центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+
45  (01/12/2004)

Содержание номера

Знаменитость

Заслуженный “еврей” Брайтон-Бич


Вилли ТОКАРЕВ - один из самых известных шансонье в России, да и за рубежом. Всегда жизнерадостный, энергичный, доброжелательный, Вилли Иванович подкручивает свои знаменитые усы и излучает оптимизм, здоровье. В свои 70 кубанский казак, супруг молодой жены и сам молодой отец, мотается по белу свету с гастролями и предстает перед нами человеком подвижным, излучающим тонны положительной энергии. Встретившись с нашим корреспондентом, он не только рассказал о своей судьбе, но и открыл секрет долголетия и молодости, о котором сам узнал у 89-летнего портье одного из бразильских отелей.

“БАНДА ТЕККЕРА”


- Вилли Иванович, вы родились...

- ...в 1934 году в Краснодарском крае, на хуторе Чернышов. Там и провел свое детство до войны. Потом отца забрали в армию, а нас отправили к дяде, который жил в Махачкале, и мы поселились неподалеку, в Каспийске. Там я ходил в школу. Потом переехал в Ленинград и поступил в музыкальное училище при консерватории. И затем стал работать там же.

- А как прошли школьные годы?

- Знаете, в школе я был известным хулиганом. Учитель математики и не называл меня иначе как “Банда Теккера”. Вот и подумайте о том, каким я был. Например, ловил ящериц и выпускал их в классе во время контрольных. Девчонки в ужасе визжат - контрольная сорвана. А еще подливал масла в чернильницы, и перья не писали. Так мы срывали контрольные по русскому языку. Хотя я этот предмет любил всегда. А учительница меня - не очень...

- Почему?

- Я был в третьем классе, и однажды эта учительница написала на доске слово с ошибкой - “парашут”. И, конечно же, все смолчали, кроме меня. Я поднял руку и сказал: “Нина Ивановна, вы неправильно написали”. С тех пор я у нее был самым нелюбимым учеником. Да и вообще я всегда шалил, учил все так себе: химию - на алгебре, алгебру - на физике...

- А первую любовь помните?

- Помню. Я тогда написал одно из своих первых стихотворений, и все девочки школы стали на меня засматриваться. И вот самая красивая девочка школы (ты извини, имени называть не буду, она в Москве сейчас живет) тоже обратила на меня внимание. Мы с ней ходили в кино, ели мороженое. Ну, в общем, красивая детская любовь.

ОПАЛЬНЫЙ ПОЭТ

- Вилли Иванович, расскажите нашим читателям о вашей эмиграции в Америку.

- Я уехал в эмиграцию в 1974 году. Хотел свободы творчества. То есть в финансовом плане я в СССР был в полном порядке, потому что работал десять лет в лучших коллективах страны, таких как ансамбль “Дружба”, выступал вместе с знаменитым певцом того времени Жаном Татляном, да и много еще с кем. Я получал хорошие авторские гонорары, так как мои песни исполнялись мегазвездами того времени, такими как Майя Кристалинская, Эдита Пьеха. Но я не мог выпустить в Советском Союзе свой диск, и только поэтому и уехал. И в этом не было никакой политической подоплеки. В 1974 году наша страна жила в эпоху “прокрустова ложа соцреализма”, когда все обрубалось по тем меркам и рамкам, которые были определены правилами того времени. И так получилось, что мои песни не укладывались в эти правила, и поэтому мне пришлось уехать в США. Я не ошибся в выборе страны, так как там я состоялся как музыкант. В Америке выпустил свой первый диск “В шумном балагане”, который перевернул всю мою жизнь.

- И каким же образом вы заработали на этот первый альбом?

- Четыре года работал таксистом.

- А как относились к вам ваши “коллеги”, таксисты-американцы?

- Как ни странно, нормально относились. И даже, бывало, помогали деньгами. Да и вообще, в таксопарке было еще несколько русских, так что было немного легче.

- Вы там состояли в профсоюзе таксистов?

- Нет, не состоял, как-то ни к чему мне это было.

- Случались ли с вами тогда какие-нибудь курьезные случаи?

- А как же! Ровно четыре раза под дулом пистолета ходил. В третий раз как сел ко мне грабитель, я подумал: ну все, конец мне. Покружил меня по городу и высадил из машины, соответственно, забрав всю мою выручку. До сих пор не верится, что живой остался.

- Сколько вы зарабатывали таксистом?

- Это зависело от того, сколько было клиентов, ведь по большей части работали за чаевые. Случалось и так, что оставался с двадцаткой в кармане. Но были, конечно же, и удачные моменты, вот тогда я и откладывал деньги на свой первый альбом. Эти деньги были для меня неприкосновенными.

- Успех пришел сразу же после выхода альбома?

- Да, когда я выпустил этот диск, ко мне пришла первая известность. И вот этот успех позволил мне найти работу. Я начал петь в ночных клубах, а позже меня стали приглашать в разные города, в Лос-Анджелес, Чикаго... И благодаря этому альбому я стал выпускать каждый год новый диск. Всего в Америке я выпустил 22 пластинки.

- И много вы получали за выступление в ночных клубах Америки?

- В ночном клубе “Одесса”, где я начинал, за семь дней работы получал 120 долларов на двоих. В основном деньги приходили как чаевые. Так что особенно разгуляться не на что было.

ТОКАРЕВ - ТУДА И ОБРАТНО

- А когда вы вернулись в Россию, то...

- Как сейчас помню, я вернулся в 89 году, по приглашению Госконцерта СССР, чтобы дать концерты по городам России. Это был феноменальный успех! Конная милиция, распроданные билеты в дворцы спорта и сотни тысяч людей, которые не смогли попасть на мои концерты... В это же время снимался фильм о моих гастролях - “Вот я стал богатый сэр и приехал в СССР”.

- Успех, с которым вы выступили в России, как-то сказался на вашей работе в Америке?

- Этот успех бумерангом вернулся в Америку. Мне стали предлагать совсем другие деньги за выступление, уже не жалкие гроши. Мне стали платить 2 тысячи долларов за три дня. Не правда ли, большая разница? А потом, в 90 году, я снова в Россию поехал с концертами.

- Что было наиболее тяжелым для вас в Америке?

- Это тоска по родине. Она никогда не оставляла меня, и даже тогда, когда я достиг всего, она стала еще сильнее. Я жил в небоскребе на Манхэттене, в огромной квартире - красота, конечно, неописуемая. Но сбежал оттуда на Брайтон-Бич, поближе к русским и русской речи. Кроме того, я там, на Брайтоне, получил свое первое звание - “Заслуженный еврей Брайтон-Бич”, хотя евреем никогда не был, я кубанский казак. А так - считаю, что это одно из самых важных званий в моей жизни.

ЛЮБОВЬ И ШАНСОН

- А где и как вы познакомились со своей женой?

- Эта роковая, в хорошем смысле этого слова, встреча произошла со мной во время очередных гастролей по России. Я приехал в Москву и по-настоящему заблудился. Мне нужна была помощь. Я пытался найти в летящей мимо толпе доброе лицо. И тут появилась Она. Точнее, они. Смотрю - две симпатичные девушки, подошел, спросил, как проехать, выяснилось, что нам по дороге... Я был покорен Ее необычностью с первого взгляда. Три остановки мы проговорили, я пригласил их на концерт. Не сразу она упала в мои объятия. Ухаживал за Джулией пять лет. Часами говорил по телефону и понял, что у нас очень много общего. У нее прекрасное чувство юмора. Она окончила ВГИК, много знает, читает. Мы никогда не молчим вдвоем. Я с 1934 года, а Джули родилась в 1976-м. Я не гнался за тем, чтобы найти себе молоденькую девочку. Хотите верьте, хотите нет, но о разнице я даже не думаю. Кроме того, все сглаживает наша дочка Эвиллина. Что значит “Это Виллино”! Единственное, о чем я жалею, что семейное счастье пришло ко мне только с третьей попытки. У нас дома постоянный хохот, мы все друг друга подзаряжаем. Я всегда помогаю приготовить ужин, обед, убираю квартиру, мою полы, конечно же, когда на это есть время. Она у меня гениальная женщина!

- Вилли, как вы относитесь к такому понятию, как “русский шансон”?

- Шансон - это песня. Я думаю, что во Франции есть такие же песни, которые у нас принято называть “блатными”. В Америке есть кантри-музыка, там тоже можно услышать то, что не поется в обычных песнях. Отличие? Наверное, в мелодическом строении, в подходе к словам - совершенно наш, русский менталитет. Работая под таким французским названием “шансон”, мы не думаем о национальной принадлежности. Я пою в семи разных жанрах, не только шансон, но и лирику, патриотическую и гражданскую песню, романсы. В моем репертуаре очень много детских песен.

- Что вам не нравится в отечественном шансоне?

- Я не люблю в песнях, которые звучат по радио “Шансон”, да и на улице, пропаганды бандитского образа жизни. Песня должна учить чему-нибудь хорошему, а не “пойди своруй, убей”. Чтобы люди воспринимали эти песни как нравоучение, в хорошем смысле этого слова. Есть блатные песни, которые учат чему-то вечному, а другие - развращают. Я отношу свои песни к первой категории. Слушатели находят себя в них, они слушают их постоянно и благодарны за это.

“ВРЕДНЫЕ” СОВЕТЫ

- Вилли Иванович, я слышал, у вас какие-то особенные отношения с алкоголем?

- Спасибо, что напомнил. Пора принимать лекарство. Паша (обращается вглубь студии), налей нам с молодым человеком водки по моему принципу. Водку надо пить несколько раз в день, по 33 грамма.

- А откуда такие сведения, если не секрет?

- Так мне однажды посоветовал портье в одном из бразильских отелей. Он принимал “на грудь” с 17 лет, а на момент нашей встречи ему было уже 89. Он еще и женился на молодой девушке, и та была очень довольна мужем. Он сказал мне: “Есть замечательное лекарство, но важно принимать определенную дозу, чтобы не навредить. Если вас укусит змея, вы можете умереть от ее яда, но если ту же порцию яда распределите и будете принимать на кончике иголочки, то это пойдет только на пользу. Та же история с водкой: в больших дозах - это страшный яд, а в малых - лекарство”. Оказывается, водка, попадая в кровь в умеренных дозах, счищает жировые “бляшки” в сосудах, убивает вредные микробы. При таком алкогольном иммунитете вы не заразитесь, например, простудой от человека, который чихает или кашляет в метро. Самое главное, что в столь малых дозах не происходит привыкания. Даже если мы собираемся с друзьями на вечеринку, я всегда принимаю только свои 33 грамма, не больше. Правда, водку надо пить, если у вас все в порядке с пищеварением. Если нет, сперва пойдите к врачу, вылечитесь, а потом пейте.

- А есть ли еще какие-нибудь эксклюзивные рецепты для здоровья от Вилли Токарева?

- Ну, в принципе, есть. Если человек не курит, то ему полезно будет выкурить одну хорошую сигарету в неделю. Даже можно не затягиваясь. Не нужно курить много, ровно одну сигарету - это вполне достаточная доза в неделю. Это очень полезно для сердца, так как в табаке содержится никотиновая кислота. Еще могу посоветовать пить пиво - по одной кружке в день.

ЗА ЧТО СТЫДНО ВИЛЛИ ТОКАРЕВУ?

- Немножко некорректный вопрос: был ли в вашей жизни поступок, за который вам до сих пор стыдно?

- Не то чтобы стыдно, а как-то я не могу оправдать этот поступок перед теми, кто меня до сих пор укоряет за него. Это - мой отъезд за границу. Я не могу доказать этим людям, среди которых есть и мои родственники, что я поехал туда не “заколачивать бабки”. Я сам себя укоряю до сих пор, что пошел на это. А родственников понять могу, ведь им тоже досталось. И с работы увольняли за то, что я “предатель родины”...

- Я слышал, что вы всегда помогали соотечественникам за границей.

- Да, я всегда старался помогать ребятам, которые приехали из СССР. Старался дать посильную помощь. Всегда раздавал свои вещи, просто приезжал в бедный квартал и отдавал. Также дарил очень многое из своей сценической аппаратуры. Ну вот, например Игорю Саруханову подарил свой микрофон. И это я делаю не для рекламы, просто мне очень приятно, когда я могу помочь людям. Я видел, как люди радуются, и это для меня высшая награда.

Беседовал Юрий КОЧЕМИН
2010-04-26 18:47:04


Комментарии: