Культура

Театр одного переводчика

Попав сюда впервые, с порога ощущаешь необыкновенную атмосферу Мольера, Ростана, Бомарше. Все - дети, подростки и взрослые - бегло разговаривают между собой на французском языке, и в их говоре явственно чувствуется “тот самый”, прямо с Монмартра, прононс. Здесь Дон Жуан соседствует с Треплевым, а Маленький Принц может запросто продекламировать Лафонтена. Это не просто театр - это Театр на французском языке, хозяйка которого Елена ОРАНОВСКАЯ (на фото слева) милостиво разрешила нам присутствовать на одной из репетиций...

- Дежурный куда-то отлучился, и я быстро проскользнула внутрь, - глаза у пожилой женщины заблестели, она как будто помолодела, вспоминая свое маленькое хулиганство. - Они вставили красивые витражи, но из коридоров совсем исчезло солнце. Сам дом почти не изменился, но попасть туда уже невозможно: там сейчас Азербайджанское представительство...

Елена Орановская рассказывает мне о том, как она, движимая желанием вновь побывать в доме своего детства, пробралась в дом № 16 по Леонтьевскому переулку. Именно там, в его широких коридорах, семилетняя Леночка, дочка известной переводчицы Алис Оран, стесняясь перед своим первым (но полным!) зрительным залом, читала наизусть по-французски басню Лафонтена и по-русски стихи Барто и Маршака. Именно там с легкой руки Алис Оран зародился Театр на французском языке, которым уже 46 из своих 78 лет руководит ее дочь Елена Георгиевна...

ТЕАТР НАЧИНАЕТСЯ С СЕМЬИ

Женщины в роду Орановских всегда отличались несгибаемым характером, упорством и верностью делу, которому посвящали жизнь. Александра Орановская, будущая мама Елены Георгиевны, попала во Францию годовалым ребенком. Ее мать, ученый-биолог, работала над проблемами предопределения пола потомства. Эту тему очень не одобряла церковь, и в 1899 году вдова русского офицера покинула Россию, увозя с собой пятерых детей и няню. В Париже Александра прожила до 15 лет, окончила школу и приобрела страсть на всю жизнь - французский театр.

В 1914-м семья вернулась в Россию, в 1918-м Шуретта, как звали Александру подруги, вышла замуж за военного инженера и уехала следом за мужем на Северный фронт. После войны они вернулись в Москву, и Александра, пользуясь отличным знанием двух языков, устроилась переводчиком в издательство “Иностранный рабочий” (с 1960-х - “Прогресс”). Позже вступила в Союз писателей СССР, взяв псевдоним Алис Оран. Она перевела на французский “Хождение по мукам” и “Поднятую целину”, “Как закалялась сталь” и “Чапаева”, “Кто виноват?”, “Очарованного странника” и другие произведения русских и советских авторов. Над переводом “Петра Первого” она работала в соавторстве с Кириллой Фальк, любимой внучкой Станиславского. Благодаря переводам Александры Павловны французские дети смогли читать стихи Маяковского, Барто, Чуковского, Маршака...

В 1930-е годы Орановские поселились в общежитии Коминтерна, том самом доме № 16. По стечению обстоятельств раньше в этом здании была гостиница “Малый Париж”. Здесь, в Леонтьевском переулке, который раньше именовался улицей Станиславского, так как находился недалеко от музея Константина Сергеевича, и зародился Театр на французском языке. Елена Георгиевна вспоминает, что в каждой комнате трехэтажного дома, практически в каждой семье было по нескольку детей. Все дети учились в школе напротив, где - снова совпадение! - изучали французский язык. К Александре Павловне, для которой французский был почти родным языком - да что там, она на русском говорила с французским прононсом! - бегали за помощью и консультациями со всего дома.

- Родители в этом доме были изумительные, - Елена Георгиевна делится с нами впечатлениями 70-летней давности. - Они все свободное время отдавали детям. Каждый праздник обязательно отмечали все вместе: 7 Ноября, День Конституции, Новый год, 8 Марта и прочие. Дети обязательно устраивали концерт: пели, танцевали, читали стихи. У нас театр был в коридоре, занавес делил его пополам на сцену и зрительный зал. Мне было около семи лет, когда я сыграла свою первую роль в басне Лафонтена...

Александра Павловна, по-прежнему влюбленная в театр, решила включить в эти концерты выступления на французском. Детям и развлечение, и польза. Началось с чтения стихов, потом стали разыгрывать басни, сценки. Постепенно ощутили себя пусть небольшим, но настоящим драматическим коллективом.
Елена Георгиевна часто с радостным волнением вспоминает то время. В память о нем она мечтала воссоздать атмосферу из своего детства в спектакле, но долгие годы это не удавалось. А недавно одна из ведущих актрис Елена Кулышева решила попробовать себя в качестве режиссера, и сейчас актеры Театра репетируют новый спектакль. Действие происходит на рынке, где торговцы занимаются своим делом, а их дети играют друг с другом, и игра спонтанно превращается в театральное выступление. Сначала дети читают родителям стихи, показывают сценки, разыгрывают басни, потом родители отвечают детям тем же. За основу взяты басни Лафонтена, стихи предлагаются Маршака и Барто.

ОДНАКО ВО ВРЕМЯ ПУТИ...

Параллельно Александра Павловна вела кружок художественного чтения при Библиотеке иностранной литературы. Там были организованы кружки на французском, немецком, английском и испанском языках. Перед Новым 1940 годом устроили сводный концерт. Тогда и состоялось первое публичное выступление будущего Театра, и 12 декабря 1939 года считают днем его рождения. В конце 2006 года он был отпразднован под французские песни и сцены из Мольера.

Историю своего Театра его старожилы бережно хранят и рассказывают, немного гордясь. Есть в ней несколько вех, приятных моментов, ставших теперь маленькими легендами. Например, когда Александра Павловна получила письмо от Ромена Роллана. Восхищенный ее переводом “Багажа” Маршака, он писал, что ему очень понравилась история собачонки и он очень смеялся, читая ее. В письме известный писатель, зная о работе Алис с детьми, приписал: “Приветствую ваших маленьких артистов”.

Прошли годы. Дети росли, постановки становились сложнее и серьезнее. Готовясь получить аттестат зрелости, ребята репетировали уже “Сирано де Бержерака”, правда, пока на русском языке. И 12-летней Лене досталась маленькая роль буфетчицы. Перевод пьесы принадлежал Татьяне Щепкиной-Куперник, которая участвовала в репетициях и с тех пор считается крестной матерью Театра. Постановку зрители увидели в 1940-м году.

А потом началась война. И ребята, еще вчера игравшие французских вельмож и офицеров, прямо со школьной скамьи отправились на фронт. Нескольким не было суждено вернуться...

Во время войны Алис Оран была в эвакуации. Когда вернулась, взялась руководить театральным кружком при Военном институте иностранных языков. Театр пополнился новыми участниками, временно избежав извечной театральной беды - нехватки мужчин-актеров. Там Александра Павловна поставила “Молодую гвардию”, “Нашествие” Леонова. И опять пели песни.

- У нас в театре, конечно, не профессиональное пение, но оно помогает выработке хорошего произношения, - привычно объясняет Елена Георгиевна, профессиональный преподаватель французского языка. - Звуки при пении тянутся, и получается как упражнение по фонетике. У нас вообще поющий театр...

В Военном институте Елена Георгиевна встретила своего будущего мужа, с 1947-го многие годы они вместе играли в театре. Для него французский язык тоже стал профессией.

После войны Военный институт закрылся, и театр переехал в Институт усовершенствования учителей, потом в издательство “Прогресс”. Позже, когда открылся Дом учителя, он стал одним из первых его театральных коллективов. А 20 октября 1965 года Александра Орановская ушла из жизни, и руковод-ство Театром перешло по наследству к Елене Георгиевне.

К ее сожалению, ни один из двоих ее детей не продолжил династию, хотя оба играли в Театре. Сын - музыковед, дочь занимается клинописью и живет в Санкт-Петербурге. Дети знают французский, внуки - уже нет, хотя кровь Орановских все равно чувствуется. Старшая внучка преподает английский и уже порадовала бабушку правнуком. Средняя - помощник режиссера кино. Младшая еще школьница.

- Внуки - моя боль, - говорит Елена Георгиевна, имея в виду невозможность передать им в наследство французский прононс и Театр Алис Оран...

МАЛЕНЬКИЕ АКТЕРЫ И БОЛЬШИЕ РОЛИ

Сейчас в Театре более тридцати участников: взрослые, учащиеся и студенты, дети. Несмотря на то, что Дом учителя традиционно принимает учителей, студентов и старшеклассников, у Елены Георгиевны занимались и несколько второклашек. Для них всегда находились и внимание, и роли. Ведь для хорошего знания языка и правильного произношения чем раньше начать заниматься, тем лучше.

А малыши растут и заменяют старших, уходящих из театра. Такая труппа для Театра Алис Оран традиционна и гармонична, так было здесь всегда, к этому привыкли. Разновозрастная команда детей напоминает Елене Орановской ее собственное детство, сохраняет дух Театра. Собственно, они и есть тот самый Театр Алис Оран.

Очень силен здесь дух семейственности, преемственности поколений. Есть молодые люди, которые выросли в коллективе. Они оканчивают школу, поступают в институт, заводят семьи и, естественно, на какое-то время перестают посещать театр. Потом многие возвращаются. И зачастую приводят сюда своих детей. Например, Елена Храпунова сначала приходила сама, потом стала приводить сына. А когда у нее родилась дочь, то практически с рождения девочка присутствует на репетициях. Сейчас ей, 12-летней, достаются все более серьезные роли.

Лидия Карпикова пришла в Театр в 1971-м. Будучи переводчицей, она искала, где можно было бы практиковаться. Когда случайно узнала об этом коллективе, очень обрадовалась: в различных любительских театрах играла с детства и очень это любила. Позже из школ, в которых работала, стала приводить учеников, во многих постановках нужны были дети. Так постепенно образовалась в Театре детская группа, которая существует до сих пор. Многие здесь выросли и играют вместе со взрослыми.

Елена Граховская, староста коллектива, пришла в театр 30 лет назад первокурсницей пединститута. Просто очень хотелось играть в театре. Получила специальность “преподаватель математики на французском языке”, но в школе проработала всего год, ушла в программисты. Французский был и остался как хобби, для удовольствия.

- Без этого театра я свою жизнь уже не представляю, - улыбается Елена Львовна. - Он дал очень много для развития личности, с ним жизнь стала наполнена, театр раскрепощает. Начинаешь ощущать себя совсем по-другому, особенно когда играешь кого-нибудь из Мольера. Надеваешь длинное платье, делаешь прическу, макияж и чувствуешь себя женщиной...

Елена Львовна тоже привела сюда дочь, которой тогда было всего шесть. Дочка всерьез язык учить не захотела, но в театре до сих пор играет с удовольствием. В детстве она сильно заикалась, но благодаря театру никогда не боялась говорить, и постепенно речь выровнялась. Сейчас ей 21 год, она логопед и тоже одна из ведущих актрис Театра. Время от времени Елена Львовна берет с собой на репетиции двухлетнюю внучку.

Знание французского языка не является обязательным условием для новичков. Занимающимся языком Елена Георгиевна ставит произношение, а если приходит человек “без языка”, он может выучить его самостоятельно, во время репетиций. Орановская вспоминает случай, когда пришел человек, совершенно не знающий французского, но хорошо владеющий английским. Начал с нуля, а потом осилил роль Дон Жуана. А вообще, считает Елена Орановская, все зависит от того, насколько сильно желание человека. Если он хочет выучить язык, то сможет это сделать в театральном коллективе. Упор делается на произношение и лексику.

Пока мы разговаривали с Еленой Георгиевной, к режиссеру подошла девушка: “Я прочитала о вашем театре, загорелась идеей...” Выяснилось, что она немного играла в каком-то любительском театре, французского языка не знает совсем. Через полчаса девушка уже стояла на сцене в группе актеров и вместе с ними пела какую-то песенку, разбирая французские слова по бумажке...

В зале тихонько сидела женщина и с улыбкой наблюдала за девочкой, усердно повторяющей за Еленой Георгиевной какой-то стишок на французском. Оказалось, Лариса Валентиновна привела 12-летнюю дочку Инну на репетицию всего во второй раз. Когда услышали о театре по радио, решили узнать, что к чему, благо живут недалеко. Девочка давно интересуется театром, ходит в театр Станиславского в хор и сразу загорелась идеей театра на французском. Тем более что в следующем году у нее в школе вводят второй язык, как раз французский. Лариса Валентиновна надеется, что театр и знание языка пригодятся дочери в жизни.

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР

Когда Театр перешел к Елене Георгиевне, она решила позвать режиссера, так как считает, что не унаследовала режиссерского и писательского талантов матери. Так в Театре появился Борис Щедрин, бывший режиссер Театра Моссовета, заслуженный деятель искусств, тогда еще молодой и неопытный. Его первой постановкой стал все тот же излюбленный “Сирано де Бержерак”, только теперь уже на французском. После 20 лет руководства Театром ему пришлось по личным причинам уехать из России. Коллектив он передал своему ученику Иосифу Нагле.

- Я работаю здесь 20 лет, - вспоминает Иосиф Львович. - После окончания Института культуры в конце 1986 года мне позвонил Щедрин и попросил заняться театром вместо него. Когда просит мастер, отказаться невозможно. Впрочем, я ему безумно благодарен за это предложение. До того я ставил “Ночь ошибок” при ДК МАИ со студентами. Так получилось, что моих первокурсников всех забрали в армию и играть стало не с кем. Это как неродивший ребенок. Началась творческая депрессия, я решил, что бросаю театр. И тут, спасибо стечению обстоятельств, Щедрин сделал мне такой царский подарок. И я уже 20 лет этим подарком живу...

Театру уже почти 70 лет, сменяется состав, репертуар. Что-то появляется новое, что-то уходит, но передача традиций все равно идет. По словам Иосифа Львовича, здесь чувствуется атмосфера “театра, зародившегося в культурной среде середины прошлого века, когда было меньше суеты, меньше жесткости. Больше интеллигентности в хорошем смысле”. Все это каким-то образом в Театре сохранилось, и люди чувствуют это и приходят сюда укрыться от ежедневного сумасшедшего ритма.

В огромной степени такая атмосфера держится на хрупких плечах женщины, которой в этом году исполнится 79 лет. Елена Георгиевна заражает творческим азартом вновь приходящих, они сначала попадают под ее влияние, а потом начинают “генерировать” сами. По свидетельству Нагле, Елена Георгиевна - прекрасная актриса. Когда она начинает подчитывать за других персонажей, весь коллектив замирает и слушает.

- Как ни странно, у нас не бывает неудачных спектаклей, которые неинтересны зрителю и которыми недовольны актеры, - с гордым удивлением говорит Иосиф Нагле. - Даже если зрителей приходит мало, они получают удовольствие, и актеры играют с удовольствием. Вот недавно показывали “Оркестр”, это был вдохновенный спектакль, и это сразу почувствовал зал. Эта тишина, атмосфера, которая бывает на богослужениях в храмах и на прекрасных театральных спектаклях...

НЕ БЫЛО БЫ СЧАСТЬЯ

Недавно в Интернете появился шквал статей, призывающих спасти Театр на французском языке. Якобы руководство Дома учителя собирается прикрыть театр, лишить его сцены, если на спектакле 13 декабря он не соберет полного зала.

По словам Иосифа Нагле, последнее время на постановки собирается ползала, а то и меньше. Последний аншлаг был в 2002 году на премьере спектакля “Голоса веков”. К сожалению, несколько лет назад скончался ведущий актер Иван Попов. Потом - молодой талантливый актер Олег Шарапов. Муж Елены Георгиевны, который тоже играл главные роли, сейчас очень плохо себя чувствует (ему больше 80 лет). Театр по несчастному стечению обстоятельств почти одновременно лишился нескольких мужчин-актеров. Достойной замены пока не нашлось, и репертуар несколько пострадал. Отсюда и уменьшение числа зрителей в зале.

В конце прошлого года в гости - после нескольких лет отсутствия - пришла бывшая участница Театра, которая сейчас занимается журналистикой. Елена Георгиевна в разговоре с ней упомянула о затруднительной ситуации. При этом, как утверждает Нагле, против Дома учителя и его руководства ничего плохого сказано не было. Однако после посещения девушки в Интернете появилась статья, в которой звучала горечь за судьбу театра. Потом слухи и статьи уподобились снежному кому, возникли выпады в сторону Дома учителя и его руководства... По всей видимости, вирус скандала подхватили и разнесли многие электронные СМИ.

Но это даже не главное. Статьи призывали во имя спасения Театра прийти на спектакль, доказать всем “врагам”, что он нужен и интересен. И вот 13 декабря в зал на 140 человек попытались втиснуться около 800 театралов с семьями и друзьями. Вся Пушечная улица оказалась забита народом, который просто не помещался в фойе...

Результат оказался вполне предсказуемым. Во-первых, уже в следующий понедельник в Театр в больших количествах начали проситься новые люди, желающие осваивать язык и театральное мастерство. Хотя многие из них отсеются по естественным причинам, кто-то все же останется. И для Театра, испытывающего недостаток в актерах, это уже большой плюс. Кроме того, появился интерес к Театру, и наверняка на ежемесячные спектакли будут собираться больше чем полсотни человек.

- Я очень надеюсь, что придут новые участники на волне этого сомнительного ажиотажа, - говорит Иосиф Львович. - И я смогу кому-то из них доверить роль Тригорина из “Чайки” и наконец увижу свою постановку. Я всю жизнь пытаюсь поставить эту пьесу, и мне хочется, чтобы она прошла хотя бы сезон, дать хоть несколько спектаклей.

А вот побочный эффект. Директора Дома учителя Тамару Юрову, Елену Орановскую и Иосифа Нагле стали атаковать журналисты, почуявшие запашок конфликта. Теперь трудно разобраться, что было на самом деле, а что раздуто, да это уже, наверное, и не очень важно. Важно другое.

Во-первых, Тамара Васильевна заверила нас, что лишать Театр сцены никто не собирается, несмотря на то, что спектакли проходят в не слишком удобное для учителей время. Во-вторых, что касается возможности детей заниматься в театре при Доме учителя, то директор хоть и не приветствует это, но и совсем запрещать не собирается. Хочет только ограничить новый набор детей младше 14 лет:

- У Елены Георгиевны сейчас занимаются дети, - говорит директор Дома учителя. - Может быть, это вызвано тем, что родители занимаются в театре, а детей оставить не с кем. Так что это дело хорошее. Елена Георгиевна - прекрасный педагог, многие отмечают, что только с ней можно изучить язык по-настоящему. Поэтому те дети, которые уже занимаются, будут заниматься и дальше. Но новый набор мы не можем проводить. Дети в основном не столько играют, сколько учат язык. Сейчас начался ажиотаж из-за этих статей, где сказано: приходите в Дом учителя, там бесплатно вас научат прекрасному французскому языку. Мы этого допустить не можем, мы не имеем права заниматься обучением, и лицензии у нас нет. Поэтому о языке может идти речь лишь в сочетании с театром.

Впрочем, отваживать желающих от Дома учителя директор тоже не стремится. По ее словам, здесь для всех найдется своя студия. В Доме учителя есть еще много театральных коллективов...

* * *

Конфликты и скандалы не помешали участникам Театра на французском языке заниматься главным. Жизнь продолжается. Актеры репетируют, готовятся к следующему выступлению 21 января. Нагле потихоньку готовит свою многострадальную постановку чеховской “Чайки”. И с Еленой Георгиевной прослушивает претендентов в актеры.

Кроме того, готовится музыкально-поэтическое представление - стихотворения и песни французских и русских авторов. Спектакль называется “Когда пробил час”. Среди прочего будет исполнен французский вариант легендарной “Песни партизан”. Во время Второй мировой войны она наряду с “Марсельезой” являлась официальным гимном правительства Свободной Франции генерала де Голля. “Никто, никакая сила нас не покорит, не отгонит...” Где Театр на французском языке, там сплошные символы. Кстати, хорошо знающие Елену Георгиевну Орановскую говорят, что если бы она возглавила защитников Бастилии, крепость пережила бы штурм.

Марина ЮРШИНА
Фото Николая ФЕДОРОВА
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика