Top.Mail.Ru
Здравоохранение

Детей лишат медпомощи постепенно

24 мая думский Комитет по охране здоровья организовал “круглый стол” на тему: “Законодательные аспекты охраны здоровья детей”. На нем выяснилось, что уничтожение уникальной отечественной педиатрической системы будет продолжаться. Но постепенно.

БУДУЩЕЕ ПОД ВОПРОСОМ


Председатель Комитета по охране здоровья Татьяна Яковлева напомнила собравшимся, что “ситуация со здоровьем детей в России продолжает ухудшаться. Каждый год численность детей сокращается в среднем более чем на 1 млн. человек”. Даже с учетом того, что младенческая смертность медленно падает, она остается в 2 - 3 раза выше, чем в европейских странах. Стабильно высоким продолжает оставаться уровень смертности детей (особенно в возрасте от 10 до 17 лет) от суицидов, несчастных случаев, травм и отравлений. Число детей-инвалидов за последние пять лет увеличилось более чем на 155 тысяч и составляет более 600 тысяч человек. Растет потребность детей в медпомощи, особенно в высокотехнологичных видах специализированной помощи.

В то же время в РФ сокращается коечный фонд детских больниц (без увеличения средств на амбулаторно-клиническую помощь детям). Средства консолидированного бюджета и государственных внебюджетных фондов не обеспечивают реальные потребности детей в охране здоровья. Как снежный ком нарастает коммерциализация медицинской помощи детям. “В этой связи, считаю, следует с особым вниманием отнестись к проекту закона о госгарантиях медицинской помощи, где нужно решить все проблемы оказания медпомощи детям”, - указала председатель комитета.

В отрасли не хватает кадров. Все меньше становится участковых педиатров и детских медсестер - из-за очень низкой зарплаты эти специалисты уходят на другую работу. После принятия 122-го закона и отмены льгот особенно усилился отток педиатров из сельской местности. По мнению Яковлевой, без совершенствования законодательства и необходимого финансирования все принимаемые правительством документы “так и останутся очередными декларациями”. Ведь “сейчас никто нам не может сказать, сколько стоит охрана здоровья детей, сколько денег тратится на льготное питание, на школьную медицину, на профилактику и т.д. и т.п. Без расчетов реальных потребностей детского населения в видах и объемах медицинской помощи мы с места не сдвинемся”.

Глава комитета напомнила, что с начала будущего года заканчивается финансирование Федеральной целевой программы (ФЦП) “Дети России” и подпрограммы “Здоровый ребенок”. “Поэтому от представителей министерств мы хотели бы услышать, как будет финансироваться эта подпрограмма в 2006 году, каковы перспективы продления программы “Дети России” и ее подпрограммы “Здоровый ребенок” на 2007 - 2010 годы”.

Яковлева также указала на необходимость “возрождать систему профилактики”, “совершенствовать систему профилактических осмотров”, “законодательно решать проблему ликвидации йодного дефицита”, для чего необходима подготовка соответствующего проекта закона. Да и это не панацея: “Надо принципиально пересмотреть подходы к подготовке и принятию законов. Законы принимаются без анализа последствий их реализации на положение детей. Поэтому мы поддерживаем предложение РАМН и Союза педиатров России о необходимости специального закона об охране здоровья детей. Нужно также вносить изменения в бюджетное, налоговое законодательство, устранить все коллизии, возникшие в связи с принятием 122-го закона”, - предложила Яковлева. Кроме того, “сейчас решение основных пробоем по охране здоровья детей легло на плечи регионов, на органы местного самоуправления. Причем денег им практически не добавили!”

Яковлеву поддержала Валентина Пивненко, председатель Комитета по проблемам Севера и Дальнего Востока. Ее беспокоит, что проблемные территории, имеющие свою специфику, особые условия жизни, влияющие и на детей, остались без внимания. “Отношение к ним у государства сегодня - как у злой мачехи! - сказала председатель “северного” комитета. - Ведь любая проблема должна находить свое решение, в том числе и в финансировании. А пока не будут находиться деньги на детей, любые законодательные инициативы будут или половинчатыми или никакими”.

Пивненко напомнила, что за последние годы состояние здоровья детей-северян значительно ухудшилось, детская заболеваемость в 2 - 2,5 раза выше, чем в других регионах (это при снижении рождаемости более чем на 30% и росте смертности на 42%). На “северах” практически не растет число детских больниц, детсадов, школ, оснащенных системами очистки и обеззараживания воды. Пивненко предлагает вернуться к формированию в рамках ФЦП “Дети России” подпрограммы “Дети Севера”. Поскольку свертывание этой подпрограммы привело к резкому сокращению числа медосмотров детей, оказания им лечебно-профилактической и консультативной помощи. Депутат высказалась также за создание недорогих спортивных центров, где дети могли бы заниматься физкультурой и спортом. По словам Пивненко, обострилась и “проблема проезда детей-северян к месту отдыха и обратно, проблема определения стоимости этого проезда - в связи с тем, что уничтожена норма закона об установлении льготных тарифов (“денег нет”)...”

Зампред Комитета по образованию и науке Сергей Колесников акцентировал внимание собравшихся на необходимости совершенствования охраны здоровья матери и ребенка. И, соответственно, разработки “комплексной ФЦП охраны здоровья матери и ребенка”, поскольку разделять понятия здоровья матери и здоровья ребенка, по его мнению, нельзя. Он предложил также ввести социальное страхование школьников, поскольку “школа - это промышленное предприятие, где налицо все вредные факторы”. Вдобавок и в новом Жилищном кодексе, и в связанных с ним законах “права детей практически не оговорены и совершенно не отрегулированы положения, способствующие демографической политике и охране здоровья детей”.

Насчет медицинского страхования детей и взрослых Колесников полагает, что по действующему законодательству это никакое не страхование, а налог на оказание минимума медуслуг, да и то декларированных: “Разговоры о том, что мы обеспечим достаточное количество средств, необходимых для оказания медпомощи, - не более чем разговоры, поскольку нет страхового принципа: на закон об ОМС не распространяются даже нормы закона о страховом деле!” В стране отсутствуют минимальные социальные стандарты. “Я сторонник отдельного кодекса об охране здоровья детей”, - повторил депутат.

Зампред Комитета ГД по делам женщин Тамара Фральцова акцентировала внимание на проблеме нормативного обеспечения отдыха сирот и детей из неблагополучных семей: оно “должно быть не только в форме региональных программ, но и иметь обязательный федеральный стандарт”.

СТОНЫ ИЗ РЕГИОНОВ

Участники обсуждения отметили: отдельные меры, принимаемые государством в сфере охраны здоровья детей, не отвечают сложившимся социально-экономическим условиям и отдают формализмом, поскольку не сдерживают “снежный ком” негативных демографических процессов и тенденций ухудшения состояния здоровья детей, не обеспечивают необходимых темпов снижения материнской и младенческой смертности. Более того, снижается и нынешняя планка правовых гарантий детям. Право детей на бесплатную медпомощь урезается. Бюджетные ассигнования на финансирование здравоохранения не отвечают реальным потребностям и не обеспечивают реализацию прав многих детей на получение своевременной качественной медпомощи, что ведет к ее повальной коммерциализации.

Так, представитель Минздрава Астраханской области Сергей Красовский предложил “законодательно поднять статус нашей участковой педиатрии и акушерско-гинекологической службы, иначе мы ее просто потеряем”. Руководитель Детского научно-практического центра противорадиационной защиты Лариса Балаева напомнила, что “122-й закон оставил непроработанными большинство аспектов прав детей с ограниченными способностями. В частности, снята норма о лекарственном обеспечении детей-инвалидов. Детям с сахарным диабетом снимают инвалидность в связи с временной нормализацией результатов анализов крови - но это же просто неграмотно!” Завлабораторией правовых проблем охраны здоровья детей Научного центра здоровья детей РАМН Юрий Лапин призвал законодателей “во всех регионах ввести должность уполномоченного по правам ребенка”.

Депутат ГД Ольга Борзова побеспокоилась “о судьбе педиатрической службы и финансовом перекосе в сторону врача общей практики”. Главврач Климовской райбольницы и глава комитета Брянской облдумы по социальной политике Анатолий Галькевич подтвердил: “Минздрав ставит на семейного или участкового врача общей практики. Но это будет, мягко говоря, фельдшер с дипломом о высшем образовании! На селе предлагают сократить медпомощь в больнице - и перенести на дом. Ну попробуйте это сделать на селе, где большие расстояния и нет общественного транспорта! Согласно планам министерства, чтоб дать большую зарплату врачу общей практики (10 тыс. руб.), надо сократить пять врачей высококвалифицированных, с большим опытом работы, получающих сейчас 1200 - 1500 рублей в месяц! Разрушая отлаженный механизм, ничего хорошего не добиться!”

Большинство этих предложений нашли отражение в рекомендациях.

НЕОБРАТИМОСТЬ ПРИ ПРОИГРЫШЕ ТЕМПА

А вот что ответили общественности представители министерств и ведомств. Руководитель Федерального агентства по здравоохранению и соцразвитию Вячеслав Прохоров “перевел стрелки” на места: “Большинство субъектов РФ должных средств на охрану здоровья детей не выделяют, и федеральный центр вынужден эти объекты в итоге вытаскивать и финансировать. Многие, включенные в региональные “отраслевые” программы строительства объекты, откровенно говоря, пролоббированы, и не всегда в них есть необходимость”. Опять регионам двойка. Замдиректора департамента молодежной политики Минобрнауки РФ Игорь Беляк предложил “пересмотреть систему физвоспитания при учебных заведениях, которой сейчас уделяется мало внимания”. Плюс - активизировать казенную антинаркотическую пропаганду в школах.

А Ольга Шарапова, глава минздравовского департамента медико-социальных проблем семьи, материнства и детства сосредоточилась на геройской “роли Михаила Юрьевича Зурабова” в российской эволюции (в данном случае - в выбивании у скупого Минфина денег на здравоохранение). Впрочем, чиновница поговорила и о предмете обсуждения. Получилось такое: “Сейчас мы в министерстве решаем технический вопрос - проходит акция протеста детей-инвалидов. Думаю, Прохоров рассказал уже вам, что растет финансирование лечебно-профилактических учреждений, и многие из них уже отремонтированы. За последние 5 лет у нас количество детей в общей сложности, конечно, уменьшилось - потому что больше стало больных женщин, а они рожают больных и недоношенных детей. Еще со времен Гиппократа говорили: здоровое дитя способна родить только здоровая мама. У детей старшего школьного возраста примерно по три хронических заболевания. Мы будем постепенно (выделено мной. - В.Б.) вводить институт врача общей практики в педиатрии, дабы привлечь в педиатрию больше высококвалифицированных специалистов!”

Вадим БАРАБАНОВ


ГЛАВНАЯ ПРОБЛЕМА МЕДИКОВ - ЗАРПЛАТА

Председатель профсоюза работников здравоохранения РФ Михаил КУЗЬМЕНКО в своем докладе на IV съезде профсоюза (проходившем 24 - 25 мая) рассказал обо всех нынешних проблемах медиков. Делегаты дополнили отчет профлидера своими выступлениями и рассказали, как живут медицинские работники в регионах.


В прошлом номере “Солидарности” опубликовано начало репортажа с IV съезда профсоюза работников здравоохранения. Мы рассказали о главных проблемах медиков, которые затронул в своем докладе председатель профсоюза Михаил Кузьменко. Так, по его словам за четыре года прошедших с прошлого съезда медицинских работников ситуация с зарплатой в отрасли не изменилась. Но удалось хотя бы отстоять позиции - сохранить структуру зарплаты, систему компенсационных выплат, оплату ночной смены в двойном размере. Кроме того, профсоюз добился начисления надбавки за непрерывный стаж работы, которая достигает 80% оклада.

Однако делегаты подтвердили что ситуация с зарплатой очень сложная. Так, председатель Ульяновского областной организации профсоюза Лариса Исаева обратила внимание участников форума на то, что зарплаты медперсонала 1 - 12 разряда (а это 80% работников здравоохранения) не достигают уровня прожиточного минимума. Зарплату, равную ПМ, получают только работники, которые имеют 13 - 14 разряды. Однако председатель профкома Центральной горбольницы г. Лесозаводска Приморского края Татьяна Акимова заявила, что в ее больнице положение еще хуже: работник 16 разряда (выше - только главврач и его заместители) получает 2800 рублей.

Председатель Богдановической районной организации профсоюза Сергей Угринов обеспокоен состоянием медицины на селе. Он не понимает, как будут жить сельские врачи в условиях, когда все льготы отменены. Угринов привел в качестве примера свою зарплату на основном месте работы - его зарплата врача в больнице равна 3,5 тысячи рублей. “Врач может получать приемлемую зарплату, только работая на 2,5 ставки и совмещая несколько должностей...” - сказал он.

Но даже эти нищенские оклады выплачивают нерегулярно - в отрасли здравоохранения до сих пор остались долги по зарплате. Хотя правительство РФ ранее погасило часть задолженности, к сегодняшнему дню она снова выросла. По словам Кузьменко, из-за сложностей с финансированием материально-техническая база учреждений здравоохранения практически развалилась.

Несмотря на то, что проблем в отрасли достаточно, к ним постоянно прибавляются новые. Так, правительство РФ предлагает преобразовать действующие государственные и муниципальные учреждения здравоохранения в автономные, и изменить механизм финансирования. А это поставит величину окладов работников в полную зависимость от средств, заработанных организацией.

Новый закон о том, что первые два дня больничного оплачивает работодатель, вызвал у профлидеров медотрасли большое беспокойство. Здравоохранение - бюджетная отрасль, а поскольку свободных средств в медучреждениях, как правило, нет, деньги придется брать из фонда заработной платы. В связи с тем, что оклады работников с начала этого года устанавливают субъекты федерации - бюджет каждого региона четко рассчитан. Как заметила председатель Комитета по охране здоровья Госдумы РФ Татьяна Яковлева, если оттуда взять деньги на оплату больничных, то фонд оплаты труда останется в дефиците. “Необходимо сразу заложить сумму на оплату больничных в бюджет”, - заявила депутат нижней палаты парламента.

ОДИН В ПОЛЕ НЕ ВОИН

Трехсторонние соглашения - один из главных инструментов, с помощью которых профсоюз борется за лучшую жизнь трудящихся. Однако председатель Ульяновской областной организации Лариса Исаева удивилась тому, что за невыполнение пунктов соглашений стороны не несут ответственности. “В 2002 году, в генеральном соглашении, правительство РФ обещало повысить нам зарплату на 50%, но этого не произошло. Как мы можем обязать стороны соблюдать договоренности?” - спросила она. И заметила, что, к сожалению, профсоюз добивается реальных результатов только с помощью акций протеста. Михаил Кузьменко с сожалением подтвердил, что никакой ответственности за невыполнение договоренностей действительно нет.

КАДРЫ И СТУДЕНТЫ

Другая проблема, которой обеспокоены все делегаты съезда - подготовка кадров для отрасли. Как рассказал заместитель председателя профкома Ростовского государственного медуниверситета Евгений Харламов, учащиеся средних специальных учебных заведений получают стипендию 120 рублей, студенты вузов - немного больше. Кроме того, у вузов нет своей клинической базы - из-за недостатка финансирования - а в больницы студентов пускают не всегда. Присутствовавший на съезде заместитель министра здравоохранения и социального развития РФ Владимир Стародубов ответил на это, что невозможно предоставить всем медицинским вузам клинические базы. Для этого, по его словам, необходимо 100 тысяч коек, поэтому все останется по-прежнему - на договорной основе с муниципальными клиниками.

Участники съезда отметили, что и в профсоюзе, и в отрасли сейчас очень мало молодежи, выпускники медвузов и училищ не идут работать в районные больницы на маленькую зарплату. Лариса Исаева заявила, что в ее регионе укомплектованность участковыми врачами составляет лишь 45%. “Молодежь не хочет идти на ставку в 1920 рублей, которую у нас предлагают начинающему врачу”, - сказала она.

ЕСТЬ К ЧЕМУ СТРЕМИТЬСЯ

В заключение делегаты обсудили менее глобальные, но также очень важные вопросы. Председатель ханты-мансийской областной организации Анатолий Шатилович упомянул, что ЦК профсоюза не мешало бы наладить информационную политику: “Из-за того, что документы из ЦК запаздывают, мы не всегда можем должным образом участвовать во всероссийских акциях протеста”.

Председатель владимирской областной организации Светлана Солокина пожаловалась на то, что у членов профсоюза давно нет ни льготного отдыха, ни оздоровления, ни лечения. В ответ председатель ФНПР Михаил Шмаков сообщил собравшимся, что ФНПР борется за то, чтобы вернуться к дореформенной системе соцстраха и медстраха.

Елена ЕМЕЛЬЯНОВА


ПРОФСОЮЗ МЕДРАБОТНИКОВ - ВЗГЛЯД ИЗ ПРОВИНЦИИ

Почта редакции

2005 год принес много нового нашему здравоохранению. Новая организация медицинской помощи населению. Новое отношение к здравоохранению чиновников и потенциальных пациентов. Российское здравоохранение по мановению “волшебной” палочки господина Зурабова, находясь еще в социалистической дреме, делает шаг в сторону капитализма. Возникает вопрос - кто защитит медицинского работника от неправомерных действий работодателя?

Наша проблема в том, что практически вся собственность уже поделена, но остался лакомый кусок - медицина. 2005 год - это старт, как на тараканьих бегах, где главный приз - кусок здравоохранения. Будьте уверены, частный капитал проглотит этот кусок и не поперхнется, лишь бы был доход. А доход будет обязательно. Капитализм поставит все точки над “и”, и обывателю придется понять, что главное в жизни - не деньги, не особняк, не дорогая машина, не положение в обществе, а здоровье. Ведь бесплатного здравоохранения, как было при социализме, больше не будет. Теперь за все нужно платить.

Методы и способы перевода здравоохранения на капиталистические рельсы довольно незатейливы, но тоже подаются в красивой обертке. Мы видим, как постоянно, но уверенно формируется негативное общественное мнение по отношению к медработникам. На экранах телевизоров все больше и больше клеветы на медицинских работников, утверждений, не имеющих никакого отношения к подавляющему большинству медиков. Нам приписываются такие качества (те, кто их приписывает, судят, наверное, по себе), которые нам и не снились даже в самом дурном сне. Все то же самое с небольшими вариациями печатается в прессе и передается по радио. Создается впечатление, что из нас делают мишень для будущей охоты. И охота будет. Все неудачи реформ в здравоохранении спишут на нашу плохую работу, благо уже цель определена, и нужно просто крикнуть: “Ату!”

Очень важным и обдуманным шагом правительства, направленным на переход к капиталистическому здравоохранению является дробление крупных медицинских объединений на мелкие, ведь поодиночке с нами легче справиться (например, продать). И никого не волнует, что разрушается сам принцип преемственности в лечении больного. Эта проблема почему-то волнует только нас, медиков.

Правительство разработало два варианта существования этих учреждений: 1. Автономное некоммерческое муниципальное учреждение; 2. Автономная муниципальная некоммерческая организация. По сути, эти учреждения отличаются друг от друга только тем, что одно можно продать сразу, а другое после определенных юридических манипуляций.

Правительство и наше министерство готовят законопроекты и принимают указы такие, какие им нужны, не считаясь с нашими интересами. Возникает справедливый вопрос: участвует ли медицинская общественность в формировании и становлении нового капиталистического здравоохранения? Есть ли у медицинской общественности единый альтернативный план оптимального реформирования здравоохранения, в котором учитывались бы и наши интересы? Ведь на все это мы имеем право по одной простой причине - нам дальше в этой системе работать. На оба вопроса можно ответить с уверенностью - нет.

Нет у нас достойного плана реформ. Почему? Ведь есть организация, которая считает себя ответственной за защиту интересов медицинских работников. Это профсоюз. Но при социализме профчленство приближалось к 100%, сейчас же этот процент гораздо ниже. Пора уже учиться адекватно отвечать на все антинародные реформы правительства. Чтобы профсоюз был адекватен моменту, наверное, нужно каждому начать с себя. Реформы в здравоохранении неуклонно приведут и к реформированию профсоюза, к появлению новых задач и целей, это только дело времени. Реформирование профсоюза может пойти только в одном направлении, снизу вверх, так как профсоюз - это общественная организация и высшим органом его является общее собрание.

Мы должны понять, что чем меньше каждый из нас участвует в работе профсоюза, тем ниже уровень нашей защиты от работодателя. Если мы не хотим лепить новый профсоюз из старого, боясь запачкать руки - будьте уверены, найдутся другие силы, которые слепят то, что им нужно, но только без учета наших интересов. В чем заключается сила профсоюза и его солидность, которая заставляет работодателя относится к нему с уважением?

Во-первых, в численности - чем нас больше, тем у нас больше возможностей влиять на любую ситуацию, защищать свои интересы. Во-вторых, в монолитности - даже если нас много, но мы раздроблены на мелкие группы, с нами можно легко справиться. И дай нам бог сохранить монолитность профсоюза, несмотря на то раздробление медицинских объединений, которое планируется в 2005 г.

Ну и, наконец, сила в дисциплинированности. Дисциплина в профсоюзе оставляет желать лучшего. О какой дисциплине может идти речь, если любыми завоеваниями профсоюза пользуются все работники отрасли? Сам по себе возникает вопрос - зачем тогда состоять в профсоюзе? Поэтому профсоюзы должны защищать интересы только своих членов. Любая подпись профсоюзного лидера на любом документе должна означать только одно - этот документ касается исключительно членов профсоюза. Это мировая практика, рано или поздно и мы к этому придем.

Нам всем нужно понять, что профсоюз - это не профком, не обком, не ЦК. Профсоюз - это общественная организация, интересы его членов должны быть на первом месте, а потом уже - профком, обком... Единство членов профсоюза может заставить работать любую из этих структур, профком, обком, ЦК, нужно только этого захотеть. Совершенно очевидно, что перед членами профсоюза медицинских работников в 2005 году стоит огромная и нелегкая задача - создать новый, соответствующий времени профсоюз. Если мы не хотим сделать наш профсоюз более эффективным в работе - это наша беда, работодатель будет вести себя с нами так, как ему выгодно. А как делать профсоюз эффективным - научимся, было бы желание.

Николай ГОРЯЧЕВ
председатель профкома 2-й городской больницы Костромы
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте



Новости СМИ2


Киномеханика