Top.Mail.Ru
За заслуги перед Отечеством

Починок умирает

На Западе именами политиков обычно называют аэропорты, библиотеки, стадионы, иногда улицы. У нас не мелочатся - называют целые города. Но, ознакомившись с атласом России, мы выяснили, что память наших политиков уже увековечена. Причем не только мертвых, но и действующих. Так уж исторически сложилось.

Вот, например, министр труда и социального развития Александр ПОЧИНОК. Починков - около десятка в разных регионах страны. Корреспонденты “Солидарности” на минувшей неделе побывали в деревне Починок, что близ города Бологое Тверской области. Именно отсюда мы начали серию репортажей в рубрике “За заслуги перед Отечеством” из населенных пунктов - “однофамильцев” наших политиков.

ПЕНСИОННЫЕ СТРАДАНИЯ


Деревня имени социального министра уже давно считается городским районом. В 1979 году из-за резкого уменьшения числа жителей в деревне закрыли школу, медпункт и магазин, а сам Починок приписали к городу Бологое. Но деревня к райцентру ближе не стала. Из города сначала надо добраться до станции Бушевец - это минут 15 езды на тверской электричке. А вот от платформы...

- Пешочком через лес. Недалеко, километров пять! - объясняла дорогу диспетчер станции Бушевец. - Только чего там делать, там же одни старики живут? Ну, дело ваше... В общем, идите на горку, потом пойдете по дороге вдоль елового бора. А как увидите плакат “Берегите лес!” - поворачивайте направо. Запомните, главное - “Берегите лес!”

Мы пообещали беречь. Не прошло и часа, как на дальнем краю поля показались строения деревни. Возле околицы маячила маленькая фигурка в черном. Человек явно интересовался незваными гостями, но предпочитал изучать нас на расстоянии.


"Если пенсии пересчитать в валюте, то прибавка будет весомее, ведь рубль укрепляется, а доллар дешевеет".

Александр Починок



Фигурка в черном полушубке оказалась пенсионеркой Лидией Ивановной, которая вышла подышать свежим воздухом.

- Ноги вот пухнут, давление у меня, - причитала старушка. - А телефон вот ставить не хотят. Говорят, что я какой-то категорией не вышла.

Нашей новой знакомой 77 лет. 45 из них она проработала стрелочником на станции Бологое. Пережила войну, вырастила троих сыновей. “Они почти погодки у меня - 53 года, 50 и 48 лет. Хорошие сыны, не забывают. Домик вот подновляют, дрова заготавливают, косят. У меня козочка есть, кролики”.

Лидия Ивановна получает “большую” пенсию - “тыщу с хвостиком”. Если бы не хозяйство и весомая материальная помощь детей, на лекарства бы точно не хватило. Но благодаря сыновьям на власти можно наплевать. Тем не менее, баба Лида - человек политически грамотный, Александра Починка знает.

- Этот, ушастенький такой, смешной, - делится старушка впечатлениями. - Но допустил такую маленькую пенсию он! Моя еще ничего, а вот у одной нашей бабушки рублей 600-800, точно не помню. Она в совхозе работала, мужа и сынов в войну потеряла. Живет одинокая, 90 лет. Побирается, конечно. А иначе как быть?

РАБОТА УБЕЖАЛА В ЛЕС

Найти работу в деревне и окрестностях почти невозможно. На станции Бушевец нет больше ни депо, ни ремонтных мастерских. Поэтому основным источником пропитания для безработных стала браконьерская рубка леса. Ночами в местных лесах не смолкает звук бензопилы и топора. А еловый и сосновый кругляк бригады “черных лесорубов” гонят аж в Западную Европу.


"Выясняется, что есть бюджетные учреждения, в которых финансовые потоки не пойдут, и их придется сокращать. Они не нужны".

Александр Починок


Повальным увлечением безработных жителей поселка Бушевец и деревни Починок стало пьянство. Старушки показывали нам ряды пустых домов, не меньше десятка: “Вот здесь, и здесь, и здесь хозяева от пьянки померли”. Поселковая молодежь (в деревне Починок молодых нет) активно употребляет наркотики.

Тем не менее, есть люди, которые переезжают сюда на постоянное жительство. Это мигранты из других республик и северных регионов России.
Например, нынешний староста деревни шесть лет назад переехал в Починок из Казахстана. Самого Виктора Владимировича нам дома застать не удалось, там была только его жена Лидия вместе с пятилетним внуком Костей. Мальчика отправили к бабушке с дедом на время болезни. “У нас тут и воздух здоровее, и молочко свежее”, - говорит Лидия Константиновна. Зять и дочь живут в райцентре. Костенька является полноправным и самым молодым “починковцем” - он родился именно здесь, в деревне.

- У нас в Шахтинске Карагандинской области в последние годы жить было просто невозможно, - рассказывает Лидия Константиновна. - Не было ни воды, ни отопления, ни света. Обогревали городскую квартиру на пятом этаже буржуйкой. Поэтому мы ужасно рады переезду.

Первыми переехали в Россию молодые. Они получили ссуду на покупку дома в деревне, а потом им дали и квартиру в райцентре. Практически сразу Виктор завоевал уважение односельчан и был избран старостой. Это абсолютно бесплатная должность борца за интересы стариков перед районным начальством. Источники пропитания деревенского начальника - как и у всех односельчан: подсобное хозяйство (кролики) и помощь детей.

Из удобств в починковских домах есть только газ и электричество. Туалеты - на улице. Воду носят из чистого, глубокого и богатого рыбой починковского озера или из колонки. Автолавка с продуктами приезжает через день. Цены, говорят, значительно ниже московских. Однако в этом убедиться не удалось - день нашего визита был для местных лавочников нерабочим.

