Статьи
Кто “заказал” “Москокс”?

Подмосковное предприятие угрожают закрыть, хотя нарушений не нашли

Кто “заказал” “Москокс”?

Фото: Николай Федоров / "Солидарность"

В ближнем Подмосковье есть город Видное, где уже 70 лет работает коксогазовое предприятие. Работает успешно: все эти годы наполняет местный бюджет, обеспечивает неплохими зарплатами тысячный коллектив, выполняет все требования закона и много сделало для благоустройства города. А теперь - внезапно - предприятие угрожают закрыть из-за жалоб жителей на плохой запах. Хотя проверки показали: превышения допустимых выбросов за пределами предприятия и его санитарной зоны нет. Работники считают, что все эти жалобы - спланированная пиар-акция. Ходят разговоры о том, что ее цель - захват предприятия или его территории.

СОСЕДСТВО С ЗАВОДОМ

Коллектив подмосковного завода АО “Москокс” просит помощи, чтобы избежать закрытия предприятия. Коксогазовый завод в Видном начали строить еще в 1937 году, запустили в 1951-м. И теперь там работают внуки тех, кто этот завод возводил. Предприятие строило жилье и значительную часть социальной инфраструктуры в городе. Что характерно, город застраивался с учетом розы ветров - чтобы выбросы завода вообще не затрагивали жилые кварталы. И в городе было хорошо: зелень, цветы, сады, белки бегают в жилых кварталах. Так хорошо, что его лет десять назад признавали самым благоустроенным малым городом страны.

И вот тогда же в город потянулись застройщики и начали резво втыкать в него большие жилищные комплексы. Без соблюдения розы ветров, улучшения социальной инфраструктуры. Но зато с рекламой тихого, зеленого и экологически чистого города рядом с Москвой. У старожилов это, мягко говоря, не вызывает восторга - ни то, что в городе стало меньше зелени, ни тот факт, что поликлинику теперь надо штурмовать, чтобы пробиться к врачу. За последнее десятилетие количество жителей с 55 тысяч подскочило почти до 80 тысяч.

А теперь еще и завод, силами которого во многом и создавался город, вдруг - через 70 лет-то работы! - “надо закрыть”. Почему? Началось все с жалоб жителей на то, что, мол, завод пахнет. После этого предприятие стали “кошмарить” проверками. Но, несмотря на то, что проверки никакого превышения вредных выбросов или существенных нарушений на предприятии не нашли, Росприроднадзор пытается остановить его работу.

РОЛЬ ПРЕДПРИЯТИЯ В ГОРОДЕ

На “Москоксе” работает около тысячи человек, которые эту работу могут в одночасье потерять. При том, что предприятие многие годы наполняет бюджет.

- В Видном мы всегда были одни из самых крупных налогоплательщиков в районе. Налог с прибыли, НДФЛ, экологические сборы. В последние годы в район из-за административных реформ пришли компании типа “Газпрома”, “Роснефти”. С ними мы, конечно, не можем конкурировать, но все равно остаемся в топе, - говорят работники предприятия.

Более того, на предприятии хорошие зарплаты и нормально функционирует социальное партнерство.

- У нас хороший коллектив, и мы за работников боремся, - рассказывает Вера Семкина, начальник отдела по работе с персоналом. - Москва рядом, приходится прилагать усилия, чтобы работники не уходили, снижать текучку. Средняя зарплата у рабочих 60 - 64 тысячи рублей. Индексация зарплаты у нас ежеквартальная. С 1 июля, кроме индексации, на 5% тарифы повысили и индивидуальные надбавки по ключевым специальностям, так что рост зарплаты составил по ним до 20%. А сейчас, с августа, еще хотим дефицитным профессиям зарплату поднять. С коллективом мы каждый месяц встречаемся. И один из основных вопросов у них: “Когда же от нас уже отстанут?”

Денис Силин, неосвобожденный председатель профкома, вот уже полтора года совмещает этот пост с работой начальника отдела охраны труда и промышленной безопасности:

- Я сам из трудовой династии, как и многие у нас тут. Дед приехал с одним чемоданом строить завод, да так и остался. Что же касается профсоюзной работы, у нас достаточно большое профчленство для коммерческой организации - 62%. И стараемся делать как можно больше для работников. Ведем социальный диалог с руководством об увеличении  заработной платы, “социального пакета” коллективного договора, организовываем экскурсии, спортивные соревнования. Но коронавирусные ограничения внесли свою лепту. Массовые мероприятия были  ограничены, а мы подчиняемся законам. И работаем по закону. А сейчас тысяча человек и их семьи оказываются под угрозой потери работы.

НЕТ ПРЕВЫШЕНИЙ

Работает завод действительно по закону. “Жалобы” населения проверяли. Превышений ПДК не обнаружено ни на территории предприятия, ни в санитарной зоне. 9 июля Подольское отделение Роспотребнадзора сообщило, что в рамках ежемесячного мониторинга качества воздуха брало пробы и в Видном - и нарушений не обнаруживало. А в конце мая уже специально в Видном взяли пробы по четырем разным адресам: нарушений нет.

Министерство экологии и природопользования Московской области 13 июля выдало бумагу, что, реагируя на запрос граждан, передвижная экологическая лаборатория осуществила шесть выездов на территорию Видного и провела заборы проб воздуха по 11 адресам. Замеры проводились в разное время суток и при разной погоде. И ни в одном случае не было обнаружено превышения гигиенических нормативов.

Что характерно, коксогазовый завод в принципе вряд ли можно назвать самым очевидным источником запахов.

- За нами работает мусороперерабатывающий завод, рядом есть асфальтобетонный завод, несколько стихийных свалок, которые периодически горят, - поясняет Владимир Кокорев, начальник коксового цеха. - И еще есть несколько пунктов приема металлолома: по ночам они сжигают провода, чтобы удалить оплетку с металлических жил. А от запаха мусороперерабатывающего завода мы сами страдаем, когда в сторону предприятия ветер дует.

По словам работников завода, в Видновской промзоне около 100 юридических лиц, и лишь 20 из них задекларировали вредные выбросы официально. Чем занимаются другие юрлица - неизвестно. Причем не в первый раз посторонние запахи приписывают заводу, и ему приходится решать проблему.

- Несколько лет назад ужасно пах Таболовский пруд, - рассказывает Кокорев. - Пах органикой, и выяснилось, что соседнее предприятие осуществляло туда незаконные сбросы. И тогда мы вызывали санитарного врача, чтобы проблему начали решать. Еще несколько раз решали проблемы с незаконными помойками в промзоне. Но их уберут, а через неделю там снова куча мусора. Недавно горели склады неподалеку, был сильный химический запах. Опять приписали нашему заводу! А кроме того, вокруг Видного настроили множество таунхаусов и прочего, без центральной канализации, стоки потихоньку сливают в ручьи…

- При одной из прошлых проверок воздуха находили на границе санитарной зоны, не на территории предприятия, превышение по хлорбензолу, - рассказывает один из собеседников. - То есть - по органическому соединению, которого вообще нет в цикле производства кокса, это просто новое слово в углехимии. Это, кстати, напрямую доказывает, что рядом кто-то что-то сжигает. Только вот его не ищут. Почему?

А ПРОВЕРКИ - ПОСТОЯННЫЕ

Несмотря на отсутствие нарушений, с 17 мая практически не было дня без проверок. Приходят разные ведомства: Росприроднадзор, природоохранная прокуратура, Роспотребнадзор, Ростехнадзор... Было найдено два нарушения: подтекание конденсата в канаву и несколько процентов превышения показателей по пыли (причем в пределах паспортной мощности пылеулавливающей установки). Нарушения были устранены в течение двух рабочих дней, о чем направили письмо в Росприроднадзор. Там это письмо долго не принимали.

- Сначала говорили: нет человека, который может принять письмо, - рассказывает начальник отдела по правовым вопросам предприятия Анатолий Еремеев. - Потом стали говорить: мол, у вас на скане (!) нет живой подписи…

Устранены ли нарушения, инспекторы Росприроднадзора долго не проверяли. В итоге работники завода вынуждены наблюдать по телевизору, как на совещаниях главы области губернатору Воробьеву докладывают о “жалобах жителей” и “нарушениях”. 

“Не замечая” устранения нарушений, ведомство попыталось из-за них же приостановить работу предприятия (что делается только в случае большой опасности, например угрозы взрыва) - точнее, остановить часть оборудования на призводстве. Хотя на практике это приведет к тому, что через несколько часов остановки коксовые печи выйдут из строя, предприятие начнет умирать. Глава Росприроднадзора Светлана Радионова стала публично завялять, что завод надо закрывать, что “такой объект, скорее всего, в пределах города работать не должен”. Росприроднадзор попытался остановить предприятие через суд. Суд ведомству отказал: “Из содержания протокола об административном правонарушении не представляется возможным установить конкретный состав вмененного АО “Москокс” административного правонарушения”.

- В иске была расплывчатая формулировка примерно в таком ключе: “есть основания полагать” - и никакой конкретики, - поясняет Еремеев. - Естественно, суд отказался его принимать.

30 июля, в пятницу, в 10 утра, предупредив всего за 15 минут, пришла природоохранная прокуратура, а с нею - Роспотребнадзор, Ростехнадзор и Росприроднадзор. А ушли они в 22:15, - рассказывает начальник правового отдела. - И проверяли они все одни и те же документы. Вот уже три месяца мы одним и тем же ведомствам по кругу несколько раз показываем один и тот же пакет документов. Каждый день. Это можно назвать злоупотреблением правом.

Теперь же предприятие, по словам Еремеева, получило новый иск:

- 10 августа мы узнали, что Росприроднадзор снова подал на нас в суд. Но требует в суде признать недействительным разрешение на выбросы, которые он нам сам же в 2019 году выдал сроком на семь лет. В законе не прописана процедура отзыва этого разрешения, и перед выдачей документа ведомство провело инвентаризацию и собственную экспертизу. Непонятно только - почему мы ответчики в суде? От нас же ничего не требуется. Росприроднадзор просит признать незаконным документ Росприроднадзора. Это первый случай в истории страны.

При этом тысяча работников завода оказалась в подвешенном состоянии. Нарушений существенных нет, но активно идут заявления о том, что “по жалобам граждан” завод могут закрыть.

- Для нас этот завод - дом родной. У меня здесь дед работал, родители, дяди, тети. Нас тут тысяча таких человек, и все сейчас в тревоге. При этом мы работаем в правовом поле, требования закона выполняем. За имеющиеся разрешенные выбросы платим. И требуем, чтобы в отношении нас законы тоже соблюдались, - резюмирует Владимир Кокорев.

МНЕНИЕ РАБОТНИКОВ

Когда спрашиваешь работников, что они думают обо всей этой истории, первое, что они переспрашивают: “Это же для газеты - значит надо без мата говорить?” И пытаются подобрать приличные слова для этой ситуации. Многие из этих работников - из трудовых династий, для них внезапные претензии к заводу стали шоком.

- Моего деда раскулачили и послали строить этот завод, - рассказывает Татьяна Левина, кабинщик-кантовщик. - И вся семья, начиная с деда, работает на этом заводе. И мои родители. И я уже 16 лет здесь работаю. Ну, кроме сына - он уже взрослый, выбрал другую работу, но живет в Видном, не собирается его покидать. У нас отличный город - зелень, цветы. Что характерно, я живу в самых ближних домах к заводу и, по идее, должна была бы больше всего страдать от якобы “выбросов”. Но не было причин жаловаться все эти годы. Тем более что город строили с учетом розы ветров. Это в последние годы пошла агрессивная застройка города, которая осуществляется совершенно бездумно: куда воткнули дом, туда и воткнули. Моя мать, которая тоже на коксовом заводе работала, страшно ругается со всеми из-за этой ситуации. Сколько завод городу дал? Не было бы завода - не было бы и города. 70 лет вопрос не вставал ни о каких выбросах или запахах. А теперь вдруг встал? Причины надо искать в других местах, не на нашем заводе.

При этом большинство работников считает, что “жалобы” населения не вполне искренние. И говорят, что видели сами видеозаписи и публикации в социальных сетях, где людей убеждают, что “вас же травят, как можно это терпеть, скажите на камеру, что завод надо закрыть”, “пишите жалобы во все ведомства на Москокс”. Жалобы они считают специально развязанной пиар-кампанией по очернению завода. А вот что за цель у этой кампании?

Например, Сергей Пономаренко, работающий на заводе 20 лет, считает ситуацию подозрительной: “Очень как-то резко возникли эти претензии. И на пустом месте. Выбросов у нас таких нет, чтобы дышать невозможно было. Наоборот, зелень. При этом рядом промзона, где многие сжигают бытовые отходы. А претензии - к нам?”

Многие намекают, что завод очень интересен застройщикам своим большим земельным участком - между собой уже подсчитали, что на территории можно поместить застройку на 30 тысяч жителей.

- Новости о таких претензиях стали очень внезапными, - говорят работники завода. - У нас же город-сад. Нас в 2006 году признали самым зеленым и благоустроенным городом страны. У нас белки по дворам бегают! А в последние десять лет мы все это теряем вследствие массовой застройки на полях сельхозназначения. Поля закончились, решили землю завода забрать?

В том, что “прислушиваются” к жалобам единиц жителей и игнорируют мнение тысячного трудового коллектива, справедливости нет:

- Ситуация с заводом очень странная, кому-то очень выгодно продвигать идею его остановки. У любого промышленного предприятия есть выбросы, есть запах. И законодательство это прекрасно знает и ограничивает эти выбросы путем установления предельно допустимых концентраций. И пока у нас превышения этих ПДК ни один орган не обнаружил. Не только на границе санитарной зоны, но и на территории предприятия! По большинству показателей нет превышения ПДК даже непосредственно в рабочей зоне, хотя там люди работают в СИЗ и получают доплаты за вредность по Первому и Второму списку вредности. У нас недавно один ветеран производства на самом предприятии отмечал 77 лет. Стал бы он это делать, если бы считал это место вредным? А он о заводе знает все, он тут больше 40 лет отработал.

Что же касается жалобщиков, - продолжает один из собеседников, - то есть определенные активисты. Это человек 10 - 100. Я не знаю, насколько они честны в своих претензиях, может, и вправду считают, что виноват завод. У меня жена в соцсетях спросила: “А что вы будете делать, если добьетесь закрытия завода, а вонять не перестанет?” Отвечают: “Ну, ничего, будем дальше искать, кто виноват”. А у нас тысяча человек может без работы остаться. И этой тысяче человек говорят с экранов тут же: не переживайте, Москва рядом, там работа всем найдется. Издевательство какое-то! Чистый популизм.

Комментарий

Андрей Шведов, заместитель председателя ГМПР:

- Горно-металлургический профсоюз России всегда поддерживал трудовые коллективы в тех случаях, когда встает вопрос о закрытии производства. Мы понимаем, что металлургия - это отрасль такая, где почти 70% рабочих мест находится во вредных и опасных условиях труда. Экологические вопросы нередко возникают вокруг металлургических предприятий. Тут “Москокс” не первый завод с такими проблемами. И мы всеми руками за то, чтобы рабочие места модернизировали, труд становился более безопасным, экологически чистым. Но пока, несмотря на все модернизации и установки новых линий, к сожалению, не придумана металлургия, которая из воздуха делала бы экологически чистый металл. А без металлургии, хочу заметить, невозможна работа других отраслей.

Но в первую очередь для нас важны рабочие места наших членов профсоюза, наших работников. Поэтому мы выступаем за устранение грязных рабочих мест, конечно же - за соблюдение законодательства об охране труда и об экологии. Но при условии сохранения производств. За то, чтобы люди трудились и имели возможность зарабатывать и кормить свои семьи. Это и моя личная позиция, и позиция нашего профсоюза в таких вопросах. Московский коксогазовый завод, его трудовой коллектив мы поддерживаем. Потому что людям нужно производить качественную продукцию, зарабатывать деньги и кормить семьи.

Автор материала:
Полина Самойлова - Кто “заказал” “Москокс”?
Полина Самойлова
E-mail: samoilova_polina@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
Новости BangaNet


Киномеханика