центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+

Знаменитость

Фантаст номер один


“Солидарность” побывала в гостях у Сергея ЛУКЬЯНЕНКО



Жил-был молодой писатель Сергей ЛУКЬЯНЕНКО, которого с удовольствием читали любители фантастики. И вот по одной из его книг Первый канал снял фильм "Ночной дозор", и Лукьяненко узнали все, даже те, кто фантастику никогда в руки не брал. Популярность выросла настолько, что ей стало тесно в рамках одной области. Подобное произошло с Жоресом АЛФЕРОВЫМ, лауреатом Нобелевской премии по физике, Федором КОНЮХОВЫМ, путешественником, Валерием ШУМАКОВЫМ, врачом-трансплантологом, и другими. Большинство людей на самом деле понятия не имеют, что такое полупроводниковые гетероструктуры и где находится мыс Горн, но популярности это не мешает.

Я решила поговорить не только с Сергеем, но и с его женой Софьей - одной из первых читательниц его книг. Что за человек Сергей Васильевич Лукьяненко? Понятно, что сам он будет рассказывать одно, но что о нем расскажут его близкие? Были заготовлены вопросы, которые сначала задавались Сергею, а затем Софье, при этом ответы друг друга они не слышали, сами вопросы заранее не видели. Эксперимент привел к неожиданному (и скорее приятному) результату: муж и жена отвечали примерно одинаково, а иногда повторяли друг друга слово в слово!

"ДОРОГОЙ, ВЫНЕСИ МУСОР!"

- Какой у вас рабочий график?


Сергей: - В идеальном раскладе, я утром сажусь часов в 9 за компьютер, полчаса-час смотрю почту, может быть, занимаюсь какой-то ерундой, играю в какую-то игрушку, после чего начинаю работать и работаю до вечера, с перерывами, естественно. Но в принципе, работаю часов 8 - 9 подряд, обычно даже не отвлекаясь на еду, поскольку пообедать - это значит тоже сбить весь рабочий настрой.

- У вас обычный рабочий день, только дома. Не отвлекают на домашние дела?

Сергей: - Один наш известный писатель - не буду называть имя - в какой-то момент просто купил рядом со своей квартирой маленькую однокомнатную квартиру в соседнем доме, там поставил стол, стул, компьютер и каждое утро туда уходил работать. Там больше не было, насколько я знаю, ничего, ну, чайник еще стоял, и всё. Это, конечно, очень хороший метод, я тоже иногда о нем размышляю... Телефона там точно не будет!

Софья: - Это обычно называется "нужно мусор вынести". Прежде, по молодости, это доходило до анекдотичности: вроде как муж дома, вот же он, рядом сидит, но его не тронь, и нельзя попросить его сходить за продуктами или вынести мусор, потому что сбиваешь какой-то процесс. К этому надо было привыкнуть, осознать, что он хоть дома, но он не с нами. Я стараюсь сейчас и детям понимание этого донести, потому что раньше бывало, что дверь папиного кабинета распахивалась, и с криком "папа, папа, посмотри, что у меня получилось" или "папа, папа, почини..." туда врывался ребенок. А в ответ раздавалось глухое рычание. Приходилось детям объяснять, что папа хоть и дома, но он работает, его рабочее место - кабинет.

По утрам, после завтрака, Сергей уходит в кабинет и некоторое время, насколько я знаю, просто просматривает почту, новостные ленты. После чего выходит, заваривает себе кофе, и я понимаю, что сейчас начинается процесс, в который уже лучше не влезать. То есть если до этого я еще могу о чем-то попросить, то следующие час-два-три лучше его не беспокоить. Обычно это прекращается само собой - он выходит из кабинета и говорит: "Я сегодня хорошо поработал" или "Не идет сегодня, не получается". И опять же, в зависимости от того, что он говорит, мы строим планы: если оно не идет, хоть тресни, то, как говорится, не надо мучиться, и мы занимаемся какими-то хозяйственными, семейными делами. Ну а если работается, то он продолжает... Это режим каждого дня. У нас нет такого, что папа утром в кабинет не пойдет.

- Многие читатели говорят, что Лукьяненко "уже не тот", исписался...

Сергей:
- Ну, конечно я не тот. Странно было бы, если бы толстый 44-летний дядька писал точно так же, как писал романтичный 20-летний юноша с горящим взором.

- Какие цели вы себе сейчас ставите?

Сергей:
- Мне интересно сотрудничество с кино. Я надеюсь, что будут дальнейшие проекты, которые будут, может быть, поизвестнее, чем "Дозоры", - основания к этому есть. И мне очень любопытно, как мои книги воспринимаются за рубежом, потому что это другая аудитория и, в принципе, некая возможность влиять на то, как Россию воспринимают в мире. Мне хотелось бы, чтобы ее воспринимали хорошо.

- О вас в Сети пишут очень много негатива. Как вы на него реагируете?

Сергей:
- У нас просто есть такое отношение: любой человек, достигая определенной известности, становится раздражителем. Собственно говоря, это раздражитель по принципу "почему я, такой умный и красивый, и весь из себя хороший, сижу весь в говне, а писатель там где-то ездит, о чем-то рассуждает, и у него все вроде как хорошо". На самом деле, для меня настал момент понимания, когда наш замечательный актер Николай Караченцов попал в аварию. Он был в тяжелом состоянии, лежал в больнице, - и я внезапно обнаружил, что в ЖЖ (блог-площадка. - Ю.Р.) создали целое сообщество, где глумятся над тем, как он лежит в больнице, что с ним происходит. Люди туда радостно писали всякую хрень по поводу тяжело пострадавшего актера - причем человека абсолютно позитивного, я ни разу не встречал кого-то, кто сказал бы о нем плохое слово. Собственно говоря, тогда я понял, что, как говорится в одной басне Маршака, был бы мед, а мухи найдутся.

Софья: - Я вообще считаю, что надо ставить внутренние фильтры, раз уж в Интернете их нет, и все сквозь них пропускать. У Сергея был период, когда он реагировал остро, но потом, по счастью, выработался какой-то иммунитет, и сейчас ни он, ни я на это никак не реагируем.

ПЕРВЫМ ДЕЛОМ - ПИШМАШИНКА, А ДЕВУШКИ ПОТОМ

- Расскажите, пожалуйста, как вы дошли от психиатра в Алма-Ате до писателя-фантаста в Москве.

Сергей:
- Ну, на самом деле врачом я был очень недолго именно по той причине, что к моменту окончания института я уже стал писателем, то есть у меня уже выходили книги. Я начал писать на первом курсе института, и когда заканчивал, то уже понимал, что врачом работать не буду. Я прошел интернатуру, отработал по инерции год, но уже понимал, что это не мое.

- А почему именно фантастика?

Серей:
- Исключительно по той причине, что я сам с детства любил фантастику. Я ее запоем читал все детство, юность, и, когда мне исполнилось 18 лет, как-то совершенно случайно и спокойно, не размышляя о том, сложно ли это и как этому учиться, начал писать. Оказалось, что у меня это получается. Это было абсолютно необдуманное, естественное решение. Я вдруг понял, что как мне интересно читать, точно так же интересно и писать. Ну, а через какое-то время я обнаружил, что это еще и является работой, что за это платят деньги, что книги публикуют, что они интересны многим.

- Быстро книги стали доход приносить?

Сергей:
- В принципе, да, потому что в тот период появились первые негосударственные издательства. В Советском Союзе публикация во многом требовала определенной "выслуги лет". К счастью, у меня была уже другая ситуация, поскольку появились частные издательства, да и государственные, в общем, были уже не так скованы идеологическими установками, они стали публиковать те книги, которые им нравились, которые приносили доход. Фантастика всегда считалась достаточно популярной литературой. Соответственно, уже года через два с момента, как я стал писать, я стал зарабатывать на литературе, причем зарабатывать деньги, соизмеримые с зарплатой начинающего врача, а может быть, даже больше. Я понял, что это может быть профессией, несмотря на большие сомнения родителей, которые воспринимали это как мое хобби.

- На многих начинающих писателей окружение начинает давить: мол, хватит заниматься ерундой, давай зарабатывай деньги...

Сергей:
- Это естественно. И я даже не скажу, что это неправильно, потому что из десятков тысяч людей, которые пробуют писать, существовать на это удается десяткам, в лучшие годы - сотне авторов в каждом жанре. Это действительно так, прожить на литературу трудно, если ты не попал в какую-то обойму и не стал суперпопулярным автором.

- Вы познакомились с женой еще в институте, и в тот период, когда начали писать, но еще не зарабатывали литературой, она была с вами. Она вас поддерживала?

Сергей:
- Да. Во-первых, я сразу ей сказал, буквально в первый день знакомства, что я пишу фантастику, мне это интересно, и у меня даже есть публикации. И я ее сразу честно предупредил, что учти, как бы у нас с тобой отношения ни развивались, но ты всегда будешь на втором месте, а на первом будет моя пишущая машинка.

- Как она отреагировала?

Сергей:
- Она сказала, что тоже любит фантастику и это очень здорово, что я ее пишу. Ну и, конечно, были периоды, когда то, что я писал, не приносило никаких денег, и мы существовали на ее заработки.

Софья: - Он сказал, что помимо меня у него всегда в жизни будет еще один большой интерес - написание книжек. И я понимала, что лишать его этого - потерять его целиком. Когда мы начали жить вместе и, конечно, нужны были совместные деньги, он писал, но он не занимался этим целыми днями. Сначала мы были студентами. Учились мы отлично и получали повышенные стипендии, параллельно оба работали. Потом он окончил университет, интернатуру, но к тому моменту то, что он писал, начало приносить отдачу, в том числе финансовую.

- А вообще ваша жена читает все ваши книги? Высказывает замечания?

Сергей:
- Да, конечно. Она и читает, и высказывает свое мнение, и делает замечания. Иногда я их учитываю, иногда, конечно, нет. Иногда подсказывает даже - бывает, что подсказывает какие-то там фразы, идеи. Конечно, это не то, что можно назвать соавторством в классическом понимании слова, но это действительно такая вполне профессиональная поддержка.

Софья: - Я читаю не книгу, которая уже вышла в печати, а то, что написано им непосредственно на днях. Сергей пишет несколько страниц, допустим, пятьдесят, распечатывает, и я их читаю. И понятное дело, что ловлю какие-то ну просто очевидные ляпы, то есть выполняю редакторские функции. Ну и, безусловно, мы обсуждаем и сюжетные моменты. Неоднократно были ситуации, когда после этих обсуждений что-то менялось, вносились коррективы в сюжет.

- Он у вас самый любимый писатель или нет?

Софья:
- Наверное, не самый... Я очень люблю Терри Пратчетта, очень хорошо отношусь ко многим отечественным писателям и читаю их во множестве. Скажем так: Сергея я читаю чаще других в силу, может быть, таких обязанностей одного из первых чтецов его книжек, и то, что я читаю, мне очень нравится, поэтому можно сказать, что я являюсь его фанаткой. Может быть, не самой-самой, но...

ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПРОЕКТЫ

- Какая у жены любимая ваша книга?


Сергей: - Трудно сказать. Мне кажется, что ей нравятся "Осенние визиты", "Недотепа" и "Непоседа", "Мальчик и тьма".

Софья: - Вы знаете, тут сложно сказать. Вообще, если говорить в целом, то мне, наверное, у Сергея больше нравятся рассказы, чем романы. Наверно, они мне кажутся более пронзительными, более острыми, эмоциональными.

- А ваша любимая?

Сергей: - Ну, в принципе, я очень люблю у себя "Спектр"; те же "Осенние визиты"; наверное, "Лабиринт отражений"; как ни странно, "Ночной дозор", несмотря на то, что, конечно, он уже набил мне оскомину везде, где только можно; и, наверно, "Непоседу" и "Недотепу" - две самые свежие книги.

- А какой роман считаете неудачным?

Сергей: - "Конкуренты". По сути, это была такая рекламная акция. Существовала компьютерная игра, предполагались съемки фантастического фильма и много-много всего другого. Но потом проект, к сожалению, несколько утратил напор. В результате и книжка осталась всего одна, без продолжения, которое там напрашивалось. Собственно говоря, больше ничего из планов осуществлено не было. Поэтому, конечно, для меня этот проект с коммерческой точки зрения был удачным, а с художественной - нет.

Софья: - Мне не очень нравится "Черновик". Боюсь навести на себя всеобщий гнев, но я не считаю "Ночной дозор" самой лучшей его книгой. Я вообще не считаю серию "Дозоров" самыми лучшими и самыми глубокими, рефлексивными, самыми такими "лукьяненскими".

- Многие задаются вопросом: когда вы будете писать для коммерческих проектов, типа "Сталкера"?

Сергей:
- Я не буду писать для проектов типа "Сталкера", мне это абсолютно неинтересно. Мне, естественно, предлагали писать во все существующие проекты, и я вежливо отказался. Я скорее придумаю свой проект и его запущу, чем буду писать в уже существующий. Дело в том, что, за редкими исключениями, все авторы, которые в эти проекты пишут, скажем просто и грубо, вынуждены писать туда ради тиражей и ради денег. Потому что тираж их собственной книги будет 10 тысяч экземпляров, а тираж книги в рамках этого проекта - 100 тысяч. И даже учитывая, что за участие в проекте они получают гораздо меньше, чем за сольную книгу в процентном соотношении, все равно это для них выгодно. Для меня - нет, потому что у меня книга выходит тиражом 200 тысяч экземпляров и потом еще постепенно, год за годом, добавляет и добавляет свои тиражи.

- Как вы вообще относитесь к идее коммерческих проектов?

Сергей:
- Грустно, потому что это отвлекает нормальных авторов от самостоятельного творчества. То есть в результате мы получим гору этих "Сталкеров" и не получим оригинальные книги тех же Зоричей, Березина, Васильева и других, и это будет обидно.

Софья: - Тут мне совершенно нечего сказать, потому что я их не читаю. Я даже не уверена, есть ли у нас дома эти книги.

- В последнее время вы почти на каждом "Росконе" (ежегодная литературная конференция по вопросам фантастики. - Ю.Р.) вели мастер-классы для начинающих писателей. Почему вы вообще в это ввязались?

Сергей: - Буквально по одной-единственной причине - это своего рода долг, который я отдаю, потому что сам успел поездить на несколько таких писательских семинаров - в советское время это организовывал Союз писателей. Мне это многое дало. То, что сейчас нет такого крупного мероприятия, - это, конечно, недостаток. Ну хоть в какой-то мере, в какой могут эти маленькие мастер-классы на "Росконе" помочь начинающим авторам, - я стараюсь. Потому что, в принципе, даже пять-десять одобрительных слов для автора могут значить очень многое. А может быть, несколько неодобрительных слов заставят его тоже что-то понять.

Софья: - Я знаю, что Сергей помимо мастер-классов читает очень большое количество присылаемых рукописей. Если это не совсем уж очевидная графомания, то он читает до конца и очень бережен в оценках.

ПУБЛИЧНОСТЬ

- После фильма "Ночной дозор" вы стали для многих единственным писателем в жанре фантастики, которого они знают. Изменилось ли отношение к вам после такой популярности?

Сергей:
- Я знаю многих своих читателей, которые восприняли очень неодобрительно эту известность. То есть их точка зрения была примерно такая: раньше мы читали книги Лукьяненко и радовались - это был наш такой секрет, вот какой у нас есть интересный автор, - а теперь его все читают, и мы стали как все. Наверное, изменилось отношение в профессиональной писательской тусовке. Понимаете, всегда существует некий негласный спор за лидерство - кто у нас фантаст номер один. Я же за счет медийности, тиражей и прочего из этого соревнования выбыл за явным преимуществом. Все к этому относятся по-разному, большая часть, в общем-то, нормально, и у меня сохранились прекрасные отношения с коллегами. Ну и есть там несколько человек, которые явно этим фактом огорчены, поскольку они были твердо уверены, что фантаст номер один - это относится к ним...

- Эта вот публичность - насколько она "достает"? (В этот момент у Сергея звонит мобильный телефон.)

Сергей:
- Ну вот... достает... извините... (Смеется, отвечает на телефонный звонок.) Вот вам пример. Звонили с РенТВ, сказали, что снимают фильм про коллекции знаменитостей, а я собираю мышей. Спрашивали, можно ли приехать их поснимать. Собственно говоря, вот это очень сильно изменилось. Если в обычной жизни писатель-фантаст дает в год четыре интервью, из которых три - специализированным, не очень тиражным изданиям, а на телевидение попадает только если в пьяном виде упадет с балкона, то у меня, конечно, ситуация другая. Привлекают к каким-то странным акциям, странным съемкам: "Выскажитесь по поводу вулкана Эйяфьятлайокудль, выскажитесь по поводу того, что к Земле летит комета..." Как иронично это назвал писатель Леонид Каганов, "расскажите, дорогой писатель, будет с неграми война?". Это отчасти мешает работать, отчасти достает, но, опять же, жаловаться на это смешно, поскольку очень многие люди с удовольствием бы согласились поменяться со мной местами.

Софья: - Сейчас журналистов значительно меньше. Тяжелее всего было на момент выхода фильма, потому что из информационного вакуума на нас вдруг обрушилось информационное цунами.

- А вы сами как считаете, у вас "звездная болезнь" есть?

Сергей:
- Конечно, она должна быть в какой-то мере. Нет, я могу начать сейчас самоуничижаться, бить себя пяткой в грудь и что-то такое говорить, что я плохой писатель и так далее. Но это, собственно говоря, тоже будет проявление гордыни - куда большего греха. То есть на самом деле я прекрасно понимаю, чего я достиг, я понимаю, что в этом очень большой элемент удачи, случайности. Но в то же время делать вид, что я к этому никак не причастен, я бы тоже не стал. Я работал, я писал книги, эти книги стали популярны - вот и все. Мне повезло больше, чем многим авторам, которые точно так же были достойны большей удачи. Но так, к сожалению, всегда в жизни бывает - кому-то везет больше, кому-то меньше...

Софья: - Я думаю, что осознание этого, конечно, есть. Не что "я звезда", а что сказанное слово имеет вес. Популярность - она ведь, в общем, неплохая вещь, если ею пользоваться грамотно. Если на каждом углу кричать "смотрите, какой я крутой", то это глупо. Сергей прекрасно отдает себе отчет в том, что его мнение услышат не десять человек, а десять тысяч, и что оно может стать мнением очень большого количества людей. Мне кажется, он осознает это как ответственность.

ПИСАТЕЛЬ И ПОЛИТИКА

- Вы достаточно часто высказываетесь о разных политических моментах в стране. Насколько вообще вас политика интересует?


Сергей: - Она меня совершенно не интересует. Но я же живу в реальном мире, и то, что у нас в стране происходит, отражается на мне.

- А если бы вы были политиком, то чего бы добивались в первую очередь?

Сергей:
- Беда в том, что я бы, наверное, добивался практически того же, чего добивается или, во всяком случае, декларирует, что добивается, нынешняя власть. Мне кажется, основная наша проблема - это борьба с коррупцией. Собственно говоря, это является, пожалуй, основным тезисом президента Медведева. Другой вопрос - я не уверен, что эта борьба, которая у нас сейчас ведется, дает реальные результаты. Смог бы я, будучи политиком, более реально с ней бороться? Не знаю. Потому что коррупция - это у нас такой замечательный дракон, которого победить можно, наверное, только массовыми расстрелами в духе товарища Сталина, а поскольку это, к сожалению, не модно в последние годы, то я не знаю тоже, как с ней бороться.

Софья: - Может быть, это прозвучит пафосно, но я знаю, что Сергей патриот. Поэтому, как патриота, его "цепляют" вещи, которые очевидно оскорбительны в отношении России. В нем есть очень много в хорошем смысле имперских амбиций: не для себя, а для государства. И когда он эти вещи начинает высказывать публично, я вижу, что очень большое количество людей разделяют его мнение, и это радует.

Юлия РЫЖЕНКОВА

Фото Николая ФЕДОРОВА

2011-03-16 12:47:18


Комментарии:

21:52 от 14.04.2011
Ваше имяВиконт

Банальная зависть со стороны тех кто говорит что лукьяненко шлак. А рассуждать про оставить только "проверенную временем классическую литературу" вообще способен только жертва советского режима.
23:55 от 25.03.2011
Семен Вихров
Вы правы, Алекс. Я вообще мечтаю о том времени, когда копирайт, о котором так печется Сергей в своей уютной жежешечке восторжествует, и весь книжный шлак вздорожает так, как того хотят хапуги авторы и издатели. И чтобы свободно скачать можно было только классику, а все убогое графоманство нынешних недофантастов скачать было никак нельзя. Чтобы в свободном доступе осталась только проверенная временем классическая литература, а не коньюнктурные пустышки.
Тимур
16:49 от 27.09.2011
Семен Вихров, отлично!!!
давайте растреляем писателей!! будем читать класику!!
похер что ее почти никто не будет читать! похер что литература не будет обагощаться произведениями современников! похер что люди перестанут читать! зато вы не один опкакались!
10:37 от 21.03.2011
Alex
Очень жаль, что сегодня у таких "писателей", как Лукьяненко, Васильев, Перумов и пр. графоманов, бизнессменов от литературы, пишущих исключительно во-имя бабла, есть возможность издаваться. Неплохой такой индикатор деградации нации.
08:51 от 21.03.2011
Дмитрий
Отличное интервью!
23:17 от 19.03.2011
Хорошее интервью, и по вопросам ипо ответам. Лукъяненко, думаю, вполне заслуженно считается лучшим или одним из лучших (кому как).
П.С. Вячеслав, извините, но вы бредите.......
12:47 от 19.03.2011
Вячеслав
>>а поскольку это, к сожалению, не модно в последние годы, то я не знаю тоже, как с ней бороться.

А бороться с коррупцией можно и довольно легко.
Я вам пример приведу.
Вот, например, коррупция в судах была сильная. Так приняли положение что во время судебного заседания все двери закрываются на ключ, а у судей отбираются мобилы. Или ставиться глушилка
И вы знаете, адвокаты ВЗВЫЛИ, потому что им вдруг стало очень трудно вести дела!
маленькая такое правилко, а уровень коррупции упал в разы.
Т.е. вот такими вот мелкими заковыками, коррупцию и борют.
Тимур
16:41 от 27.09.2011
Вячеслав, у таких мер всегда найдуться лазейки - что помешает дать взятку судье до заседания? а имея даже небольшие связи и деньги узнать кто судья очень просто. а с коррупцией можно бороться толко радикальными мерами.
был случай какой-то чиновник наворовал 35 миллионов.
его посадили и изъяли деньги, но только на год и только 3 миллиона. с коррупцией можно бороться только радикальными мерами а не детекторами на шоколадки.
12:36 от 19.03.2011
LavLEX

Хорошее интервью и удачная идея перекресных вопросов.
Интервьюер оставляет впечатление искреннего и умного человека, а это всегда приятно.
Спасибо.
11:15 от 19.03.2011
Alex
Я очень люблю Лукьяненко как человека с большой буквы, его книги, его взгляды на жизнь и мир. Он самый добрый и самый честный!
11:39 от 21.03.2011
Игорь
Как говорят, НЕ СОТВОРИ СЕБЕ КУМИРА! Что-же Вы, Alex, экзальтированный такой? "...самый добрый, честный" Рассуждаете как женщина, ей богу!
Вот, и борись с "капиталом" с такими женоподобными членами профсоюза!улыбказлой
Ей, богу! Извините все меня за этот коммент. Я всё понимаю, что веду себе по хамски, некорректно... Но, перспектив создания гражданского общества, противодействия власти-НИКАКИХ! Что же мы беззубые такие...
11:26 от 19.03.2011
Gaga

Самый Добрый и Честный - Дед Мороз.
а Лукьяненко довольно циничный, но здравомыслящий человек.
его произведения мне тоже очень нравятся да

Однако, я его не идеализирую.