Культура

Инструмент понимания

Юлия ЛАТЫНИНА - писатель и журналист. Лауреат ряда престижных литературных премий. Написала более десяти повестей
и романов как в стиле “русского фэнтези”, так и чисто экономических детективов на материале новейшей истории России. Латынина - обозреватель телеканала “REN TV”, ведущая передачи “Код доступа” на радиостанции “Эхо Москвы”. В 2000 - 2002 годах вела программу “Рублевая зона” на НТВ. Была соведущей программы “Другое время” на ОРТ. В 2002 - 2003 годах - ведущая программы “Есть мнение” на телеканале ТВС. На телевидении работает в жанре “субъективного комментария”. Активно сотрудничает с рядом печатных изданий. Человек весьма осведомленный в вопросах политики и экономики. Многие считают ее “рупором” и “адвокатом” олигархов.

ИССЛЕДОВАТЕЛЬ ЖИЗНИ


- Юля, ваши родители, Алла и Леонид Латынины, весьма известные писатели. Они на вас как-то повлияли в вашем приходе к писательству? Нужные книжки подкладывали?

- Да, я рано знала, что стану писателем, - подобно Жан-Полю Сартру, который знал об этом с шести лет. И книжки нужные родители подкладывали, а также тщательно удаляли всю пионерскую словесность, отчего очень хотелось ее прочитать. “ГУЛАГ” дали прочесть довольно рано...

- К стыду своему, я даже и не знал, как и многие мои знакомые, что вы пишете романы и повести, да еще в таких “промышленных” количествах. При вашей активной журналистской работе - каким же надо быть трудоголиком, чтобы успевать еще и книги писать! Как вам это удается?

- Я пытаюсь это преодолеть, потому что для меня одно невозможно без другого. Сначала я писала “фэнтези”. В журналистику пришла только потому, что захотела писать о дне сегодняшнем. И журналистика стала инструментом понимания того, что сегодня происходит. Но журналистика - это черновик, не имеющий для меня смысла, если я не пишу книги. То, что я узнаю как журналист, я обязана трансформировать в художественный текст.

Чтобы писать романы о социально-политической структуре сегодняшней России, надо эту структуру знать. И есть вещи, которые не надо придумывать. Скажем, приходит прокурор к новоизбранному главе администрации района и говорит: с тебя 300 тысяч за “прописку”, ты избрался, а со мной вопрос не согласовал. На это ответ: видишь вон ту гору - вот тебя в нее за сумму в десять раз меньшую и закопают...

Вот про такие вещи надо знать. И далее на основании твоих познаний ты можешь выстроить какие-то поведенческие модели в своих книгах.

- Какие из ваших книг вы считаете наиболее удачными?

- Сперва были “фэнтези”. О том же по сути - о некоей вымышленной империи, в которой тоже идут реформы. Все кончается очень плохо, происходит гражданская война и прочее в том же роде. Лучшей была книга “Колдуны и министры”, потом были написаны “Инсайдер” и “Сто полей”. А потом меня стало тянуть к сегодняшнему дню, поскольку глупо писать о том, как в XII веке банки обменивали деньги, и ни слова не говорить о банках сегодняшних.

- А в вашем цикле так называемых экономических триллеров какая книга, по-вашему, наилучшая?

- Первая приличная - была “Разбор полетов”, но лучше всего получились книги об экономических войнах - “Охота на изюбря” и “Промзона”.

- Губернатор, любитель мальчиков, из “Промзоны” имеет под собой реальный прототип? Вообще - много реальных прототипов у ваших героев?

- Хороший вопрос... В “Промзоне” есть один прототип. Вообще же, люди склонны видеть прототипы там, где их нет. Один сотрудник ТWG (“Транс ворлд групп”) сказал мне, что там, на Магнитке, все было не так. Вся беда в том, что я Магнитку в виду и не имела. Но люди часто находят прототипы там, где их и не было.

- Книги ваши читаются легко, там есть лихо закрученный сюжет, интрига, но при всем при том оставляют весьма тяжелое впечатление. Герои ваших книг - коррумпированные чиновники, продажные губернаторы и силовики, из порядочных людей, пожалуй, одни бандюки. Типа Валерия Нестеренко, “Сазана”, выведенного в книгах “Саранча” и “Разбор полетов”. Юля, где вы таких робингудов находите?

- Это довольно старые книги, и “авторитет” Нестеренко там, бесспорно, выведен в несколько романтическом ключе. Хотя реальные бандиты - они тоже разные, разных людей можно встретить. Я от своих знакомых бандитов, во всяком случае, ничего плохого не видела. Просто был период, когда у части людей существовала надежда, что власть возьмут в свои руки представители разных ОПГ - все эти “солнцевские”, “уралмашевские”, толи быковы и прочие - и организуют здесь “новый порядок”. Позже выяснилось, что эти надежды оказались беспочвенными. Отстрелом друг друга они занимались охотно, а строить новое общество не имели желания в принципе.

- У вас хорошо получилась героиня одного из, на мой взгляд, лучших ваших криминальных триллеров “Только голуби летают бесплатно”, молодая девушка Аня Собинова. Психология женщины вам лучше удалась, потому что вы сама женщина? Вообще же, если выстраивать ряд - Устинова, Донцова, Маринина, Латынина, - на каком месте вы поставили бы себя?

- Я по половому признаку не объединяюсь. Я пишу не как женщина, я пишу как человек. Как исследователь жизни, если угодно.

- А к сегодняшней детективной литературе вы как относитесь?

- Если о сегодняшней говорить... то мне все равно больше нравится Джон Ле Карре. А если не о сегодняшней, то я большой фанат всего того, что было популярно в свое время, но устарело лет так на полторы тысячи. Есть книга одного китайского автора, написанная в XIV веке, в эпоху династии Юань, в чудовищной экономической ситуации, когда Китай весь был выжжен монголами. Но книги писались замечательные, дай бог сейчас такие писать.

- А сейчас почему такие книжки не появляются?

- Сейчас странная ситуация: литература вдруг развалилась на чтиво и на то, что невозможно читать. Специальные люди, литературные критики, изучают вторую часть и пишут об этом статьи. Но даже другие авторы это не читают. Есть еще западные профессора-слависты, которые все это изучают и пишут диссертации про современную русскую словесность. Это вообще мировая проблема - проблема развода массовой и элитарной культуры. Был, скажем, в свое время массовый Лопе де Вега, которого и за человека-то никто не держал, и были какие-то элитарные авторы, ныне успешно забытые. Массового Мольера мы сейчас читаем больше, чем Расина и Корнеля. Хотя Расин и Корнель - писатели превосходные. И гораздо больше людей помнят бестселлер своего времени “Илиаду”, нежели “Аргонавтику” Аполлония Родосского. Массовость литературы, начиная с Софокла и заканчивая Шекспиром, вовсе не означает ее низкого качества.

- А книжки писать выгодно? Выгоднее ли, чем работать телеведущей?

- Нет. Выгоднее работать телеведущей.

ФЕОДАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

- Над чем вы сейчас работаете?

- Есть новая книга, надеюсь, это будет серьезная книга. О сюжете говорить пока не стану, чтобы не сглазить. Единственно могу сказать, что ее действие происходит в тех местах, где я не была, и посему мне требуется довольно много консультаций от разных людей.

У нас уникальная эпоха, во всяком случае, была. Наш бардак с олигархами не имеет параллелей в мировой истории, разве что можно припомнить феодализм, где не было закона, а были личные отношения, личная преданность вассала сеньору. Просто вместо замков у нас были акционерные общества. И хотелось это описать, потому что всего этого рано или поздно не будет.

- Вы пишете про олигархов. Вы дружите с олигархами? И есть ли кто-то, кто подсказывает вам идеи ваших книг?

- Огромное количество людей, которые мне что-то рассказывают, совсем не воспринимают меня как журналиста. Воспринимают как собеседника, как конфидента, иногда - как консультанта. Вообще олигарху консультант не нужен, он сам кого хочешь проконсультирует. Я и журналист нетипичный, далеко не все пересказываю в публичной печати из того, что мне сообщают. Мне важно знать и понимать механизм событий, и если что-то было сказано как другу, я этой информации хода не даю.

А по поводу дружбы с олигархами... Одна газета очень хотела узнать, знакома ли я с неким олигархом. Могу представить, что бы с ними случилось, если б они узнали, что я в его компании встречала Новый год. У него был большой круг друзей...

Без знакомства с этими людьми иногда невозможно не только правильно описывать ситуацию, но и правильно понимать мотивировки. Стиль мышления этих людей весьма отличается и от стиля мышления интеллигентов, и даже от стиля мышления мелких предпринимателей.

“ОН ХОТЕЛ, ЧТОБЫ ПРАВИЛА БЫЛИ ДЛЯ ВСЕХ”

- Неприятности олигархов у большинства граждан вызывают смешанное чувство. Оно в чем-то напоминает чувство человека, у которого машина валится в пропасть в тот самый момент, когда в машине находится пресловутая теща. С одной стороны - жалко, а с другой - вроде как все замечательно.

Мы знаем, что сделали олигархи. Придумали схемы увода денег через оффшоры, способы ухода от налогов... А что полезного-то для страны совершили эти ребята? Какая польза в их существовании?

- Я с Ходорковского начну, потому что каждый олигарх - особый и не похож на другого. Березовский имеет одну психологию, Дерипаска - другую, Ходорковский - третью, сильно отличающуюся от психологии всех остальных, что их, надо сказать, дико раздражает.

Главная претензия коллег по цеху к Ходору в том, что “он нас всех подставил”. И зародилась она довольно давно, еще с тех пор, когда он стал ездить без “мигалки”. Все ездили с “мигалкой”, а он - без. Сейчас только он начал ездить за казенный счет с “мигалкой” - из тюрьмы в суд. У него не было своей собственности за границей. (Это не плохо и не хорошо. Я не считаю, что вилла Березовского в Ницце - преступление против народа. Преступления измеряются не виллами, не домами и не красивыми машинами, а чем-то другим.) И в пику всему сословию - на руке часы за два доллара, с которыми он мог прийти на прием к президенту...

У Ходорковского реально болела голова о том, как будет устроена эта страна. Не сразу, не вдруг, и чисто из эгоистических причин. Потому что с какого-то момента он стал строить открытую компанию. И тут выяснилось, что открытую компанию не построишь, не построив открытое общество.

- А с чего начался весь конфликт между Ходорковским и Путиным?

- Он начался, как ни странно, с Соглашения о разделе продукции - СРП, которое активно лоббировала прошлая Дума. Все эти “Сахалин-1”, “Сахалин-2” и т.д. По этому соглашению освоение наших месторождений передавалось за взятки иностранцам. Мало кто знает, что налоги с тонны добытой нефти по СРП составляют всего 2 доллара. Причем и эта сумма получается за счет реализации переданной иностранцем нефти через оффшоры компании “Роснефть”. Естественно, кто-то на этом очень хорошо наживался. А Ходорковский платил 60 долларов с тонны нефти, создавал прозрачную компанию и хотел, чтобы правила были общими, для всех. Он несколько раз приходил в Думу и поднимал этот вопрос. (Может быть, было бы проще купить некоторых людей.) А люди из окружения президента стали класть на его стол документы о том, что Ходор, дескать, собирается устроить государственный переворот. И в итоге очень скоро их сумели поссорить.

У других олигархов таких проблем не было. Ходорковского можно назвать борцом за свободу, Березовского - нельзя. Последний посадил ВВП на трон, а потом стал каждый день об этом говорить, после чего ему дали по ушам. Ни один человек, даже с самым ангельским характером, не вытерпит такого долго.

Так что когда Береза вылетел в Лондон и там вспомнил про ценности либерализма, то это, что называется, не канает. Хорошо, что человек защищает ценности либерализма, но понятно, что он прежде всего защищает себя.

Ходорковский же сначала стал защищать ценности либерализма - пусть по чисто шкурным соображениям, но цели укрепления его компании совпали с благом России. Ибо для России хорошо, если “ЮКОС” будет стоить дороже и больше денег будет платить в бюджет. А шкурные соображения людей, боровшихся против Ходорковского и занимавших высокие государственные посты, шли вразрез с благом России. И состояли в том, чтобы продать как можно больше Родины за как можно меньшие для нее деньги.

- Ходорковский писал свои письма?

- Уверена в этом. Нельзя их назвать капитуляцией перед властью, поскольку власть сделала все, чтобы именно эти письма послужили сигналом для новой атаки на “ЮКОС”. После этого “разоружения перед партией” власть стала утверждать, что он их не писал, плюс выдвигать обвинения, арестовывать счета и обыскивать “ЮКОС”. У Ходорковского есть единственный способ покаяться - это заплатить тем, кто его посадил в тюрьму за то, что он им не платил.

- Юля, а что ждет Ходорковского?

- Ну, свои несколько лет он получит. Это было всем известно, когда он садился, было прекрасно известно и ему самому. У него был выбор - садиться или не садиться; ему намекали, чтобы он убирался из страны. Он сказал тогда: я не стану политэмигрантом, я готов стать политзаключенным. Констатация того факта, что Путин на 70% либеральнее населения, не является капитуляцией перед ним.

Замечу, что речь о признании вины олигархов перед народом исходит из уст человека, который уже давно отдал 10% акций “ЮКОСа” в пенсионный фонд “Петролеум”, счета которого арестованы в Швейцарии. Все деньги от операций по этим акциям идут на пенсионное обеспечение всех пенсионеров “ЮКОСа”. Да, это мало. Но покажите мне еще одного российского олигарха, который бы сделал то же самое. Вы бы отдали 10% своих доходов?

ЗАЛОГ ПРЕДАННОСТИ И СОУЧАСТИЯ

- Как становятся олигархами? Юлий Дубов в “Большой пайке” и некоторые другие авторы пишут о начальном этапе. Вот человек жарит шашлыки, шьет джинсы... И вдруг - о чудо! - он уже олигарх, миллиардер, лицо, приближенное к власти? А промежуточный и очень важный этап выпал.

- Вообще-то, у нас олигархов не столь много. Гусинский и Березовский - бывшие олигархи, сидящий ныне Ходорковский и еще, может быть, несколько человек. Их мало, и у каждого свой путь, о каждом можно было бы книгу написать.

- В 2008 году - какие нам светят кремлевские ноу-хау?

- Я полагаю, что Путин у власти останется, поскольку власть у нас уже авторитарная. И эта власть - заложник совершенных ею ошибок.

- Каков будет механизм сохранения власти? Изменят Конституцию?

- Скорее всего, да, поскольку для этого сейчас, при таком парламенте, ничего не надо, кроме воли самого президента. Я даже искренне допускаю, что президент сейчас не хочет менять Конституцию. Но через три года может и захотеть.

Вокруг Путина просто нет людей, которым можно передать власть. Дело в том, что президент подбирает людей менее компетентных, чем он сам. Таков у нас способ руководства, увы. Любого человека из окружения Путина можно уволить, и никто его никуда не пристроит. Только президент является гарантией их благосостояния. Я не поклонница Романа Абрамовича, но, куда его ни уволь, он останется Романом Абрамовичем. Или Волошин - он найдет, куда свои мозги положить. А если уволят Сечина или Иванова, то я не знаю, какое место работы они себе смогут найти.

Некомпетентность является залогом преданности, коррумпированность - залогом соучастия во власти. Вообще, если вокруг умные, то с умными можно договориться, а с идиотом нельзя. Идиот тебе лижет сапог, но мечтает при этом доказать, что он себя сделал сам. Ну вот - дама из “Единой России”, ставшая гранд-дамой, поскольку ее губернатор на столе валял (не будем называть фамилий), приезжает к своему губернатору на аэродром и тычет пальчиком: а че он меня не встречает?

У человека ограниченного и глупого нет большего желания, чем доказать, что он умный и крутой. Любой человек, которого ВВП сделает президентом, первый разберется с ним самим. Так что эту палочку передавать некому.
Повторюсь: власть допустила столько ошибок и глупостей, за которые ей придется отвечать, что эти ребята не могут просто так взять да и расстаться с властью.

Беседовал Евгений ДАНИЛОВ
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика