Культура

Оливер Стоун помянул 11 сентября

...Что-то упало на здание, в котором мы находились. Стены обрушились, и нас завалило. Было больно и страшно, нам отдавило руки и ноги, выжить было неимоверно трудно, но мы справились, потому что умирать нельзя (дома нас ждали семьи). Потом нас спасла морская пехота. А через два года мы поправились и закатили барбекю для всех своих друзей. Один из нас даже совершил затем две командировки в Ирак. Впрочем, кажется, это был один из наших спасителей - с памятью плохо, да и все равно не понять, что тогда произошло...

Таким может быть более-менее точный пересказ сюжета нового фильма “Башни-близнецы”, снятого знаменитым кинорежиссером Оливером Стоуном, если вести речь от лица одного из героев-полицейских, которых завалило обломками здания. Это фильм о разрушении Всемирного торгового центра в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г., произведенном, по версии следствия, двумя захваченными пассажирскими лайнерами. Правда, самолеты врезались в верхнюю часть зданий, а чуть позже обе башни рухнули так, как будто внутри каждой взорвались еще с десяток самолетов. Но фильм вовсе не о том, а о специфическом героизме среднего американского человека. И латиноамериканского человека тоже. Не говоря уж об афроамериканском...

Предупредим сразу, что политики в фильме нет никакой. То есть совсем: на нас кто-то напал - пусть начальство разберется, мы на то ему налоги отчисляем. А нам некогда - надо людей спасать. Создатели утверждают, что фильм построен на действительных событиях и освещает жизнь двух реальных людей, Джона Маклахлина и Уилла Химено, которых вместе с другими полицейскими отправили в ВТЦ (они были единственными из той бригады, кто выжил). Тем не менее, схематизм характеров в фильме просто зашкаливает. Вот немолодой полицейский - ветеран пожарной службы (актер Николас Кейдж), которого любящая жена пилит за то, что он никак не доделает дома кухню, а ведь у них четверо детей. Вот мигрант-латиноамериканец (актер Майкл Пенья), женившийся на местной белой женщине (она ждет второго ребенка) и поступивший в полицию. Оба заваленных передают по рации приветы и обещания женам: один - закончить кухню, другой - никогда не лезть больше в пекло. Это главные герои. Спасает их некто совсем плакатный: бывший морпех из другого города, истово уверовавший и увидевший в катастрофе знак свыше (“Мое предназначение - ехать туда и помогать людям”). Кстати, потом этот агент божий меняет воззрения на жизнь и говорит в камеру: “Сейчас нации понадобятся обученные люди”. И затем летит воевать в Ирак, причем дважды.

Стоун, имеющий репутацию человека, вхожего в истэблишмент, режиссер, прославившийся шокирующими социальными драмами (“Прирожденные убийцы”, “Взвод”) и смелыми политическими фильмами (“Сальвадор”, “Кеннеди: выстрелы в Далласе”), снял гибрид “заметок фенолога”, военной агитки и семейной мыльной оперы. Заваленных руинами ВТЦ находят и спасают два морских пехотинца (символ страны); полицейскому-“латиносу” является образ божий, а затем уходит, чтобы тот не умер; затем людей с раздавленной грудной клеткой и раздробленными ногами всю дорогу до больницы подбадривают словами и похлопываниями, потому что оказывать первую помощь должен не просто врач, а специалист именно по этой части, и т.д. Абсолютно все произносят образцово политкорректные речи, и лишь близкие пострадавших сдержанно упрекают себя и окружающих в том, что их не уберегли.

Фильм в своем роде замечательный. Музыка великолепная, люди все душевные, а спецэффекты просто величественные. Как говорится, иди и смотри. Ну а сыщется такой, кто скажет, что уже и Стоун стал снимать “мыло” для обывателей - просто посоветуйте цинику представить себя на их месте. Жалко и страшно. Как сказала одна из героинь фильма, “дым, словно господь скрыл дымовой завесой все то, что мы, люди, пока не готовы видеть”. Так вот и живем, прикрыв глаза ладошкой. И хоть пять, хоть пятнадцать лет прошло - так проще. Кстати, в титрах по окончании фильма Стоун сообщает, что живыми из руин ВТЦ достали 20 человек. А трудно хотя бы вкратце рассказать, как ВСЕ эти уцелевшие свидетели теперь живут - да и вообще, не стали ли жертвами неких малопонятных болезней? Нет ответа. Ни на один из “проклятых” вопросов, с которыми маются во всем мире. Зато есть девиз: “Усердие все превозмогает”. Он не чисто американский, но очень к ним подходит.

Вообще-то символ нынешней американской трансформации - даже не самолет, воткнутый в башню, а “вашингтонский снайпер”. Нет, не тот, что якобы в Белом доме сидит. Имеется в виду неизвестный, в конце 2001-го несколько недель колесивший по стране и паливший по случайным американским прохожим из винтовки с оптическим прицелом. И на несколько же недель загнавший сограждан по домам. А потом его поймали и судили, и оказалось, что “снайпер” не один, а двое (кто они такие, никто уже и не помнит - главное, “это” прекратили, и слава богу). А могло быть и трое. И четверо. И еще больше. Да и где гарантия?..

Вадим БАРАБАНОВ
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика