Top.Mail.Ru
Статьи
“Я всю жизнь храню мечту”

Если летчик-испытатель считает, что полет - это подвиг, то он не готов…

“Я всю жизнь храню мечту”

Фото: NASA, 1999 год

Что нужно, чтобы уверенно выйти в космос? Сколько человек в России хотят быть космонавтами? Какие впечатления вызывает полет на сверхмалой высоте? Об этом и о работе летчика-испытателя, а еще о скрупулезности, увлеченности делом и проблемах авиакосмической отрасли “Солидарность” поговорила с космонавтом, летчиком-испытателем, Героем России Валерием Токаревым (на фото).

ДАЛЬШЕ, ВЫШЕ, БОЛЬШЕ!

- Валерий Иванович, говорят, мечта о небе просыпается в детстве, но не у всех сбывается. Как было у вас?

- У меня это точно детская мечта деревенского мальчишки. Уже класса с третьего я читал все, что мог найти о летчиках Второй мировой, и точно знал, что стану летчиком. После школы поступил в Ставропольское летное училище и стал военным летчиком.

Потом - служба в войсках летчиком-истребителем. Достиг первого класса - и захотелось дальше, выше, больше, на новых самолетах! Поступил в Центр подготовки летчиков-испытателей, закончил с отличием. С того времени и работаю военным летчиком-испытателем.

- Летчик-испытатель работает с каким-то определенным типом самолетов?

- Летчик-испытатель может летать на всем, что проходит испытание и что он способен освоить. Это всегда приветствовалось. Конечно, основное направление - истребительно-бомбардировочная авиация, но была работа и с гражданской промышленностью. Ведь чем больше ты типов машин освоил, тем легче тебя использовать как летчика на опытных образцах самолетов.

- Эта универсальность сыграла роль при отборе в космонавты?

- Думаю, да. В конце 80-х активно развивалась космическая программа “Буран”. Требовался опытный летчик, поскольку надо было совершать бездвигательную посадку. Я туда прошел по всем параметрам. Увы, Союз распался, полета не случилось.

- Как складывалась карьера после развала СССР?

- Я продолжал работать как летчик-испытатель, а в конце 1996 года перешел летчиком в программу по строительству Международной космической станции. Активно изучал корабль “Союз”. Поскольку была подготовка для “Бурана”, то слетал на “Шаттле”, затем - командиром корабля “Союз” с американскими коллегами. Мы вместе строили МКС.

На самолетах продолжаю летать до сих пор, я эту профессию не оставил, я всю жизнь храню мечту…

ТРУДОЛЮБИЕ И ГРАМОТНОСТЬ

- Каким должен быть летчик-испытатель? Что должен знать и уметь?

- Есть хорошая фраза: “Если летчик-испытатель считает, что он идет в полет как на подвиг, - значит, он к полету не готов”. Полет - это его профессиональная деятельность, скрупулезная, детальная.

Главное - трудолюбие и грамотность. Летчик должен вникать в самолет до мелких деталей, чтобы потом, когда техника идет в эксплуатацию, не вылезали какие-то неожиданности, которые могут привести к авариям. Это основная задача: скрупулезно, детально, на всех режимах испытать возможности техники.

- Какие есть социальные гарантии, соцпакет у летчиков-испытателей, как устроена эта сфера в вашей отрасли?

- У военных летчиков-испытателей тот же соцпакет, что и у обычных военных летчиков. Он, конечно, сейчас стал лучше по сравнению с 90-ми годами. Появилась обеспеченность жильем, подтянулись оклады... Конечно, многое зависит от классности. У летчика-испытателя первого класса стимулирующие надбавки повыше. Но все равно оплата уступает гражданским летчикам-испытателям или просто линейным гражданским пилотам. С другой стороны, военный пилот может раньше выйти на пенсию, и пенсионная составляющая будет выше, чем у гражданских.

Профсоюзов у военных пилотов, конечно, нет. Но в самом Роскосмосе профсоюз действует активно. Я ведь упоминал, что и для летчика-испытателя, и для космонавта нужна успешная работа всей отрасли, и тут как раз требуется слаженный труд всех - и профсоюзов тоже - по обеспечению достойными социальными гарантиями.

ВСЕ ВОКРУГ ЖИВОЕ

- На чем и где пришлось летать?

- Начал я с реактивной авиации. Хотелось выше, быстрее, новее! А сейчас спустился на малые высоты, на поршневую, турбовинтовую авиацию. Вот где романтика! Скорость - 200 - 250 км в час, высоты - 100 - 200 метров, все видно своими глазами. Реально понимаешь, что все вокруг живое… Эти полеты на предельно малых высотах оставляют след в душе.

Конечно, приходилось испытывать и реактивную технику на сверхмалых высотах, но, когда проходишь сверхзвук на высоте, скажем, 200 метров, по сторонам уже не смотришь!

Давно и много летаю. И как летчик-испытатель, и как летчик, который возглавляет экспедиции в северных наших краях, в Арктике. Например, требуется в интересах Минприроды или Росприроднадзора облететь большие арктические пространства на предельно малых высотах, исследуя популяцию белого медведя, моржей, белуг, оленей - летаю.

Все это на высотах ниже 200 метров. Пространство огромное просто, это тысячи и тысячи километров... И над водной поверхностью, в Северном Ледовитом океане, облетал Печорское море, Карское море, Новую Землю, полуостров Ямал, Таймыр… И Обскую губу, и море Лаптевых, и Чукотку.

- Как справляетесь с нагрузками? Что помогает сохранять и физическую и психическую форму на протяжении многих лет?

- Во-первых - спасибо родителям за здоровые гены. Во-вторых, помогает мое собственное отношение к здоровому образу жизни. Спортом занимаюсь с юношеских лет. Когда был помоложе, любил футбол, волейбол. Сейчас, когда постарше стал, большой теннис. Плюс два-три раза в неделю - спортзал. Держу себя в форме.

ГЛАВНОЕ - КАДРЫ

- Изменилась ли авиационная отрасль за прошедшие годы?

- Были периоды, о которых даже не хочу вспоминать. Когда министром обороны был Анатолий Сердюков, уровень летчика-испытателя понизили буквально во всем. Потом опомнились.

Но надо понимать: летчик-испытатель - продукт, что называется, штучный. Чтобы его подготовить, нужны долгие годы и огромная система всей авиационной отрасли.

Увы, у нас ситуация в корне отличается от той, что была в СССР, особенно с космонавтикой. Нет такого набора кораблей, который был в советский период. Тогда и авиационно-космические системы существовали, и станции менялись, то есть динамика была.

А вот важность авиационной составляющей сейчас намного выросла. Мы ощутили, что без собственного авиастроения (о чем летчики-испытатели постоянно говорили) придется очень туго.

Несмотря на всю фундаментальность, заложенную Советским Союзом, кадровый состав до сих пор не восстановили. Сейчас надо быстро поднимать отечественное авиационное производство, и основная проблема - это подготовка кадров.

- В чем проблема подготовки кадров?

- Вот смотрите: ракета “воздух - воздух” или современный истребитель 5-го поколения - это сгусток технической мысли, мастерства! Чтобы их делать, нужны соответствующие кадры, должен быть престиж профессий, отбор! Приведу пример. У нас и в США параллельно проходил отбор в отряд космонавтов. Сейчас отбираться могут все. Любой гражданин РФ от 21 года, подходящий по образованию и здоровью.

У американцев в НАСА поступило 18 тысяч заявок, а у нас 300. И тут я вспоминаю мои экзамены в Центр подготовки летчиков-испытателей. Только отобранных (то есть сдавших собеседование, экзамен, проверки) оказалось шесть человек на место!

- Что нужно сегодня для развития нашей авиационной отрасли?

- Самая острая проблема, как я уже сказал, кадровая. Начиная от рабочего звена и заканчивая высшим отраслевым. Особенно не хватает квалифицированных рабочих специалистов, толковых профессиональных слесарей, станочников, инженеров, конструкторов, летчиков. Всех их готовить надо с детства. Система образования должна быть заточена на отбор толковых думающих людей.

Нужна стратегическая программа - это главное.

Автор материала:
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости СМИ
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться


Новости СМИ2


Киномеханика