Статьи

Выборы в РАН прошли. Вопросы остались

Выборы в РАН прошли. Вопросы остались

Фото: Николай Федоров / "Солидарность"

О сколько нам открытий чудных

Готовят просвещенья дух

И опыт, сын ошибок трудных,

И гений, парадоксов друг…

А.С.Пушкин

Недавно завершившиеся выборы в РАН, как известно, сопровождались крупным скандалом, спровоцированным комиссией академии по противодействию фальсификации научных исследований.

В ходе выборов комиссия обвинила в недобросовестности 56 крупных ученых, в том числе ряд членов-корреспондентов РАН, баллотировавшихся в академики. Это вызвало большой общественный резонанс, и появилось много вопросов.

Российская академия наук – национальное достояние России. Она ведет научное руководство сотнями институтов. В эффективной работе РАН прямо и косвенно заинтересованы сотни тысяч членов профсоюзов. Естественно, профессиональным союзам России не безразлично, кто будет руководить. Но пока вокруг выборов не началась шумиха, а затем и склока, мы как профсоюзная газета считали, что воздержимся от оценки происходящего, что научное сообщество способно самостоятельно сделать объективный выбор. Ход подготовки к выборам показал однако, что воздействие со стороны было, и это влияло на результаты выборов. Более того, после их окончания группа «общественных активистов» (по сути – частных лиц, объединенных под торговой маркой «Диссернет») публично заявила, что весь процесс выборов в академию прошел под ее контролем. Характерно название одной из статей в СМИ: «Кого «Диссернет» не пустил в академики». Отмечу – не научное сообщество не пустило, а группа лиц, находящихся вне числа формальных выборщиков. Здесь стало интересно – кто именно и как именно «не пустил».  

Стало ясно, что формулировка – РАН провела «как никогда прозрачные выборы» не полностью корректна. В академии идут процессы, непонятные обществу, хотя и сопровождаемые пиаром в СМИ. 

Чтобы разобраться в отношениях РАН – «Диссернет», центральная профсоюзная газета «Солидарность» направила ряд вопросов двум академикам: председателю комиссии РАН по противодействию фальсификации результатов научных исследований Виктору Анатольевичу Васильеву и вице-президенту РАН, курирующему данное направление, Алексею Ремовичу Хохлову.

Алексей Хохлов в нарушение закона о СМИ нам не ответил, но опубликовал статью на портале «Научная Россия», где частично затрагивает вопросы в свой адрес. Виктор Васильев прислал нам ответы и опубликовал на том же портале. Оба материала вызывают размышления и новые вопросы, которыми и поделимся. 

1. Способна ли сегодня РАН профессионально управлять своей работой?

Начнем с того, что комиссия Виктора Васильева, согласно нормативным документам РАН, является всего лишь консультативным органом при президиуме. Какая-либо публичность ей не положена в принципе. Тем более, освещение проблем фальсификации от имени РАН официально является функцией ее пресс-службы. В «Направлениях деятельности» данной службы это прямо записано.

Все, что имеет право делать комиссия с предполагаемыми нарушениями, – информировать о них руководство. Однако комиссия, превысив свои полномочия, опубликовала скандальный доклад за спиной президента, президиума, пресс-службы и отделений РАН, хотя с последними она также обязана взаимодействовать. 

Кстати, в выявлении нарушений комиссия имеет широкие полномочия. В том числе – вызывать и заслушивать предполагаемых нарушителей. Накала последующим страстям придало то обстоятельство, что баллотирующиеся в академию ученые о претензиях к ним Васильева (заметим, серьезных и порочащих) узнали из СМИ. По сути, их просто скопом обвинили в плагиате, производстве фальшивых диссертаций и нарушениях при публикации научных статей. Якобы, прегрешения настолько серьезны, что виновных избирать в РАН нельзя.

Комиссия имеет право привлекать экспертов из отделений академии и представителей сторонних организаций, в том числе – Высшей аттестационной комиссии (ВАК), занимающейся от имени государства признанием и аннулированием диссертаций. Это не было сделано. Хотя по уставу академии, отделения – ее главные структурные подразделения. Оценка научной деятельности кандидатов в РАН – в первую очередь их прерогатива. Им решать, кого признавать виновными, кого – нет. Правда, на диссертации юрисдикция РАН вообще не распространяется. Это по закону компетенция ВАК.

Итак, превышение комиссией своих полномочий, нарушения регламентированного президиумом РАН порядка работы – налицо. И, как теперь уже очевидно, они носили преднамеренный характер. Пригласили бы самих «виновников», представителей отделений РАН и ВАК – тогда публиковать, возможно, было бы нечего.

Как оценивают данные нарушения оба академика? Алексей Хохлов пишет: «Комиссия с моей точки зрения немного поспешила». Виктор Васильев говорит о том, что «времени было мало». Что и говорить, аргумент серьезный. Доклад, базирующийся на данных «общественных активистов» «Диссернета», как становится понятно из ответа, нужно было публиковать «с колес», не заморачиваясь приглашением представителей собственно академии для экспертной оценки. Это явно новый механизм регулирования избирательного процесса. 

В вопросе ответственности за процедурные нарушения комиссии эти академики расходятся радикально. Хохлов пишет, что он здесь ни при чем: «Ни с кем из руководства РАН это не было согласовано». И добавляет в интервью «Московскому комсомольцу» («На вице-президента РАН Алексея Хохлова написали жалобу в прокуратуру», 28.11.19), что за все в работе комиссии должен отвечать В.А. Васильев: «Не понимаю смысла претензий в мой адрес». С вполне явным намеком и на президента РАН Александра Сергеева. Виктор Васильев на вопрос «с кем согласовано» отвечает: «Вице-президент РАН А.Р. Хохлов участвует в обсуждениях по всем вопросам» (правда, в отредактированной для «Научной России» версии ответа этот фрагмент исчезает, что само по себе примечательно).

В обоих материалах, опубликованных «Научной Россией», странностей много. К примеру, у Алексея Хохлова интригует уже заглавие: «Этические комиссии должны бороться с негативными явлениями, которые есть». И дело здесь не только в том, что комиссия Виктора Васильева борется с негативными явлениями, которых, как потом выяснится, нет. Почему вдруг вместо «комиссии по фальсификации научных исследований» появилось это чудо – «этические комиссии»? Этические категории основываются на нормах морали, фальсификации – на фактах. Может быть, как раз потому, что фактов фальсификаций не выявлено, и тогда возникает желание поговорить об этике? Впрочем, специалистов по этике в составе комиссии в принципе нет. 

Там нет, к примеру, академика РАН Абдусалама Абдулкеримовича Гусейнова, крупнейшего в мире специалиста по этике. И, видимо, не случайно. Из мощного историко-филологического отделения РАН – ни одного филолога (это понятно: как следует из ответа в адрес «Солидарности», математик Виктор Васильев – сам великий филолог). Вообще никого нет из Отделения общественных наук. Нет экономистов и управленцев, философов, социологов, психологов. Нет даже юристов. То есть людей, обладающих компетенцией для правовой оценки возможных найденных фальсификаций. Мы не можем предполагать, чем руководствовался президиум РАН, утверждая такой состав комиссии. Мы просто обращаем внимание на откровенные странности. 

Но с точки зрения организаторов работы комиссии, как пишет академик Хохлов, все получилось: «А.М. Сергеев и я начали работать с отделениями, чтобы они проверили данные, представленные Комиссией по фальсификации (все-таки, по фальсификации? – Прим. ред.), и высказали свое мнение. В основном всё было подтверждено».

Однако, как сказать, «в основном всё»? Процитируем заключение отделения общественных наук, направленное президенту РАН Александру Сергееву 11 октября 2019 года: «считать содержащиеся в докладе (Комиссии. – Прим. ред.) материалы требующими обстоятельной, юридически корректной и научно аргументированной экспертизы компетентными профессионалами, включая специалистов в профильной области знания; до проведения и получения официальных результатов такой экспертизы считать целесообразным воздержаться от оценок научного уровня и этических характеристик кандидатов в члены РАН на основании материалов доклада; формировать позицию в отношении выборов упомянутых кандидатов в члены РАН исключительно на основе личных знаний и оценки их научных трудов и заслуг перед отечественной наукой».

Еще написано, что материалы комиссии подготовлены не ею, а «Диссернетом», «носят предположительный характер и требуют дальнейшего изучения». Академики предложили вернуть доклад авторам для дальнейшей работы над ним и рассмотреть вопрос о том, в какой мере творчество «Диссернета» «может считаться докладом комиссии РАН и находиться на официальном сайте РАН» (письмо № 14000-2113/290).

Что является бóльшим основанием для деятельности комиссии? Предложение отделения РАН? Нет. Доклад убран не был, дальнейшая работа, насколько мы знаем, не была проведена. Но появились нападки в адрес отделения. Остановил ли эти нападки ее куратор Хохлов? Увы, нет. 

Все это происходит в период выборов. Как вы считаете, такие события оказывают влияние на избирательный процесс? Можно ли считать это «днем тишины»?

По официальному порядку избрания в академию, отделения РАН не могут использовать никакие механизмы согласования кандидатов с посторонними. Даже президент и президиум РАН не имеют права оказывать давления на отделения. А отделения имеют суверенное право принимать независимые решения и даже обязаны делать это. Ни Виктору Васильеву, ни, тем более, «Диссернету» здесь места нет.

В данном случае регламент был нарушен. Теперь выясняется, что Алексей Хохлов понуждал отделения искать с Виктором Васильевым «компромиссы». Так сказать, в довлатовской модификации – кого-то отстоять и допустить на выборы, а кого-то «сдать» и не допустить. Как честно пишет Хохлов: «Многие отделения занимались этим в тесном контакте с комиссией». Скажем, медики особенно упираться не стали. А вот гуманитарные отделения на такой «компромисс» с Хохловым и Васильевым не пошли принципиально. За это академик Васильев на сайте РАН их заклеймил в стиле: «Признание вины её смягчает, а отрицание усугубляет». Нам кажется, что академикам из гуманитарных отделений повезло. На Украине «общественные активисты» их бы «люстрировали», используя мусорные баки. 

2. Способны ли представители РАН соблюдать законы Российской Федерации?

Начнем с простого. Государственные учреждения обязаны в установленные сроки отвечать на письменные запросы граждан и организаций. По поводу обращений СМИ – отдельный и жесткий закон. Сегодняшнее руководство РАН, похоже, об этом не имеет представления. Игнорирование своих обязательностей Алексеем Хохловым стало недавно предметом нашего обращения в прокуратуру. А ответа от академика так и нет. 

Газета «Солидарность» – далеко не единственная, чьи права нарушены. Типична судьба одного из писем, направленных руководству РАН по поводу комиссии. Хохлов расписывает жалобу на Виктора Васильева… самому Васильеву. Далее письмо попадает в отдел академии, который ведет математическую проблематику, и уходит в Математический институт им. В.А. Стеклова. У математиков следы письма теряются. Неплохой результат, если учесть, что письмо могло бы потеряться у медиков или аграриев. Хотя в советское время за такое выгоняли с работы даже руководителей более низкого ранга, нежели Хохлов.

Впрочем, презрение к письмам у руководства РАН можно считать естественным. Ведь академия живет в сверхсовременной эпохе. Здесь мыслят категориями сайтов. Мыслят более чем оригинально. И оригинально же действуют.

К примеру, обращается к руководству РАН доктор наук Гузалия Ильгизовна Фазылзянова с жалобой на комиссию и просьбой убрать с сайта РАН порочащие ее сведения, а получает ответ от того, на кого жалуется, – от Васильева, да еще и на другую тему. Ответ выдержан, как представляется Фазыляновой, в глумливых тонах. Расстроенная доктор наук начинает готовить заявление в прокуратуру о защите своих прав. И вдруг выясняет, что сайт РАН, на котором опубликованы возмутившие ее материалы академии, совсем не сайт РАН. А нечто, созданное без надлежащего оформления гражданином (какой страны?) Петром Валентиновичем Талантовым и размещенное на сервере в Германии. Заявительница теперь опечалена еще и тем, что материалы госучреждения размещены за границей, что запрещено законом (ст. 13.27.1 КоАП). Это новое кредо РАН: «Не оставим прокуратуру без работы»?

А вот сюжет уголовный: проректор СПбГУП Лариса Алексеевна Пасешникова обращается к Виктору Васильеву по вопросу публикации в докладе комиссии сведений, ранее опровергнутых судом, и не имеющих отношения к науке, что подпадает под действие ст. 128.1 УК РФ («Клевета»). И получает в ответ от академика фэйковую публикацию из интернета о том, что ректор этого вуза якобы задолжал 25 тысяч рублей кому-то за капремонт.

Кстати, по поводу клеветы комиссии академия получала официальные обращения с разных сторон раза четыре, начиная с 1 октября. Когда были сняты клеветнические материалы с германского сайта гражданина Талантова? После выборов в РАН 12 ноября. Как вы считаете – оказывали эти материалы влияние на выборы или нет? 

Есть и нечто похуже, чем клевета. СМИ немало писали о непрозрачных действиях в РАН доктора юридических наук Николая Ивановича Михайлова, который трагически ушел из жизни в ходе выборов. Может ли встать вопрос о доведении до самоубийства?

Перечень игнорирований закона академией можно продолжать и продолжать. Но на одном вопросе стоит остановиться особо. 

Как согласуется с законами РФ публикация скандального доклада комиссии с точки зрения его содержания? 56 ученых объявляются от имени РАН причастными к изготовлению фальшивых диссертаций. При этом диссертации государство признало безупречными. РАН отрицает правовые акты, принятые госорганами. Не предлагает пересмотреть акты, а просто не признает их. Похоже, что академия, выдвигая обвинения в адрес участников выборов, пренебрегла не только правом кандидатов на защиту, но и презумпцией невиновности.

Виктор Васильев отвечает «Солидарности», как именно предположения «Диссернета» превратились у него в факты. Он пишет: «Я не интересовался у активистов «Диссернета», какой точный смысл имеет появляющийся в их документах дисклеймер о «предположительности», однако это не мешает помещаемым там материалам быть более ответственными и доказательными, чем некоторые материалы многих инстанций, включая некоторые экспертные советы ВАК». (Из версии на портале «Научная Россия» этот фрагмент текста убран).

А поинтересоваться стоило бы. Поскольку превращение предположений в факты без должных оснований означает в юриспруденции фальсификацию, подлог. Кстати, «дисклеймер» – это заблаговременный письменный отказ от ответственности за возможные последствия поступка. Любителю обвинений Васильеву полезно было бы знать, что применение дисклеймера означает стремление заявителя уйти от юридической ответственности за заявление. Слово «предположительно», применяемое «Диссернетом», означает, что авторы не излагают факты, а выражают свое мнение. А право на мнение и свобода мнений гарантированы Конституцией РФ. Так авторы спасаются от судебных приговоров.

Диссернетовцы – частные лица, выражающие свои мнения по поводу различных диссертаций. Их обличения юридически ничтожны, пока не будут официально подтверждены ВАК. Но Васильев применяет словесные трюки, убеждая широкую аудиторию в том, что предъявляет факты. Дескать, читатель может увидеть их своими глазами, «достаточно заглянуть на сайт «Диссернета» и убедиться самому». Почему так говорится? Чтобы избежать судебных перспектив. Адвокаты академика смогут заявить, что он ничего и не утверждал, «всего лишь» предложил людям «самим разобраться и составить свое мнение». При этом мнение Отделения общественных наук РАН было известно: «Доклад, если говорить о нем в целом, может в лучшем случае считаться частным мнением и оценочным суждением, но не взвешенным документом, основанном на проверенных фактах, каким должно было бы быть заключение авторитетной комиссии Президиума Российской академии наук» (из письма отделения общественных наук президенту РАН 11 октября 2019 № 14000-2113/2019).

3. Зачем в комиссию РАН включены представители «Диссернета»?

В комиссию РАН решением президиума введены люди, не имеющие к академии отношения. Более того, не все имеют отношение к науке. Кого же пригласили на роль судей?

Вот доктор наук Андрей Африканович Ростовцев. Согласно официальным публикациям, он защитил диссертацию, скрыв в автореферате соавторов научных работ – более пятисот. Собственных работ без соавторов не представил на защиту ни одной. Можно ли на основании критериев «Диссернета» считать, что Ростовцев – плагиатор? Но лишить этого члена комиссии РАН научной степени нельзя. Выяснилась эта ситуация слишком поздно, срок давности истек. Другой диссернетовский член комиссии РАН, доктор наук Михаил Гельфанд по официальным данным в 2015 году провел своего подопечного через диссертационный совет МГУ с грубыми нарушениями Положения о защитах. Гельфанд – «диссеродел» по классификации самого «Диссернета»? А еще он знаменит фантастическим индексом научного цитирования, на который, впрочем, качественно влияют не его «одиночные» работы, а десятки статей с десятками соавторов. Это можно считать «накрутками»? 

Официально правой рукой Васильева (ответственным секретарем комиссии) является еще один общественный активист «Диссернета», кандидат наук Андрей Викторович Заякин. Он научных работ почти не публикует. В основном – тексты политического характера. Но когда публикует, тоже оказывается по диссернетовской классификации – автором «множественных публикаций». Посылает одну и ту же статью с разными названиями в разные журналы. «Диссернет» в таких случаях обвиняет других ученых в искусственной накрутке индексов цитирования. Правой руке Васильева это сходит с рук.

Президиум РАН ввел в комиссию и человека, не имеющего научных степеней вовсе. Это упомянутый уже нами Петр Талантов. В постановлении РАН о комиссии он числится главой фонда «Эволюция». Того самого, что пришел на смену фонду «Династия», признанному в России иностранным агентом. На фейковом «сайте РАН», открытом в Германии, Талантов фигурирует как пресс-секретарь комиссии РАН. Пресс-секретарь комиссии, которой не поручены связи с прессой? Удивляться тут нечему. Господин Талантов, по сведениям из интернета, долларовый мультимиллионер, ведущий зарубежную экономическую деятельность. Он же меценат, спонсор проектов «Диссернета».

В общем, странный  пресс-секретарь, странный сайт, странный доклад со странными обвинениями, странная комиссия, странный председатель… Зачем все это? Тем более, как пишет академик Алексей Хохлов, «и без комиссии выборы бы закончились тем, чем они закончились». Вице-президент РАН письменно поясняет: «Все сделано по поручению Президента РФ В.В. Путина». Но уместно поинтересоваться: действительно ли Владимир Путин все содеянное А.Р. Хохлову и поручил, ничего ли Алексей Рэмович не перепутал?

Прозрачность выборов не достигается за счет тотального нарушения порядка выборов. Когда в нее вмешиваются со стороны, влияя на результаты, это приводит к скандалу. Никто не сомневается, что борьба с фальсификациями в науке – одно из важных направлений работы РАН. Очевидно, что его нельзя превращать в клоунаду, нельзя отдавать на откуп сторонним «активистам». Исключая из процесса оценки и отделения РАН, и ВАК – легальные структуры.

Чтобы покончить с проблемой плагиата, необходимо определить все подлежащие открытому доступу защищенные диссертации и выложить их в единой государственной информационной базе. С дальнейшим советы по защитам в вузах и НИИ легко справятся.

Будут возникать новые проблемы. Как еще раз показывает пример перечисленных «общественных активистов», недобросовестность может проявляться и в научной среде. Важно своевременно и четко решать возникающие вопросы. Делать это на научном уровне, который позволиил РАН в иные времена стать гордостью России.

Хочется верить, академия справится, и надеемся, что возвращаться к этой теме не придется.

Выборы в РАН

Материалы по теме
Автор материала:
соб.инф. - Выборы в РАН прошли. Вопросы остались
соб.инф.
E-mail: info@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Материалы по теме
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet