центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+
37  (06/10/2010)

Содержание номера

Неправовое поле

“Шпаргалка” для допроса


Свидетели по “волгоградскому делу” показывают, что следствие оказывало на них давление




Допросы свидетелей по первому эпизоду обвинений против бывшего председателя Волгоградского облсовпрофа Вячеслава КОБОЗЕВА (на фото) принесли немало сюрпризов. Одна из свидетелей без "шпаргалки" в виде своих "показаний" из обвинительного заключения не смогла ничего вспомнить. А двое других показали, что следствие оказывало давление и на них лично, и на исполком. О подробностях "Солидарность" повествует из зала суда.

Профсоюзы продолжают считать обвинения, выдвинутые против Вячеслава Кобозева, необоснованными

Напомним читателям суть рассматриваемого сейчас в суде эпизода обвинения. Вячеслава Кобозева обвиняют в незаконном отчуждении имущества Волгоградского облсовпрофа. Облсовпрофу принадлежит 15-этажное здание на улице Советской, дом 5. Распоряжался зданием Фонд по управлению собственностью волгоградских профсоюзов - оно было передано ему в управление. В 2004 году к Кобозеву обратились инвесторы с предложением из нежилого подвала сделать ресторан, поскольку подвал, кроме расходов на содержание и уборку, профсоюзам ничего не приносил. А ресторан принес бы доход и решил бы проблему питания сотрудников. По инициативе инвестора было создано ООО "Туркестан", куда облсовпроф в качестве одного из учредителей внес 40% уставного капитала в виде самого помещения. Инвестор взял кредит под проект, но вернуть не смог. И в апреле 2006 года в связи с критической финансовой ситуацией в ООО "Туркестан" исполком облсовпрофа одобрил продажу подвала. Ремонтные работы в подвале к тому времени еще не были закончены. Затем, в 2006 году, ООО "Туркестан" продало помещение ООО "Евростиль", а ООО "Евростиль" продало помещение ООО "Сияние". Сейчас в этом подвале успешно функционирует ресторан "Чешский двор".

ЛОЖНАЯ ПАМЯТЬ

В прошлой публикации ("Солидарность № 36, 2010) сообщалось, что первые свидетели по эпизоду отчуждения подвала, бывший руководитель Фонда по управлению собственностью волгоградских профсоюзов Валерий Безруков и главный бухгалтер облсовпрофа Татьяна Бондаренко, оказались якобы не в курсе создания ООО "Туркестан" и ведения ремонтных работ в подвале. Первый, несмотря на то, что именно в его ведении находилось имущество профсоюзов, почему-то не знал, что в составе этого имущества были какие-то изменения. Столь же прискорбную неосведомленность явила суду и главный бухгалтер - Татьяна Бондаренко утверждала, что не знала не только о создании ООО "Туркестан", но и об отчуждении помещения, "потому что имуществом распоряжался фонд" (отметим, что выделить часть здания для отчуждения мог только собственник, то есть облсовпроф, а не Фонд). Более того, по словам главбуха выходило, что свидетельство о праве собственности на здание (этот документ она выдавала под расписку представителю "Волго-Дон-Банка" Светлане Ивендиковой) не менялось - то есть все здание, в том числе подвал, по-прежнему принадлежит профсоюзам. А о том, принималось ли исполкомом в 2004 году решение о передаче имущества облсовпрофа в уставной капитал ООО "Туркестан", главный бухгалтер заявила, что на заседаниях присутствовала, но обсуждения вопросов не слышала.

Такие же проблемы с памятью возникли и у других свидетелей. Например, Федор Сосин, председатель обкома профсоюза работников автомобильного и сельхозмашиностроения, не помнит ни обсуждения вопроса о подвале на заседаниях исполкома, ни увольнения руководителя Фонда по управлению собственностью волгоградских профсоюзов Валерия Безрукова. Правда, выяснилось, что сын Федора Сосина при новом председателе облсовпрофа из работника обкома стал заместителем председателя облсовпрофа и, как говорит защита Кобозева, тоже теперь "курирует вопросы собственности".

Не смог вспомнить, обсуждалась ли судьба подвала на заседаниях исполкома, и Алексей Шибаев, председатель обкома профсоюза работников лесных отраслей. Правда, он сам признался, что вопросы собственности не считает основополагающими: "Профсоюз в первую очередь занимается социальными проблемами, а не вопросами собственности. В решении последних вопросов полностью доверял Попечительскому совету, исполкому и председателю. Кобозеву доверял полностью и до сих пор считаю его хорошим профессионалом и хорошим организатором". Зато он хорошо помнит, за что был уволен руководитель Фонда имущества Безруков: "Его деятельность вызвала недоверие, и ее обсуждали на исполкоме. Касалось это вопросов собственности - мастерских, гаражей... Он ничего не отрицал, и ему предложили уволиться по собственному желанию".

Очень бодро на вопросы начала отвечать свидетель Валентина Андрющина, ведущий специалист общего отдела. Такой прыти от женщины в солидном возрасте (ей уже за 70 лет) никто не ожидал. Удивление продлилось до тех пор, пока не стало заметно, что она ЗАЧИТЫВАЕТ свои показания. Листки пришлось предъявить.

- Это же ее показания из обвинительного заключения! - возмутилась защита.

- Кто вам дал эти листки? - спросил судья.

- Не могу объяснить, - отвечала женщина, - но они у меня еще давно, еще со времени следственного комитета.

Отобранная "шпаргалка" несколько изменила тон допроса свидетеля. На дальнейшие расспросы о том, помнит ли она постановления исполкома 2004 и 2006 годов, Валентина Андрющина отвечала: "Можно ли вспомнить то, что было в 2004 году или в 2006-м? У нас ежегодно принимается около 200 постановлений, а сколько лет прошло?.." Это, в общем, наводит на размышления: а что она могла вспомнить всего лишь полгода назад на допросах следствия? Ответ был таков: "Показания у меня были другие, потому что к Следственному комитету я тогда не подготовилась".

ДАВЛЕНИЕ СЛЕДСТВИЯ

Оксана Арискина, выполнявшая пять лет назад обязанности управляющей делами облсовпрофа, постановление помнит. Она сама давала ему номер и ходила вместе со Светланой Ивендиковой, сотрудницей банка, регистрировать передачу подвала ООО "Туркестан". Помнит она также и давление на нее следствия. Причем, по словам Арискиной, мало того что следователи хотели получить от нее вполне определенные показания, так еще она получала угрозы по телефону.

- С жалобами вы не обращались, значит, эти утверждения голословны, - отрезала прокурор.

Впрочем, одного из последующих свидетелей, Юрия Ломакина, председателя территориальной организации "Межрегиональный профессиональный союз работников предприятий пищевой, перерабатывающей и смежных видов экономической деятельности РФ", несмотря на протесты прокурора, судья Дмитрий Алтухов весьма подробно расспросил о методах следствия. По словам Ломакина, на заседаниях исполкома присутствовали и следователи, и представители ФСБ.

- Что за следователь был?

- Не помню. Они раза два присутствовали на заседаниях исполкома. Мы спрашивали, на каких основаниях они приходят. А они: "У вас, что? Закрытая сходка? У вас же общественная организация, вот мы и пришли".

По словам Ломакина, следователи предлагали проявить "гражданскую сознательность": "Если он (Кобозев. - П.С.) вор, значит, вы с ним, раз не подписываете (по всей видимости, имеется в виду согласие на возбуждение преследования Вячеслава Кобозева. - П.С.)".

Причем, по утверждению председателя теркома профсоюза, на допросах давление не прекращалось: "Дело в том, что с самого начала началось формирование мнения. На допросах. Оказывалось лично на меня давление или нет? Давайте посмотрим, давление это или не давление. Постоянно вызывали на 5 часов вечера, зимой, после работы. Я с 8 часов работаю, в 5 прихожу на допрос, полтора часа высиживаю на стульчике, потом до 10, до 11 вечера у меня спрашивают: "Господин Ломакин, а помните вы, что 11 апреля 2006 года было заседание исполкома, там был такой вопрос?" Я говорю: "Я не помню". Он пишет: "Заседания не было". Заканчивается этот эпизод через три часа, когда следователь говорит: "Ну и ладно, все подписали, а твое мнение ни на что особо не влияет". Как это расценивать?!"

По словам Ломакина, о строительстве ресторана знали все. В детали никто не вдавался, но само собой разумеющимся казалось, что строительство общепита облсовпрофу будет только на руку. "Я знал, что собственность облсовпрофа вносилась уставным капиталом в различные ООО".

- Мог ли облсовпроф сам строить ресторан? - спрашивала защита.

- Нет. Согласно отчетам финансистов средства у нас всегда были на грани выживания. Любой проект превысил бы финансовые возможности организации. Без вливаний, без инвесторов - никак. Это постоянная практика. К примеру, на последнем исполкоме обсуждался заем 25 млн рублей для строительства VIP-зала в одном из санаториев.

Также, по словам Ломакина, информацию о "преступлениях" Кобозева члены исполкома узнавали в основном от следователей и из новостей волгоградского информ-агентства "Высота 102,0".

ЕВРОСТИЛИСТИКА

В 2006 году ремонт в подвале был еще не окончен. Зато была закрыта кредитная линия банка, и появились претензии кредиторов: второй учредитель ООО "Туркестан" - ООО "Ашада" - брал кредиты, которые не мог отдать до введения ресторана в эксплуатацию. Кредиторы могли забрать подвал. При этом, что немаловажно, облсовпроф фактически никак не мог повлиять на ситуацию - у него было всего 40% уставного капитала, и ООО "Ашада" со своими 60% могло принимать какие угодно решения. В тот момент помещение и было продано ООО "Евростиль".

- Ко мне обратился Вячеслав Кобозев и просил придумать, как спасти профсоюзную собственность, - показывает на суде Сергей Лебедев, директор Фонда содействию туризму при Волгоградском областном совете профсоюзов (и по совместительству - генеральный директор Туристическо-эксплуатационной компании (ТЭК) "Турист", которая арендует у фонда имущество). - Я дал указание своему юристу Попову проработать варианты, при помощи которых можно было бы вывести профсоюзную собственность из-под удара. В результате работы было создано ООО "Евростиль", одним из учредителей которого стал мой водитель Лизунов.

Сам Александр Попов, заместитель Лебедева в ООО "ТЭК "Турист" (впрочем, еще и брат жены Лебедева, что сам назвал "дальним родством"), отрицает, что он разработал схему "увода" помещения из ООО "Туркестан". Дескать, он только "комментировал варианты". Но он не отрицает, что Вячеслав Кобозев предлагал внести имущество в качестве имущественной доли в другое предприятие. Однако сам Попов сказал, что это не гарантирует сохранности помещения в случае претензии кредиторов. Кроме того, другой учредитель "Туркестана", ООО "Ашада", вряд ли бы согласился вот так запросто отдать помещение, оставив себе только долги, тем более что у него была возможность единолично решать все вопросы.

В общем, так и родилось ООО "Евростиль", куда путем сделки купли-продажи и должен был "уйти" подвал. Учредителями ПОЧЕМУ-ТО стали водитель Лебедева Лизунов и некая Княжеченко, пожилая женщина, которую так никто и не увидел. (В СМИ представлена версия, что Княжеченко - мать Светланы Ивендиковой.)

- Почему остановились на кандидатуре Лизунова?

- Потому что он первым попался из курящих, - отвечает Попов. Однако при этом юрист утверждает, что Лизунов был полностью подконтролен ему и Лебедеву. То есть Лизунов фактически просто ставил подписи в указанных местах. Всем занимался Попов.

ООО "Евростиль" купило помещение у ООО "Туркестан" за 2 млн рублей. По словам Попова, "цена была сформирована так, чтобы покрыть убытки". То есть "Туркестану" была дана возможность расплатиться с долгами и закрыться с нулевым балансом. Откуда у "Евростиля" появились деньги на расчетном счете? Их одолжила обществу учредитель Княжеченко. "Был оформлен договор займа ("Евростилем". - П.С.) у учредителя, - говорит юрист. - Мне привезли деньги наличными к банку, и там я внес их на расчетный счет ООО "Евростиль".

Больше, по словам Попова, он не занимался делами этого общества. В процессе дальнейшей продажи помещения "Евростилем" ООО "Сияние" он не участвовал, сделку не оформлял. Деньги, полученные "Евростилем" за подвал, он "наличными вместе со всеми документами и печатью ("Евростиля". - П.С.) отдал Кобозеву в одном пакете" в 2006 году. "Документов на закрытие или реорганизацию организации не делал", а получив запрос из налоговой службы, в котором спрашивалось, почему у ООО "Евростиль" образовалась задолженность, просто выкинул его в мусорную корзину.

Только вот во время обысков были найдены документы, в которых ООО "Евростиль" в 2007 и 2008 годах арендует помещение в гостинице "Турист". Изъяты документы были в "Туристе", той самой профсоюзной гостинице, куда ООО "ТЭК "Турист" "привлекает гостей". Откуда в гостинице появились договоры, на которых стоит печать, якобы отданная в 2006 году Кобозеву, ни Лебедев, ни Попов "не могут объяснить". Еще менее убедительным выглядит объяснение, почему деньги, поступившие на счет "Евростиля" от "Сияния", не были направлены на погашение долга перед учредителем Княжеченко, а были обналичены и якобы отданы Кобозеву. По словам Попова, Сергей Лебедев расстроился, что помещение ушло и он не смог стать одним из инвесторов в строящемся ресторане, и поэтому было решено "умыть руки".

КОММЕНТАРИЙ АДВОКАТА

- Подводя черту, что на сегодня мы имеем в суде? - комментирует серию допросов свидетелей адвокат Кобозева Андрей Алешин. - Версия следствия не подтверждается. Многие свидетели дают откровенно ложные показания. В первую очередь - свидетели Бондаренко и Безруков. Такие сделки никак не могут пройти мимо бухгалтерской отчетности, и главбух не могла "ничего не знать". А показания Безрукова опровергаются, в частности, материалами из арбитражного дела, которые истребованы по нашему ходатайству судом. В этих документах фигурирует ООО "Сияние", о котором он (Безруков) "ничего не знал" на последнем допросе в суде. Пока нельзя считать установленным факт того, было ли обсуждение вопроса на заседании исполкома в 2004 году: одни говорят "да", другие - "нет". Но надо признать, что фактическая передача подвала в уставный капитал ООО "Туркестан" произошла только 28 января 2005 года, и в тот момент у Кобозева были полномочия единолично решать все имущественные вопросы. То есть юридически значения уже не имеет, обсуждалось ли это исполкомом. Отмечу, что суд в лице председательствующего по делу федерального судьи Дмитрия Алтухова очень внимательно относится к представляемым сторонами доказательствам и всесторонне их исследует.

На глазах меняется фактическая сторона дела, отличающаяся от версии обвинения по данному эпизоду, - считает юрист. - И выясняется, что собственные интересы в этом деле были у совершенно разных людей. Из тени выходит некая фигура банкира Евсеева, по крайней мере, через лиц, которые его представляли. Есть все основания полагать, что инициатором данного процесса был Безруков, и он был в теневом сговоре с банкиром Евсеевым. Безруков также в суде показал, что часто не выполнял указания Кобозева. Это нормально, что банкир хочет сделать инвестиции, другой вопрос - какова роль Кобозева в этой ситуации? Мы полагаем, что Кобозев не мог оценить всех последствий: он не обладает юридическими знаниями, да и объект этот настолько мал в структуре собственности, что просто не рассматривался достаточно серьезно. А вопросами инвестиций занимались как раз Безруков и Бондаренко. О Кобозеве же можно сказать лишь то, что при нем имел место факт того, что этот подвал из-за неудачного менеджерского управления стал собственностью другой структуры. Говорить о том, что кто-то этот подвал хотел похитить, по меньшей мере неверно.

ПОЗИЦИЯ ФНПР

Профсоюзы по-прежнему считают, что подоплека у "дела Кобозева" не экономическая и не хозяйственная, а политическая. Имели место грубые нарушения прав как Вячеслава Кобозева, так и профсоюзов в целом, и следствие носило ярко выраженный заказной характер. Профсоюзы уверены, что суд восстановит нарушенные права. "Солидарность" будет следить за развитием событий и информировать читателей.

Полина САМОЙЛОВА
2010-10-07 04:03:14


Комментарии: