Актуальная тема

Актуальная тема

комментариев 1

Подрезали крылья

Активистов ШПЛС арестовали “за взятку”

Подрезали крылья

Мосгорсуд 11 ноября подтвердил законность помещения под стражу до 19 декабря этого года троих представителей Шереметьевского профсоюза летного состава. 18 октября их задержали “с поличным” у банковской ячейки ОАО “Аэрофлот”, откуда они якобы должны были забрать 10 из 30 миллионов рублей. Эти деньги, по утверждению авиакомпании, они вымогали в обмен на ослабление позиций профсоюза по выплатам компенсаций пилотам и неразглашение некоего компромата. Представители российских профсоюзов называют арест активистов провокацией со стороны “Аэрофлота” и связывают это с выигранным ШПЛС иском к компании на сумму около миллиарда рублей.

“Московским межрегиональным следственным управлением на транспорте Следственного комитета Российской Федерации возбуждено уголовное дело в отношении исполнительного директора Региональной общественной организации “Шереметьевский профсоюз летного состава” Алексея Шляпникова и члена этой организации (вице-президента ШПЛС. - П.О.) Валерия Пимошенко. Они обвиняются в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (покушение на хищение имущества ОАО “Аэрофлот” путем обмана, в особо крупном размере)”, - сообщила пресс-служба СК РФ 19 октября. Со стороны могло показаться, что возбуждение уголовного дела - отправная точка “профсоюзного кошмара”. Однако, как считают многие представители профсоюзного движения, история с арестом Шляпникова и Пимошенко 18 октября (спустя день к ним “присоединился” пилот и член Совета депутатов Можайского муниципального района МО Сергей Кнышов) является следствием продолжительной борьбы ШПЛС за права работников.

Самая крупная победа была одержана профсоюзом в июле этого года, когда Мосгорсуд признал нарушения в сфере оплаты труда со стороны ОАО “Аэрофлот - российские авиалинии”. Суд предписал компании до конца года выплатить пилотам недостающие компенсации на общую сумму около 1 миллиарда рублей, что сравнимо с прибылью ОАО за 2013 год. И это за вычетом налоговых и пенсионных отчислений.

Именно недовольством активностью профсоюза (мягко говоря) в ШПЛС объясняют уголовное преследование его членов, называя события, предшествовавшие арестам, намеренной провокацией со стороны “Аэрофлота”. Действия самих профактивистов, правда, пока не поддаются полному объяснению, но обо всем по порядку.

По версии следствия, с августа 2009 года и по настоящее время Шляпников и Пимошенко предлагали руководству “Аэрофлота”, как говорится на сайте СК, свои “услуги по снижению издержек авиакомпании на выплаты летному составу”. Активистам вменяется, по сути дела, шантаж распространением компромата на авиакомпанию, который “повлек бы смену руководства” “Аэрофлота”.

Далее, следствие настаивает на том, что за свои “услуги” обвиняемые требовали от руководства авиакомпании 100 миллионов рублей, согласившись, в конце концов, на 30. И вот в конце октября транспортная полиция (при участии ФСБ) задержала Шляпникова и Пимошенко “при получении первой части денег из банковской ячейки в размере 10 миллионов рублей”. И тут возникает два вопроса.

Первый: как могут профсоюзные активисты предлагать работодателю свои “услуги” по предотвращению того, что уже случилось три месяца назад? Есть решение суда о выплате пилотам компенсаций на астрономическую сумму, и отменить его может только вышестоящая инстанция. Профсоюз к таковым не относится. И надо же так настойчиво предлагать “уладить дело по-хорошему”, чтобы с блеском выиграть дело на миллиард... Перерасчет за “ночные” и “вредность” коснется более 1200 работников. Кстати, Аэрофлот начал выплаты только с 4 сентября, после профсоюзного пикета на Арбате.

Второй вопрос и вовсе не праздный: зачем, собственно, Шляпникову и Пимошенко понадобилось открывать банковскую ячейку компании? По словам помощника президента ШПЛС по связям с общественностью Игоря Ободкова, исполнительный директор профсоюза ехал в банк не за деньгами, а за документами. Профсоюз уже давно пытался договориться с руководством о заключении колдоговора, и вдруг оно пошло навстречу.

- Мы подозревали, что они что-то такое выкинут, - говорит Игорь Ободков о стороне работодателя. - Заместитель генерального директора Игорь Петрович Чалик дал им ключ от банковской ячейки, сказав, что в ней лежат документы, касающиеся колдоговора. Президент профсоюза в шоке. Он не допускает возможности, что его люди пошли на такой сговор с работодателем, и связывает эту ситуацию с местью “Аэрофлота”.

ШПЛС обратился за поддержкой к коллегам по профсоюзному движению - Федерации независимых профсоюзов и Конфедерации труда России. Председатель ФНПР Михаил Шмаков 2 ноября прокомментировал ситуацию в эфире радио “Эхо Москвы”:

- Битва профсоюза летного состава заключается не только в этой неприятной истории. Очень острая ситуация связана с тем, что авиакомпании намереваются нанять до 200 пилотов-иностранцев. Против этого выступает профсоюз летного состава, который мы поддерживаем. Везде, где можем, мы поднимаем этот вопрос, в том числе у президента. Но “Аэрофлот” ведет очень агрессивную политику и сейчас ставит в зависимость создание низкобюджетной компании (они назвали ее “Добролет”) от того, будет ли разрешено привлекать пилотов-иностранцев.

Мосгорсуд 11 ноября оставил срок ареста всем обвиняемым без изменения - до 19 декабря. Как заявляют в ШПЛС, “никаких доказательств от следствия в необходимости продления ареста  не было. Поручительства многих лиц не были приняты во внимание”.

- Были процессуальные нарушения. Началось расследование, когда по Кнышеву еще не было заведено дело. По Пимошенко, согласно протоколу Мещанского суда, заседания как бы не было: оно началось в 21.40 и в 21.40 закончилось, - комментирует президент ШПЛС Игорь Дельдюжов. - Аргументом было то, что они будут мешать проведению следствия. Хотя сам следователь на первом суде сказал, что у него практически все готово, следствие закончено.

На самый главный вопрос - зачем, если верить версии обвиняемых, проводить колдоговорной документооборот через банковскую ячейку (или как они могли на это “повестись”) - не может пока ответить и глава профсоюза. По его словам, общаться с коллегами, находившимися в клетке, во время суда 11 ноября ему запрещали приставы. А во время первого суда Шляпников успел сказать Дельдюжову только то, что он доверился дирекции.

Как уже говорилось, на все вопросы предстоит ответить суду, но время рассмотрения дела еще не назначено. А пока что ШПЛС подал в московскую мэрию заявку на пикет в поддержку коллег. Если разрешение будет получено, 14 ноября на Краснопресненской заставе соберутся 250 работников гражданской авиации.

Комментарий

Александр Шершуков, секретарь ФНПР:

- Сама по себе история достаточно мутная в том смысле, что я не знаю прецедентов, когда обмен документами, связанными с трудовыми отношениями, равно как и предполагаемая передача денег от работодателя профсоюзу, как об этом говорится со стороны “Аэрофлота”, происходил бы через банковскую ячейку. Но в любом случае то, что несколько профлидеров задержаны и находятся в заключении, с моей точки зрения неправильно. В том числе и потому, что инкриминируемые им деяния не представляют особой общественной опасности. И мы знаем примеры, когда целый ряд чинов, в том числе обвиняемых в более серьезных экономических преступлениях, находятся под домашним арестом. В частности это касается бывших представителей структур, связанных с Минобороны. И в этом свете мера пресеченная избрана, как я считаю, крайне жесткая. На мой взгляд, это демонстрирует пристрастность суда и то, что в данном случае он скорее “играет” на стороне компании, нежели беспристрастно разбирается в сути проблемы. В ближайшее время будет определена официальная позиция ФНПР по данному конфликту.

Нужно понимать, что вызывает сомнение позиция, изложенная компанией относительно возможного вымогательства со стороны профсоюзных активистов денег, потому что уже состоялось решение суда, которое присудило “Аэрофлот” к выплате достаточно большой суммы за уже состоявшиеся переработки. И обвинять профсоюзных представителей в том, что они якобы предложили решить какие-то проблемы за счет взяток, достаточно странно, потому что у профсоюза уже было решение суда по поводу конкретных денег. И в данном случае они уже не могли каким-либо образом повлиять на эту проблему. Поэтому версия, изложенная “Аэрофлотом”, представляется мне крайне сомнительной.

Назад в раздел: Актуальная тема

Павел Осипов
Подпишитесь на
электронную версию газеты
Подписаться
Подпишитесь на
наш канал в Яндекс.Дзен
Подписаться
Добавьте нас в
Яндекс Новостях
Добавить

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте
Варвара
01:44 от 15.11.2013
И все-таки вопрос "ЗАЧЕМ ОНИ ВЗЯЛИ КЛЮЧ от банковской ячейки, чтобы "получить документы по колдоговору" ОСТАЕТСЯ...
Ну, как не крути, невозможно придумать оправдание наивностью!
Какой-то "крючок" существовал...