Top.Mail.Ru
Забугорье

Континент золота и крови

Африканцы отстаивают свои трудовые права с оружием


Наверное, самые активные и смелые профсоюзы сейчас в ЮАР. Там профактивистов не увольняют с работы: их просто убивают. Причем практически официально. Полиция расстреливает митингующих, а государственная комиссия, которая расследует эти “инциденты” приходит к выводу, что убитые сами были виноваты. Вы бы пошли после такого на забастовку? Жители ЮАР - пошли. В общей сложности около 75 тысяч человек активно бастуют начиная с августа 2012 года. Корреспонденту “Солидарности” выпал шанс поговорить с представителями профсоюзных организаций ЮАР, Ганы и Уганды и узнать, что же там происходит сейчас.

ШАХТЕРСКИЕ БУНТЫ


Все началось 16 августа, когда 3000 вооруженных дубинами и мачете рабочих платинового рудника Марикана (владелец - британская компания Lonmin) объявили забастовку и вышли требовать повышения зарплаты. Полиция открыла по митингующим огонь. Итог: 34 погибших, 78 раненых и 259 арестованных. Уцелевшим руководство компании объявило ультиматум - либо они выходят на работу, либо будут уволены (см. “Солидарность” № 30, 2012). В стране, где безработное население составляет 25%, несложно найти желающих.

Однако шахтеры не испугались ни расстрела, ни ультиматума. Одна за другой объявлялись забастовки на соседних шахтах. Компания вынужденно пошла на переговоры и повысила зарплату на 22%, но это распалило остальных.

Администрация добывающих компаний пытается представить бунты как борьбу за власть между двумя профсоюзами: официальным Национальным союзом горняков (NUM) и недавно созданной, отколовшейся Ассоциацей горняков и работников строительства (AMCU). Конечно, между профсоюзами есть разногласия, но пошли бы простые работяги на смерть ради профбоссов?

- Люди были недовольны профсоюзными лидерами. Речь идет о самых низкоквалифицированных работниках, которые пробивают породу отбойным молотком. Профлидеры подписали колдоговор, по которому для них повышение зарплаты было минимальным, - поясняет причины августовской забастовки Марикана Теодора Стил, представитель крупнейшей федерации профсоюзов в ЮАР COSATU. - Дело было не только в зарплате, но и в условиях жизни. Эти работники живут в бараках около шахты, где нет вообще никаких условий. Проблема еще и в том, что это преимущественно мигранты, которым не предоставлено прав.

- Почему там не работают местные?

- Они не хотят заниматься такой тяжелой работой за такую низкую зарплату. Эти мигранты приезжают из соседних регионов, где с работой еще хуже - там просто нет никакого будущего, поэтому они согласны на любую работу, даже самую тяжелую и опасную. К тому же они физически очень сильные, сильнее местных.

Теодора Стил затруднилась назвать зарплату шахтеров, однако другие источники сообщают, что на Lonmin в среднем она равнялась 4,5 тыс. рандов (около 500 долларов). После 22-процентного повышения работники будут получать около 5,5 тыс. рандов. Но это в среднем.

- В каких условиях они работают? - спрашиваю я Теодору Стил.

- Очень плохие условия. Чтобы к 6 утра быть в шахте, им необходимо приезжать на работу к 4 утра, откуда их везут на место. В шахте узкий лаз, куда они должны пролезть с тяжелой дрелью, а там полулежа пробиваться к платине через твердую породу. У них нормальная просьба, чтобы им платили больше за этот адский труд. При этом как такового места жительства у них нет. Они живут в подобии трейлеров (типа бытовок. - Прим. Ю.Р.), как на стройках, воды нет, туалетов нет. В последнее время профсоюзные лидеры говорили, что такая ситуация - это бомба замедленного действия, и когда-нибудь она рванет.

В ЮАР забастовками были охвачены около 75 тысяч человек - это рабочие компаний Anglo American Platinum, Anglo Gold Ashanti, Gold Fields, Coal of Africa, Harmony Gold Mining, работники Toyota, а также нанятые белыми владельцами ферм сезонные работники, водители грузовиков и другие.

20 декабря полиция разгоняла резиновыми пулями протестующих с шахты Кусаселету, требовавших восстановить на работе около 600 уволенных накануне работников, принимавших участие в несанкционированной забастовке. Пострадало пять человек. 27 декабря приблизительно 1700 рабочих спустились в шахту и отказались возвращаться на поверхность, протестуя против действий администрации.

9 января 2013 года резиновыми пулями и слезоточивым газом полиция разгоняла сотни работников ферм, вышедших на забастовку в винодельческой Западной Капской провинции. Те в ответ бросали камни из-за баррикад - горящих шин. Демонстранты требовали удвоения своей дневной зарплаты, не превышающей восьми долларов.

СМЕРТЬ ОТ РАБОТЫ

Низкая зарплата - лишь вершина айсберга проблем африканских работников. У тех же шахтеров речь о безопасности даже не идет. Кроме травм на рабочем месте, они, естественно, сталкиваются с профессиональными заболеваниями.

