центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+

Здравоохранение

От бесплодия избавят роботы?


В последнее время все интенсивней развиваются высокие технологии в области акушерства и гинекологии. Правительство выделяет огромные деньги, по всей стране открываются центры. Однако на практике развитие не всегда приносит плоды, а обычные роддома так и вовсе остаются не у дел.


В преддверии международного конгресса “Технологии XXI века в диагностике и лечении гинекологических заболеваний”, который пройдет 9 - 12 июня в московском “Научном центре акушерства, гинекологии и перинатологии им. В.И. Кулакова” (НЦ АГиП) с журналистами встретились специалисты - организаторы конгресса.

Рождаемость - тема для России и всего западного мира крайне актуальная. Для воспроизводства населения семьям необходимо иметь по 2,15 ребенка, гласят последние исследования. В пересчете на целых детей выходит по два-три. Между тем, в одной России 6 млн пар страдают от бесплодия. Этой проблемой и решило озаботиться правительство.

“В последние три года в области происходят беспрецедентные события, - рассказывает Геннадий Сухих, директор ФГУ “НЦ АГиП им. В.И. Кулакова”, - правительство инвестирует огромные суммы. В стране строятся 20 центров перинатологии, оснащенных по последнему слову техники”. Эти центры, а также множество родовспомогательных учреждений откроются по стране к 2015 году. Основное их назначение - исцеление родовых патологий и лечение бесплодия. По словам Сухих, современные операции на репродуктивных органах повышают возможность забеременеть в три и более раз.

Успехи российской перинатологии и вправду очевидны: сегодня благодаря специальным аппаратам удается выхаживать новорожденных весом в 500 - 600 г. Развиваться стала и внутриутробная хирургия - операцию можно провести еще не родившемуся ребенку. По словам Лейлы Адамян, президента Российской ассоциации гинекологов-эндоскопистов, основа научно-технического прорыва состоит в том, что плод, находящийся в утробе, стал восприниматься как пациент. “Операции на репродуктивных органах теперь можно проводить с минимальным травмированием, - рассказывает Адамян. - Нет кровотечений, нет антибиотиков, процесс заживления максимально короток - на следующий день можно отправляться домой”.

Буквально на днях, во время международного конгресса “Технологии XXI века в диагностике и лечении гинекологических заболеваний”, пройдут первые операции на основе роботехнологий. Основной их посыл в том, что работает робот, а хирург сидит за манипуляционным пультом. По мнению Геннадия Сухих, плюсы таких операций очевидны: во-первых, в операционной обеспечивается максимальная стерильность, во-вторых, появляется возможность работать дистанционно - сидящий в Москве врач свободно может оперировать на Чукотке, при условии наличия того же оборудования. Робот в операционной - понятие едва ли близкое современному обывателю. К тому, что в обставленных по последнему слову техники больницах инженеры будут нужны больше медицинских сестер, привыкнуть сложно. Привыкать, правда, придется не скоро. В настоящее время в мире операционных роботов всего 800, две трети из них находятся в США, 140 в Европе и два в России (в Ханты-Мансийске и Екатеринбурге). Да и удовольствие это дорогое - одна машина стоит порядка 4 - 5 млн долларов.

Среди очевидных плюсов прогресса проскальзывают и минусы. Самый яркий из них - цена. Выхаживание недоношенного ребенка обойдется в 560 тысяч рублей. Учитывая среднюю заработную плату россиянина - это дорого, очень дорого. Однако всемирно известным хирургам деньги не кажутся преградой. “Не стоит забывать о целенаправленном финансировании - государственная квота на высокотехнологичные операции составляет 124 тысячи рублей. И этот механизм работает, является реальной помощью семье”, - комментирует Сухих. С учетом квоты недоношенный ребенок будет стоить 436 тысяч рублей. Похоже, что вложенные правительственные средства так и не станут народными. Операции при помощи всевозможных роботов и высоких технологий как были, так и останутся чем-то далеким и слишком элитарным для российского гражданина.

В такой ситуации простым российским труженицам придется довольствоваться привычными государственными родильными учреждениями. А с ними, как известно, всегда проблемы. Независимые эксперты пугают статистикой детской смертности - умирают 11 из 1000 новорожденных. Увлекшись постройкой суперсовременных центров, о районных роддомах правительство зачастую забывает. Алексей Тихомиров, адвокат, кандидат медицинских наук и член некоммерческого партнерства “ЮрИнфоЗдрав” основную проблему видит отнюдь не в недостатке финансирования. “Вопрос не в деньгах - их приток никак не изменит структуру, - рассказывает эксперт. - Допустим, приходя на рынок за помидорами, можно заплатить и двойную их стоимость, однако на качество это никак не повлияет. Без реформирования структуры ничего нельзя изменить. За рубежом роддомам платят страховые компании, в России же замыкается порочный круг. Государство содержит, государство же и платит, деньги вращаются по схеме казна - роддом - казна. Конечно, помимо структуры есть и другие факторы. За последние годы значительно упало качество обслуживания. По первой специальности я акушер-гинеколог, и когда в начале 80-х практиковал - старые доктора охотно делились со мной премудростями. Сегодня между врачами конкуренция, и ничего подобного не происходит. В результате низкоквалифицированные специалисты занимают высокие должностные позиции. Кроме того, врач в районной больнице ни за что не отвечает - ему нечего бояться. В лучшем, подчеркиваю, случае ответственность несет заведующий отделением и главврач”.

Найти подтверждение словам адвоката не составляет труда. “Я рожала в марте 2006 года, - пишет девушка Надежда на одном из многочисленных форумов для молодых мам. - Отношение медсестер и нянечек в послеродовом отделении было на уровне “нам все параллельно”. Медсестры в детских боксах ходят без марлевых повязок. Мадам, которая выносила ребенка счастливому папаше, вытирала нос рукой, при этом сопли у нее лились ручьем. Рожала я по договоренности. Роды были очень тяжелые. Результат: швы, которые болят даже по прошествии четырех месяцев, и родовая травма шейного отдела позвоночника у ребенка. Во время родов обещанную анестезию не применяли, давали газ, от которого меня рвало. Давление было 145, произошла остановка сердца у ребенка, в результате его выталкивали, что и привело к травме, о которой врачи промолчали. Узнали мы об этом позже в Институте педиатрии. Выписали меня из роддома на третий день. При этом не сказали о том, что у ребенка, помимо подозрения на вывих тазобедренного сустава, желтуха и водянка. Деньги при этом заплатали огромные - тысячу долларов”.

Саша МЕРЦАЛОВА
2010-04-26 18:47:04


Комментарии: