно. И мы понимаем тех, кто говорит, что в оригинале мелодия звучит лучше. Наша музыка - для людей, которые любят фортепианную музыку, именно на них мы и опираемся.

Михаил: Хотелось бы отметить, что в нашем исполнении это не просто игра на двух роялях - аккомпанемент и солирующий рояль, нет. Вся музыкальная ткань перераспределена между исполнителями. Стараемся добиваться того, чтобы мы звучали как единое целое. Кроме того, как правило, дуэты играют по нотам, мы же решили отказаться от них для большей свободы, хотя это и труднее.

- Каковы ваши планы на ближайшее время?

Михаил: Мы сейчас работаем над новой программой, но планы и секреты заранее читателям открывать не буду. С уверенностью скажу, что это будет не менее интересно. Приходите и слушайте.

- А чем вы увлекаетесь помимо музыки?

Михаил: Вообще на другие увлечения у нас попросту не хватает времени. А так любим вкусно поесть и, как я уже говорил, долго поспать. Ну, я вот еще увлекаюсь настольным теннисом. Могу послушать музыку, но не агрессивную, так как уже давно понял, что агрессивная музыка и самих людей делает агрессивными. Какой-нибудь хороший джаз. Но не очень ритмичный. Я считаю, вся музыка, которая пишется сейчас, кроме классической (к ней я могу отнести джаз и еще несколько стилей), практически никакой смысловой нагрузки в себе не несет.

Лиля: Кроме того, очень любим море. Стараемся при возможности, хотя бы раз в год, выбираться туда. Любим погулять в каком-нибудь тихом месте, например на даче. Поесть шашлыков, просто отдохнуть от суеты, в конце концов. Поскольку в Москве окна нашей квартиры выходят на улицу, для нас радость побыть в тишине. Еще мы любим помузицировать для себя. А так действительно времени хватает только на то, чтобы осмотреться вокруг. Все остальное время в нашей жизни занимает главное, и мое, и Мишино, увлечение - музыка.

ПОЖЕЛАНИЯ ЧИТАТЕЛЯМ

- Что бы вы могли пожелать читателям “Солидарности”?

Михаил: Приглашаем всех читателей на наши концерты, и уверен, разочарованных не будет. Слушайте хорошую музыку, классическую, она помогает отстраниться от насущных проблем и отдохнуть морально.

Лиля: И, кроме того, чтобы все ваши читатели нашли то дело, которым им хочется заниматься и от которого они бы получали такое же удовольствие, как мы от музыки.

Беседовал Юрий КОЧЕМИН
Фото Николая ФЕДОРОВА

“А”-СПРАВКА

Лиля Валиева - пианистка, родилась в городе Кемь (Карелия) в семье военного летчика. Музыкальное образование начала в музыкальной школе военного городка под Самарой, а продолжила уже в специальной музыкальной школе при музыкальном училище в Челябинске. С 1994 по 1996 гг. училась в Челябинском музыкальном училище, позже продолжила обучение в Москве. В 1998 г. окончила Музыкальный колледж имени Шнитке по классу фортепиано. В 2004 г. окончила Российскую академию музыки им. Гнесиных по классу фортепиано. В 2006 г. - аспирантуру Академии музыки имени Гнесиных. Стипендиат благотворительной программы “Новые имена” 1996 г. Лауреат I премии Международного конкурса в Ворзеле 2002 г. Стипендиат Международного фортепианного фестиваля “Мерано Фест” в Мерано, Италия, 2004 г.

Михаил Раленко - пианист, композитор, автор фортепианных переложений. Родился 26 декабря 1974 г. в Геленджике. Там же окончил Школу искусств по классу фортепиано. В 1989 г. поступил в училище при Московской консерватории, которое успешно окончил в 1994 г. В 1998 году окончил Российскую академию музыки им. Гнесиных. В 2000-м окончил аспирантуру. Лауреат конкурса композиторов им. Чайковского, 1996 г.
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика