Статьи
Невидимая угроза

Почему мы не замечаем насилия на работе

Невидимая угроза

25 июня вступила в силу Конвенция МОТ № 190 об искоренении насилия и домогательств в сфере труда. И если вы думаете, что вас это не касается, то сильно заблуждаетесь. Ведь речь идет не только о сексуальном или физическом насилии - эта конвенция защищает и профсоюзных работников, и обычных сотрудников, женщин и мужчин, чьи права все чаще нарушаются, особенно в кризис.

ПОНЯТИЕ НАСИЛИЯ НА РАБОТЕ

Конвенция Международной организации труда № 190 “Об искоренении насилия и домогательств в сфере труда” - это первый международный договор о недопущении насилия и домогательств. Она дает определение, что такое вообще насилие и домогательства в сфере труда. Зачастую люди думают, что речь идет о физической или сексуальной угрозе, но конвенция подразумевает, что это может быть также экономическое и психологическое насилие. И если в России и странах СНГ, по сравнению с некоторыми другими странами, случаи сексуального давления все же довольно редки, то остальное для нас актуально.

- Речь идет не только о женщинах, но обо всех. Например, в Колумбии, Эквадоре происходят убийства профсоюзных лидеров, и эта конвенция поможет международному профсоюзному движению защитить своих профактивистов, - поясняет Виктор Хьюго Рикко, главный специалист бюро МОТ по деятельности трудящихся. 25 июня ведущие эксперты собрались онлайн на круглый стол, чтобы обсудить перспективы ратификации и продвижения Конвенции МОТ № 190 в России.

Нередко мужчины-руководители разговаривают с подчиненными в грубом тоне, с использованием ненормативной лексики, считая это нормальным.

- Насилие на рабочем месте не означает только физическое насилие, оно может быть психологическим. После такого, возвращаясь с работы домой, женщины уже не способны быть хорошими женами и матерями, - добавляет Этери Матурели, зампредседателя Женского комитета Всеевропейского регионального совета Международной конфедерации профсоюзов.

Даже в такой, казалось бы, благополучной стране, как Франция, по социологическим данным, 30% наемных работников сталкивались с насилием и харассментом на рабочем месте.

Разница в оплате труда между женщинами и мужчинами - это тоже вид гендерного насилия на работе. В разных странах эта разница составляет от 12 до 40%, причем наблюдается во всех сферах экономики.

Конвенцию пока ратифицировали всего семь стран: Аргентина, Намибия, Сомали, Уругвай, Фиджи, Эквадор и Маврикий. К сожалению, на 108-й сессии МОТ делегации правительства и работодателей от России ее не поддержали - и это описывает тот контекст, в котором разворачивается дискуссия об актуальности конвенции. Социальные партнеры отклонили предложение профсоюзной стороны о включении Конвенции № 190 в список конвенций, подлежащих ратификации в период действия нынешнего трехлетнего Генерального соглашения.

- В основном это произошло из-за недостатка данных, аргументов и идейного единства в профсоюзной стороне, - полагает президент Конфедерации труда России (КТР) Борис Кравченко.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Но не только наши власти и работодатели не понимают, зачем принимать эту конвенцию. Многие работники и даже профлидеры полагают, что она их не касается, рассматривая ее через призму стереотипов.

- Я считаю, что мы должны избежать такой интерпретации Конвенции, что в ней идет речь о гендерном или сексуальном насилии и что группы риска, которые подвергаются данному насилию, - это лишь ЛГБТ. Это не так, - считает зампредседателя Федерации независимых профсоюзов России Александр Шершуков. - Насилие на рабочем месте - это не только гендерное насилие, это в большинстве своем вопрос власти на работе, вопрос прав и уважения прав работников на рабочих местах.

Зампред ФНПР обратил внимание на то, что угроза потери рабочего места заставляет многих людей смириться с ограничением их прав, и это касается не только снижения зарплаты или ухудшения условий труда, но и потенциального насилия. Но ведь достойный труд - это не только зарплата и условия труда, но и его этическая составляющая.

- В России нам нужно очень серьезно подойти к работе с членами профсоюзов. Необходимо собрать статистику по нарушению прав, о которых говорит конвенция, чтобы не дать нашим противникам апеллировать к примитивным стереотипам. Лично у меня нет убежденности, что сейчас большая часть российских работников, да и членов профсоюзов, воспринимает права, описанные в Конвенции № 190, как свои естественные и неотъемлемые, - полагает Шершуков.

Специалист Интернационала строителей и деревообработчиков (BWI) Анна Андреева поделилась опытом ее организации в преодолении стереотипов о якобы ненужности конвенции. Строительная отрасль - это мужская отрасль, число женщин там минимально, хотя ситуация отличается в разных странах. Например, в Индии мало женщин в строительстве на высоких должностях, но они занимаются низкоквалифицированным трудом. В России среди работников строительной отрасли - около 15% женщин.

Одна из основных причин, почему в строительстве мало женщин, - это высокие риски насилия и домогательств на рабочем месте. Именно в “чисто мужских” отраслях женщины больше всего подвержены таким рискам. По словам Андреевой, если женщины в таких отраслях объединяются для защиты своих прав, то они еще больше рискуют, поскольку, с одной стороны, их коллеги-мужчины реагируют на это негативно и фактически объединяются против женщин, а с другой стороны - работницы попадают в опалу у работодателя.

- Мы лет семь назад начали кампанию по искоренению насилия и домогательств на рабочих местах и столкнулись с массой стереотипов, непонимания, в том числе со стороны профсоюзных лидеров в членских организациях. Начали анализировать. В основном понятие “насилие и домогательства” воспринималось в двух аспектах: сексуальном и физическом. И от многих членских организаций мы слышали: у нас нет насилия, нет сексуальных домогательств, это вопиющие случаи, так что это к нам неприменимо. Два года назад мы поняли, что надо трансформировать кампанию и заниматься информационной работой. Мы делали акцент на том, что такое насилие и домогательства в сфере труда, что это и психологическое, и экономическое, и моральное насилие. Вытаскивали случаи, которых оказалась масса. На удивление позитивно реагировали работодатели. Им эта тема стала интересна, для них она тоже была нова, - поделилась своим опытом Анна Андреева.

По ее оценке, такая кампания дала отличные результаты: люди не только стали понимать, что подразумевается под насилием на работе, но и готовы бороться против этого.

Глава КТР Борис Кравченко считает, что за предстоящие два с половиной года до начала следующего цикла переговоров российским профобъединениям нужно заинтересовать социальных партнеров и работников, чтобы стало возможным ратифицировать конвенцию:

- Мы считаем необходимым продвижение Конвенции № 190 в российской трудовой сфере. Вначале - на уровне практик и общественного принятия положений документа. Затем - ратификация конвенции и последующая имплементация ее положений в национальное законодательство.

Автор материала:
Юлия Рыженкова - Невидимая угроза
Юлия Рыженкова
E-mail: ryjenkova@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Материалы по теме
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
Новости BangaNet


Киномеханика