В конце декабря 400 бывших горняков подали три коллективных иска в Верховных суд Южной Африки против золотодобывающих компаний Anglogold Ashanti, Goldfields и Harmony Gold. Они утверждают, что страдают такими профессиональными заболеваниями, как туберкулез и силикоз, и требуют миллионы долларов в качестве компенсаций от горнопромышленных компаний. Это самый серьезный прецедент такого рода за всю историю страны.

Исследования подтверждают факт того, что самая высокая в мире заболеваемость туберкулезом наблюдается именно среди горняков Южной Африки. При этом, по словам уполномоченного по правам человека Ричарда Пура, менее 5% заслуживающих компенсацию больных горняков реально ее получают, причем сумма очень мала.

Представитель профсоюза Ганы, Эндрюс Аддоквайе Тагое, рассказал “Солидарности” о другой беде:

- В нашем профсоюзе работников сельского хозяйства проблема не только в зарплате. Самая большая проблема - это несчастные случаи на рабочем месте, про которые вообще никто не говорит. Больше всего это касается тех, кто распрыскивает пестициды. На маленьких фермах в неформальном секторе экономики у людей просто нет информации, как уберечь себя от несчастных случаев, как правильно пользоваться техникой. Очень часто они отравляют себя сами. Сельскохозяйственные работы занимают в нашей стране третье место по опасности после горнодобывающей отрасли и строительства. Нередко в этих работах задействуют детей, и они умирают. Детский труд - это еще одна наша проблема. Беда в том, что даже сами работники не заявляют об этих несчастных случаях. Иногда они просто закапывают своих умерших членов семьи, думая, что виной тому какая-то болезнь или что-то еще. Они даже не связывают это с пестицидами, они не могут представить, что такое может случиться из-за нарушенной техники безопасности при работе с ними!

- Сколько зарабатывают люди в сельском хозяйстве?

- Те, кто работают на государство - 1 доллар и 8 центов в день. А если ты работаешь не на государство, а на себя, то получишь только то, что выручишь от продажи урожая. Если наступает засуха, что часто бывает, то люди остаются без средств к существованию.

- И за сколько им удается продавать свою продукцию?

- Это сезонно... Сезон длится три месяца, и за это время с одного гектара можно заработать примерно 50 долларов. У кого большая семья, побольше ферма, те больше выращивают и больше продают. Гана в основном специализируется на кукурузе, рисе, какао и рыболовстве.

- Что делают профсоюзы?

- Сейчас мы начинаем заниматься этими вопросами, учимся правильно действовать, получаем знания сами, чтобы понять, что можно сделать. В сельской местности мы организовываем мелких фермеров в профсоюзы, где рассказываем о том, что такое детский труд и что детям надо ходить в школу, о безопасности на рабочем месте. Такие базовые сведения. Рассказываем, что надо заявлять о несчастных случаях. Сейчас у нас уже 450 тысяч членов профсоюза - это все-таки большая цифра, - гордится Эндрюс.

ВИЧ-КАТАСТРОФА

Еще одна большая проблема - это дискриминация ВИЧ-инфицированных. В той же ЮАР 31% беременных женщин (каждая третья!) являются носителем вируса ВИЧ, число инфицированных взрослых граждан превысило 20% (каждый пятый), а общее число так называемых “сирот СПИДа”, то есть детей, чьи родители умерли от этого заболевания, исчисляется полутора миллионами. Кстати, столь массовое и популярное в ЮАР преступление, как изнасилование детей (страна на первом месте в мире по этому показателю), имеет именно медицинское “обоснование”: меньше шансов заразиться!

Такая же проблема в Гане, в Уганде и других африканских странах, где профсоюзы пытаются заствить правительство обратить на эту проблему внимание. Аугустине Мутеньо из Уганды рассказал, что одна из важнейших задач его профсоюза NOTU - это принятие страной рекомендации МОТ № 200 о ВИЧ/СПИДе. Она рекомендует усилить профилактику ВИЧ на рабочих местах, расширить доступ к лечению людей, живущих с ВИЧ/СПИДом или пострадавших от этого заболевания. Рекомендация призывает к уважению основных прав человека, в том числе к соблюдению принципа гендерного равенства, права не подвергаться обязательному тестированию и права на неразглашение информации о ВИЧ-статусе для всех работников.

- Мы хотим, чтобы эта рекомендация была рассмотрена нашим правительством. Также настаиваем на внедрении норм этой рекомендации в колдоговоры, - поясняет Аугустине Мутеньо.

- Для чего вам это надо? Какие проблемы это решит?

- Это поможет побороть дискриминацию ВИЧ-инфицированных. Сейчас, стоит работодателю узнать о том, что его работник ВИЧ-инфицированный, как он старается уволить его безо всяких оснований. Мы хотим, чтобы больным дали возможность анонимно сдавать тесты на ВИЧ, проводить между собой встречи, консультации, поддерживать друг друга морально. Проблема не только в том, чтобы включить эту норму в колдоговоры, но и в том, чтобы суметь как-то помочь инфицированным, когда окружающие узнают об их болезни, и проводить специальную терапию.

Юлия РЫЖЕНКОВА

Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте



Новости СМИ2


Киномеханика