БАБУШКА РЯДЫШКОМ С ДЕДУШКОЙ

- Обязательно зайдите к Вавиным, - сказала нам на прощание жена старосты. - Другую такую пару вы больше нигде не увидите.


"Пенсионеры не хотят надолго отрываться от дома".

Александр Починок



У этой четы пенсионеров даже дом не похож на другие: красивый, словно игрушечный, деревянный теремок возникает среди покосившихся избенок как-то неожиданно. Если б не русская архитектура и окружающая разруха, можно было подумать, что мы оказались где-то в Прибалтике. А еще забыть о Родине не дает высокий забор вокруг дома и злая овчарка по кличке Верный, которая бросается на всех, кто сюда приходит.

- Наркоманы воруют много, - вздыхает Вера Ивановна. - К нам не ходят, боятся, а соседей часто грабят. У нас в Починке постоянно около сотни стариков живет, а домов ведь больше тысячи будет.

Дом Вавиных так же чист и опрятен внутри, как и снаружи. И это несмотря на то, что в комнатах живет белоснежная козочка по кличке Белка, которой от роду всего месяц.

Анатолий Николаевич и Вера Ивановна - крепкие, красивые и румяные старики. По их внешнему виду не скажешь, что оба разменяли восьмой десяток: ему 73, ей 71 год. Муж и жена - бывшие железнодорожники, всю жизнь проработали в одном депо. И также основательно и дружно прожили 50 лет вместе - говорят, что даже никогда не ссорились. Вырастили трех сыновей, вынянчили четверых внучат. Полувековую годовщину совместной жизни супруги отметят 25 декабря этого года.

Анатолий Николаевич - коренной житель Починка. Вера Ивановна переехала к тете в деревню из Витебска после войны и гибели родителей. Будущие супруги познакомились в 1951 году на местной молодежной вечеринке, когда Анатолий приехал домой на побывку. Он сразу же заметил и пригласил на танец симпатичную девушку.

После этого они не виделись год - Анатолий очень быстро вернулся обратно в свою часть. “Но он меня не упустил, и я его дождалась”, - вздыхает, нежно глядя на мужа, Вера Ивановна.

ДАЧНИКИ И ТВОРЦЫ

В летние месяцы население Починка возрастает в сотни раз. Жизнь возвращается почти во все дома на трех деревенских улицах - Льва Толстого, Вильямса и Фрунзе.


"Первая жена министра рассказывала всем, что ее семья регулярно ездит отдыхать на Майорку... Министр владеет двухуровневой квартирой в центре Москвы. Есть и загородный дом".

“Новая газета”, 15.09.03



Питерских и московских жителей здесь летом примерно поровну. Эти дачники - люди небогатые. Далеко не у каждого есть личный автомобиль. Почти все получили свои домики в Починке либо по наследству, либо приобрели по дешевке у местных алкоголиков, до 500 долларов за избу и участок.

Помимо дачников, здесь ищут и находят уединение люди творческие. Мы зашли в гости к одному из них, Виталий - полностью он нам не представился, да и вообще от интервью отказался. Однако принял нас гостеприимно.

Деревенские называют Виталия Юрьевича композитором и убеждены в том, что он пишет музыку для мультфильмов. Виталий не пытается опровергать эту легенду. Но на самом деле он - драматург, сейчас пишет пьесу. Творческий процесс в самом разгаре, поэтому Виталий из Починка практически не выезжает.

В прошлом году драматург купил в деревне рубленую избу. Однако, как выяснилось, отремонтировать ее невозможно - старый сруб прогнил до нижних венцов. Поэтому Виталий, единственный из жителей Починка, стал строить новый дом. Стройка идет тяжело: работяги все время норовят обмануть художника, а сам он слишком занят творчеством, чтобы уделять внимание еще и житейской прозе. Поэтому “нулевой цикл” (основание постройки) здесь заканчивают уже второй год.

Толстый, нескладный и одинокий человек в очках, Виталий живет на участке в тесном вагончике, где даже нет печки. Зато есть постоянный беспорядок, электроплитка, топчан, телевизор и, главное, компьютер. На нем и пишется пьеса о любви мальчика к лопоухой девочке. Лопоухость одной из главных героинь - единственное, что как-то приближает Виталия к министру Починку. Драматург далек о политики.

Виталий в Починке принципиально не общается с дачниками: “Мы для того из города уехали, чтобы друг друга не видеть!” Впрочем, и к деревенским Виталий относится скорее как наблюдатель: изучает особенности местной жизни, а также смысл названия деревни. Сам он, как многие приезжие, называет ее “ПочинОк”.

- Жители Починка считают, что деревня стоит со времен Киевской Руси, - рассказывает Виталий. - Это не доказано, но названия здесь на самом деле очень старые, древнерусские. То же название города Бологое происходит от слова “болого”, то есть благо. ПочИнком на Руси издавна называли только возникающее селение, так сегодня и в словарях написано. Хотя теперь, безусловно, наш Починок - деревня умирающая.

Алексей ЧЕБОТАРЕВ

фото Валентины ХИЦ
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

владимир
08:21 от 10.07.2012
я родился в Починке и дом наш еще стоит почти в центре деревни.мать его давно продала чуркам каким то для гражданства в России. дом стоит гниет. чурки в Москве. им не нужно.А я и хотел бы но бы мешает... надо 200 тысяч. министр ПочинОк дай 200 штук на благое дело. лопоухим тебя называть не буду и никому не дам.


Новости СМИ2


Киномеханика